Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую эру в истории человечества. Революция, «совершенная рабочими и планы мероприятий поэтапного внедрения гто крестьянами России под руководством Коммунистической партии во главе с В. И. Лениным, — записано в Конституции СССР, — свергла власть капиталистов и помещиков, разбила оковы угнетения, установила диктатуру пролетариата и создала Советское государство — государство нового типа, основное орудие защиты революционных завоеваний, строительства социализма и коммунизма. Начался всемирно-исторический поворот человечества от капитализма к социализму» (Конституция Союза Советских Социалистических Республик, М., 1978, с. 3). Началось строительство об-ва, свободного от эксплуатации человека человеком, обеспечивающего растущие материальные и духовные потребности населения, гармоничное развитие личности.

Поставив перед собой благороднейшую и гуманнейшую цель — построение социального строя подлинного равноправия и справедливости — Коммунистическая партия и социалистическое государство постоянно боролись за осуществление преобразований в интересах охраны и укрепления здоровья народа, считая обеспечение высокого уровня благосостояния, здоровья и творческого долголетия каждого человека основной целью политического, социального и экономического развития общества. В. И. Ленин и его ближайшие соратники еще в конце 19 — начале 20 в. разработали и сформулировали теоретические основы и организационные принципы социалистического здравоохранения, оставшиеся незыблемыми до настоящего времени.

Первая страница первой советской медицинской газеты, 1918 г. Первая страница первой советской медицинской газеты, 1918 г.

После завоевания политической власти КПСС поставила вопросы охраны здоровья в ранг важнейших государственных задач: было обеспечено государственное руководство и финансирование служб здравоохранения и мед. науки, а также созданы условия для их планомерного раз вития, определены задачи и ответственность всех ин-тов государства за сохранение и укрепление здоровья населения, провозглашена бесплатность и общедоступность квалифицированной медпомощи, профилактическая направленность здравоохранения.

Создание социалистической подлинно народной системы здравоохранения стало возможным лишь благодаря коренным социальным, экономическим и культурным преобразованиям, превратившим нашу страну из отсталой, преимущественно аграрной, в передовую индустриальную державу.

Титульный лист брошюры Н. А. Семашко «Советская власть и народное здоровье», 1920 г. Титульный лист брошюры Н. А. Семашко «Советская власть и народное здоровье», 1920 г.

Осуществление целей и принципов советского здравоохранения базировалось и базируется на достижениях мед. науки и техники. Более того, органическая связь мед. науки и практики здравоохранения, внедрение научных достижений в мед. практику для обеспечения высокого уровня здоровья населения, профилактики и лечения заболеваний стали одним из важнейших теоретических и организационных принципов здравоохранения социалистического об-ва. В этом смысле понятие «медицина социалистического общества» означает единство мед. науки и практики здравоохранения, мед. наука рассматривается как органическая часть системы социалистического здравоохранения. Предпосылкой такого единства стало освобождение науки от капиталистической эксплуатации. «...Только социализм, — писал В. И. Ленин,— освободит науку от ее буржуазных пут, от ее порабощения капиталу, от ее рабства перед интересами грязного капиталистического корыстолюбия» (В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5-е изд., т. 36., с. 381). Лишь при социализме возможен прочный творческий союз представителей науки и людей труда, наука становится средством строительства новой жизни,, орудием борьбы с отсталостью, болезнями. «Сотрудничество представителей науки и рабочих, — только такое сотрудничество, — говорил В.И. Ленин на II Всероссийском съезде работников медико-санитарного труда 1 марта 1920 г., — будет в состоянии уничтожить весь гнет нищеты, болезней, грязи» (В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5-е изд., т. 40, с, 189). Впервые в истории противоречия между развивающейся наукой и практикой здравоохранения, характерные для капитализма, перестали существовать. Цели и задачи мед. науки совпали с задачами охраны здоровья народа.

Политика, проводимая КПСС и Правительством СССР, обеспечила создание новой социальной базы развития здравоохранения и мед. науки. Наука стала служить интересам народа и обрела подлинно демократическую основу для своего развития. Культурная революция, всеобщее повышение грамотности населения открыли доступ в вузы и научные учреждения сотням тысяч способных людей, представителям всех наций и народностей. За короткий срок была создана сеть мёд. научно-исследовательских учреждений, гл. обр. за счет организации не вых научно-исследовательских ин-тов и самостоятельных лабораторий.

Принципиально важным для развития советской мед. науки явилось создание комплексных научно-исследовательских учреждений, внутри которых осуществлялась координация исследовательской деятельности по основным проблемам М. и здравоохранения. Так, сразу же после образования Ученого медицинского совета Наркомздрава (1918) на повестку дня стал вопрос о создании научно-практического центра, в к-ром бы разрешались различные вопросы, возникающие в деятельности Наркомздрава. В 1920 г. в Москве был организован Государственный научный ин-т народного здравоохранения (ГИНЗ), постепенно объединивший 8 крупных научно-исследовательских ин-тов по актуальным проблемам биологии, биохимии, микробиологии, эпидемиологии и др. Параллельно большая научная работа велась в другом крупнейшем комплексном мед. научно-исследовательском учреждении — Ин-те экспериментальной медицины в Петрограде. С 1 января 1918 г. в нем начал работать эпидемиол, отдел во главе с Д. К. Заболотным; ведущим подразделением ин-та был физиол, отдел, который возглавлял Й. П. Павлов. Одновременно создавалась сеть самостоятельных научно-исследовательских учреждений медико-биологического, клинического и санитарнопрофилактическо го профиля, открытие которых было вызвано необходимостью решения важнейших задач оздоровления населения и перспективными проблемами науки в связи с ее ускоряющимся развитием и дальнейшей специализацией. В одних случаях осуществлялась дифференциация научных учреждений по более узкому профилю для более углубленной разработки назревших проблем. Так, в 1930 г. ГИНЗ был реорганизован, и входившие в него учреждения выделились в самостоятельные научные исследовательские ин-ты. В других — назревала потребность интеграции усилий научных учреждений одного направления. Так, на основе постановления СНК СССР от 15 октября 1932 г. Государственный ин-т экспериментальной медицины Наркомздрава РСФСР был реорганизован во Всесоюзный ин-т экспериментальной медицины при СНК СССР. Это мероприятие было осуществлено с целью «всестороннего изучения организма человека на основе современной теории и практики медицинских наук и для изыскания новых методов исследования, лечения и профилактики на основе новейших достижений в области биологии, химии, физики и технической реконструкции специального оборудования лабораторий и клиник». В момент организации это многопрофильное научное учреждение состояло из 37 отделов, лабораторий и клиник.

Новые задачи в области мед. науки выдвинула Великая Отечественная война. В этот период научные исследования были направлены на повышение эффективности лечения раненых и больных, предотвращение эпидемий инфекционных болезней, решение вопросов сан.-гиг. обеспечения фронта и тыла и др. Организационно эта работа планировалась и направлялась Ученым медицинским советом и Госпитальным советом Наркомздрава СССР (см. Медицина военная).

В 1944 г. в целях более успешного развития мед. науки решением правительства была учреждена Академия медицинских наук СССР (см.), к-рая объединила крупнейших ученых страны и стала подлинным штабом советской мед. науки. Создание новых научных учреждений продолжается. Только с 1968 по 1976 г. было организовано 15 научно-исследовательских ин-тов М3 СССР и АМН СССР и 8 ин-тов республиканского значения, созданы крупнейшие комплексные научные центры, такие как Онкологический научный центр, Кардиологический научный центр. Образовано Сибирское отделение АМН СССР, в состав к-рого вошли Ин-т клинической и экспериментальной медицины в Новосибирске, Ин-т медицинских проблем Севера в Красноярске, Ин-т комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний и др.

Медицина в Советском Союзе стала частью государственной системы социально-экономического развития. Создана система планирования, координации, управления наукой, Общая ответственность за развитие науки и техники возлагается на советы министров и их органы (комитеты, комиссии, советы по науке и технике); функции планирования и координации научных исследований возлагаются на президиумы академий наук, министерства здравоохранения и их учет ные советы. Создаются соответствующие проблемные советы, комиссии при органах управления здравоохранением, академиях наук, научных ин-тах и центрах. Задача этих учреждений разработать планы и программы, в т. ч. долгосрочные, программно-целевого развития науки, осуществлять координацию, контроль за исполнением и внедрением результатов научных исследований в практику. Так, штабом мед. науки в СССР является АМН СССР, в составе к-рой в 1979 г. состояли 110 академиков и 153 члена-корреспондента. Президиум АМН СССР через свои органы (научные советы и проблемные комиссии, создаваемые на базе головных ин-тов) осуществляет совместно с Ученым медицинским советом М3 СССР управление мед. исследованиями — планирование, координацию, прогнозирование, оценку, контроль. В масштабах союзных республик аналогичные функции возложены на ученые медицинские советы министерств здравоохранения. Президиум АМН СССР опирается также на свои территориальные филиалы и отделения (Сибирское отделение и др.).

Академик А. Н. Бакулев ведет заседание Президиума АМН СССР. Академик А. Н. Бакулев ведет заседание Президиума АМН СССР.

Государственные органы по организации и управлению научными исследованиями — инструмент связи науки и практики. М3 СССР контролирует осуществление плана внедрения новых методов и средств профилактики, диагностики, лечения заболеваний. В М3 СССР имеется специальное управление по внедрению новых лекарственных средств и мед. техники; контроль за внедрением научных достижений в практику — одна из важнейших задач Ученого медицинского совета. Эффективным рычагом организации и координации связи мед. науки с практикой является деятельность научных мед. об-в и государственных органов, объединяющих и планирующих их работу (советы научных медицинских об-в при министерствах здравоохранения). Совет научных медицинских об-в М3 СССР координирует деятельность 38 союзных научных мед. об-в страны, проведение ими съездов, конференций, планы работы и сотрудничества с другими национальными об-вами и международными организациями.

Значение системы управления, координации и планирования научных исследований особенно усилилось в современный период научно-технической революции, когда наука стала непосредственной производительной силой и когда достижения науки и техники стали основными источниками дальнейшего прогресса экономики. Широкое комплексирование, кооперация, программноцелевое планирование, прогнозирование, системный подход и другие новейшие методы становятся предметом научных исследований и все более активно применяются в управлении производством, наукой и техникой. Встала задача все более широкого и эффективного использования преимуществ социалистического об-ва для развития науки и техники с целью ускорения научно-технического прогресса в интересах коммунистического строительства. Поставлена задача «органически соединить достижения научно-технической революции с преимуществами социалистической системы хозяйства, шире развить свои, присущие социализму, формы соединения науки с производством» (Л. И. Брежнев, Материалы XXIV съезда КПСС, М., 1971, с. 57).

Коммунистическая партия и социалистическое государство — подлинные творцы советской М. и социалистического здравоохранения. С первых дней Советской власти, даже в тяжелейшие годы войны, партия обеспечивала выделение на нужды здравоохранения максимально возможных средств, объем которых неуклонно возрастал по мере строительства социализма и роста экономической мощи страны. Интересы охраны здоровья народа и развития мед. науки на всех этапах развития Советского государства учитывались при решении всех без исключения народнохозяйственных задач. Задачи партии и государства в области охраны здоровья народа занимали и занимают видное место в программах КПСС, Конституции СССР и других основополагающих законодательных актах, директивных документах, определяющих ведущие направления социально-экономического развития нашей страны. Кроме того, ЦК КПСС и Правительство СССР периодически издают постановления, в которых определяются задачи здравоохранения и его отдельных отраслей на определенных этапах развития страны и указываются конкретные пути их успешного разрешения.

Основные этапы развития советской М. и здравоохранения, роль В. И. Ленина в становлении и развитии мед. науки и здравоохранения, деятельность КПСС в области охраны здоровья народа на всех этапах социалистического строительства подробно освещены в статьях Здравоохранение, Коммунистическая партия Советского Союза, Ленин и здравоохранение. Поэтому настоящая глава статьи «Медицина» посвящена главным образом характеристике основных школ и направлений советской теоретической, клинической и профилактической медицины, описанию наиболее выдающихся достижений советских ученых, внесших значительный вклад в сокровищницу мировой науки и обусловивших высокий авторитет и мировое признание советской медицины. Такой замысел главы не позволил расположить материал даже в пределах соответствующих разделов главы в хронологическом порядке. Развитие отдельных школ и направлений в каждой области мед. исследований осуществлялось параллельно. Поэтому чисто хронологический принцип построения не дал бы возможности логически проследить пути развития каждого из этих направлений и, следовательно, показать их значение для мировой и отечественной медицины. Основные направления исследований в различных областях медицинских и мед.-биол, знаний прослежены в настоящей главе вплоть до середины 70-х гг. 20 в.

Содержание

Методологические основы советской медицины

После победы Великой Октябрьской социалистической революции сложились благоприятные условия для овладения медработниками передовой материалистической философией марксизма-ленинизма. В условиях непримиримой борьбы двух идеологий Коммунистическая партия Советского Союза, основываясь на кардинальных положениях марксизма-ленинизма, учила советских врачей соблюдению принципа партийности в М. Творческое применение марксистского философского материализма и марксистской диалектики обогатило М., позволило избежать односторонности, методологических ошибок, критически подходить к чуждым, несостоятельным концепциям, решительно бороться с проявлениями буржуазной идеологии.

«Марксизм-ленинизм, — говорил тов. Л. И. Брежнев с трибуны XXV съезда КПСС, — это единственная надежная основа для разработки правильной стратегии и тактики. Он дает нам понимание исторической перспективы, помогает определить направление социально-экономического и политического развития на долгие годы вперед, правильно ориентироваться в международных событиях. Сила марксизма-ленинизма в постоянном творческом развитии» (Л. И. Брежнев, Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976, с. 72). Обоснование и развитие теоретических основ и организационных принципов социалистического здравоохранения и мед. науки, а также создание на их базе социалистического здравоохранения и медицины развитого социалистического об-ва являются воплощением в жизнь марксистско-ленинского подхода к одной из важнейших функций социалистического государства, примером творческого развития теории и организации здравоохранения, марксистского понимания социальных проблем М.

Титульный лист книги Н. А. Семашко «Наука о здоровье общества». Титульный лист книги Н. А. Семашко «Наука о здоровье общества».

Методология марксизма-ленинизма позволила определить наиболее эффективные и перспективные направления развития М., и прежде всего социально-профилактическое направление как генеральную линию социальной политики партии и государства в области охраны и улучшения здоровья народа, как совокупность социально-экономических и мед. мероприятий, направленных на предупреждение возникновения заболеваний, искоренение самих причин болезней, оздоровление условий труда и быта, создание здорового, социалистического образа жизни населения. Эта методология дала возможность разработать четкую и действенную стратегию борьбы за улучшение здоровья народа, установить наиболее актуальные, узловые проблемы, решение которых с максимальной эффективностью обеспечивает достижение поставленных целей в деле охраны и подъема уровня здоровья народа, решении теоретических вопросов и конкретных задач мед. науки и практики здравоохранения. Огромное теоретическое и практическое значение имела марксистско-ленинская интерпретация таких социальных, общебиологических и философских проблем, как взаимоотношение организма и окружающей среды, соотношение социального и биологического, социальная природа человека, здоровья и болезни, целостность организма, ведущая роль нервной системы в обеспечении процессов жизнедеятельности и др. При рассмотрении узловых вопросов теории М., природы болезней и здоровья человек оценивается как продукт исторического развития, сплав врожденных и приобретенных свойств, биол, «матрица», к-рую формируют условия общественной жизни и его трудовая деятельность. Марксизм раскрыл природу человека как совокупность общественных отношений, как производительную силу (силу природы) и как носителя общественных отношений производства. Развиваясь как продукт и часть природы в неразрывной связи с окружающей средой, человек по мере познания законов природы и общественного развития воздействует на них, преобразует природу в соответствии со своими потребностями. Формируя свою общественную жизнь в процессе трудовой, производственной деятельности, человек создает различные типы производственных отношений, являясь сам их продуктом. Лишь производственные отношения в социалистическом об-ве несут человеку освобождение от эксплуатации, создают условия овладения природными силами и управления ими и социальной жизнью в интересах свободного, гармоничного творческого развития. Ф. Энгельс писал в «Анти-Дюринге», что при социализме «Условия жизни, окружающие людей и до сих пор над нами господствовавшие, теперь попадают под власть и контроль людей, которые впервые становятся действительными и сознательными повелителями природы, потому что они становятся господами своего собственного объединения в общество» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, 2-е изд., т. 20, с. 264).

Это марксистское положение является также ключом к пониманию природы здоровья и болезней как социально опосредованных категорий, происхождение и состояние которых зависят в конечном счете от способа общественного производства, от характера производственных отношений, от общественного и политического строя. Как показали работы классиков марксизма-ленинизма, об-во, основанное на эксплуатации человека человеком, калечит, уродует трудящегося, создает неблагоприятные социальные условия, пагубно отражающиеся на здоровье. В этом смысле капитализм является источником болезней, низкого уровня здоровья трудящихся. В. И. Ленин неоднократно указывал на социальные причины болезней при капитализме: «Тысячи и десятки тысяч людей, трудящихся всю жизнь над созданием чужого богатства, гибнут от голодовок и от постоянного недоедания, умирают преждевременно от болезней, порождаемых отвратительными условиями труда, нищенской обстановкой жилищ, недостатком отдыха» (В.П. Ленин, Полн. собр. соч., 5-е изд., т. 5, с. 14). Положения о социальной обусловленности здоровья и болезней, о первостепенной роли окружающей человека среды и условий жизни являются теоретическим фундаментом в разработке стратегии и политики охраны и укрепления здоровья населения в СССР, отправным пунктом формирования и развития социально-профилактического направления советской М. Особенно большое значение в понимании источников заболевания и определении мер борьбы с ними приобретает марксистское учение об образе жизни как исторически определенном типе жизнедеятельности, активности человека, роли социалистического образа жизни в сохранении и укреплении здоровья и том месте, к-рое занимает здравоохранение и мед. наука, их профилактическая направленность в формировании здорового образа жизни людей в социалистическом об-ве.

Марксистско-ленинская идеология позволяет всесторонне осмыслить и оценить значение важнейших медико-биологических проблем, помогает из массы фактов и наблюдений выбирать главные, определяющие явления и на этой основе формировать научно обоснованные, наиболее полно отражающие объективные взаимосвязи и обусловленности процессов направления и научные концепции, которые имеют определяющее для науки или ее отрасли теоретическое и не в меньшей степени практическое значение. «Нет ничего более практичного,— говорил тов. Л. И. Брежнев,— чем хорошая теория» (Л. И. Брежнев, Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976, с. 57). Одним из примеров такой концепции явилось учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности как основа прогрессивного физиол, направления М., получившего широкое развитие в СССР (см. Высшая нервная деятельность).

На основе марксистско-ленинской методологии М. в СССР успешно преодолевает ошибочные, односторонние взгляды, развивается в борьбе с проявлениями буржуазной идеологии. Преодоление метафизических и идеалистических взглядов по теоретическим проблемам М. сопровождало утверждение и строительство советского здравоохранения. В известной дискуссии о кризисе М. в 20-х гг., наступление к-рого доказывали многие видные медики Запада и некоторые отечественные ученые, Н. А. Семашко, 3. П. Соловьев и др. указывали на несостоятельность, метафизичность взглядов теоретиков, находящихся в плену буржуазной философии и социологии и не могущих понять и объяснить новые научные факты, если их трактовка не укладывается в привычное русло традиционных представлений. Если и происходил кризис, то он, как объяснил В. И. Ленин в своем труде «Материализм и эмпириокритицизм», явился кризисом методологии известной части естествоиспытателей, зашедшей в тупик перед лицом выдающихся открытий в физике, химии и других науках. Советские ученые-марксисты доказывали принципиальную невозможность кризиса М. социалистического об-ва, вооруженной революционной методологией марксизма-ленинизма. Они решительно выступали против метафизических взглядов некоторых отечественных ученых, буржуазных воззрений и теорий в медицине и здравоохранении, вели борьбу с такими ошибочными и реакционными в своей сущности учениями, как евгеника Гальтона, мальтузианство (см.) и т. п., с односторонним толкованием воздействия окружающей среды и адаптации, недооценивающим преобразующую деятельность человека, с идеалистическими, агностическими трактовками проблем наследственности, с кондиционализмом (см.) и позитивизмом в биологии и медицине, буржуазным объективизмом, влияние которых проявилось в публикациях и выступлениях некоторых советских ученых в 20-х гг.

Постановление Совнаркома Литовской ССР от 23 ноября 1940 г. о введении бесплатной медицинской помощи трудящимся республики. Постановление Совнаркома Литовской ССР от 23 ноября 1940 г. о введении бесплатной медицинской помощи трудящимся республики.

Методологический кризис естествоиспытателей, находящихся под воздействием буржуазной идеологии, продолжается и ныне. Он сказывается и в распространении таких теоретических воззрений, которые с позиций буржуазной философии и социологии интерпретируют узловые проблемы М. Буржуазные теории М., народонаселения, здравоохранения отражают общий кризис современного капитализма, кризис буржуазной идеологии, к-рая вынуждена маскировать свою реакционную сущность, менять обличье, приспосабливаться к новым условиям, призывать к компромиссам с коммунистической идеологией. Однако, как указал тов. Л. И. Брежнев, «в борьбе двух мировоззрений не может быть места нейтрализму и компромиссам» (Л. И. Брежнев, Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976, с. 74). В борьбе двух миров не может быть места никакой надклассовой или внеклассовой идеологии, к к-рой призывают буржуазные теоретики. «Поэтому,— подчеркивал В. И. Ленин,— всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной» (В. И. Ленин, Полн. собр. соч., 5-е изд., т. 6, с. 40). Эти указания в полной мере относятся к необходимости решительной и бескомпромиссной борьбы с буржуазными взглядами и теориями в М., которые все активнее используются идеологами антикоммунизма. Советские ученые на основе глубокого марксистско-ленинского анализа разоблачают реакционные взгляды представителей мальтузианства, неомальтузианства и других буржуазных биологизаторских, натуралистических концепций народонаселения, получивших новый стимул для распространения в связи с односторонним, пессимистическим толкованием так наз. демографического взрыва. По-прежнему в теоретических концепциях здравоохранения буржуазных ученых имеют место воззрения в духе социал-дарвинизма Спенсера (Н. Spencer) и его современного варианта — так наз. социальной экологии, к-рая паразитирует на плодотворно развиваемом экологическом направлении биологии и прогрессивных концепциях экологии человека. Все еще в ходу у наиболее реакционной части буржуазных теоретиков традиционные и обновленные концепции расизма, в т. ч. так наз. патернализм, психологический расизм и др.

Представители М. СССР и других социалистических стран вскрывают методологическую несостоятельность и ошибочность биологизации социальных явлений и метафизических концепций, абстрагирующихся от коренных социально-экономических и политических отличий современных общественных систем, распространяющих общественные противоречия капитализма и на социалистическое об-во. К числу таких концепций, в частности, относятся теории «болезней цивилизации» и «социальной дезадаптации», которые рассматривают современные экономически развитые страны как единое абстрактное об-во («индустриальное общество») и тем самым распространяют пороки буржуазной цивилизации, порожденные ею социальные причины болезней на все государства, в том числе на социалистические.

Советская М. является воплощением высоких гуманных и нравственно-этических черт, накопленных опытом развития мировой М. и отражающих требования морально-этического кодекса строителей коммунизма. В отличие от капиталистического об-ва, где высокие гуманные принципы врачебной этики и мед. деонтологии вступают в противоречие с частнокапиталистическими отношениями, мед. бизнесом, конкуренцией и погоней за доходами, в социалистической стране врач (как и любой другой медработник) освобожден от необходимости продавать свой труд, от любых форм частного предпринимательства. Отношения врача к пациентам и об-ву строятся на свободных, демократических началах, на действии правил и норм врачебной этики (см. Этика врачебная), мед. деонтологии (см. Деонтология медицинская) как специфическом, профессиональном выражении коммунистической морали и нравственности. По словам Н. А. Семашко, в условиях социализма врачебная этика — «это этика строителя коммунистического общества, это коммунистическая мораль, это истинно человеческая мораль, стоящая выше классовых противоречий».

Высокие моральные качества врача-гражданина, строителя коммунистического об-ва сочетаются с широким и свободным применением правил и норм врачебной этики и мед. деонтологии, которые, наряду с профессиональными целями в области диагностики и лечения заболеваний, служат общей для здравоохранения и государства задаче — охране и улучшению здоровья народа, основным принципам социалистического здравоохранения, его социально-профилактическому направлению. Медработник в социалистическом государстве не замыкается в узкопрофессиональные рамки и корпоративные интересы, не отгораживается от общественной жизни, он призван быть социальным работником, активным агитатором и пропагандистом социальных и политических устоев социализма. Врач в социалистическом об-ве как в профессиональном, так и социальном отношении пользуется всеобщим признанием и уважением. Десятки тысяч представителей мед. специальности избираются депутатами народных Советов, активно участвуют в деятельности органов государственного управления, общественных и партийных организаций.

Социалистическое об-во высоко оценивает заслуги ученых и практических работников здравоохранения, удостаивая их премий, наград, почетных званий.

Названные выше особенности и фундаментальные черты М. в СССР, воплощение в жизнь права на охрану и улучшение здоровья народа, забота социалистического об-ва, социальная политика КПСС, развитие на основе методологии марксизма-ленинизма высокогуманных норм и правил коммунистической морали и этики, принципов социалистического здравоохранения, социальнопрофилактического направления, единства мед. науки и практики здравоохранения на основе новой социальной, материально-технической и информационной базы, в условиях расширяющихся международных мед. связей, братского сотрудничества социалистических стран — характеризуют М. социалистического об-ва как качественно новый этап развития М.

Профилактическое направление советской медицины

Важнейшую особенность советской М. составляет профилактическое направление, для развития к-рого появились благоприятные возможности вследствие государственного характера здравоохранения, овладения методологией марксизма-ленинизма и других условий, открывшихся перед М. эпохи социализма.

Идея профилактики заболеваний высказывалась давно. Многие представители М. еще в досоциалистическую эпоху придавали большое значение профилактическим мерам, однако они понимали профилактику весьма ограниченно, сводя ее гл. обр. к личной профилактике (правила личной гигиены, рекомендации правильного образа жизни, профилактические прививки и т. п.). Хотя в основе такого представления лежали прогрессивные взгляды о ведущей роли неблагоприятных факторов окружающей среды в возникновении болезней, само понимание окружающей среды большинством врачей было односторонним и связывалось преимущественно с природными, биологическими аспектами этой проблемы, в лучшем случае с бытовыми и производственными условиями. Социальные факторы в широком смысле слова, имеющие очень часто решающее значение в происхождении болезней, не принимались в расчет, тем более что врачи не поднялись в ту пору до понимания роли производственных отношений в разрешении проблемы сохранения здоровья людей.

Профилактика не могла стать в буржуазном об-ве основным направлением в борьбе за здоровье людей, поскольку в условиях капитализма возможность проведения широких профилактических мер ограничена. Только возникновение новых, социалистических производственных отношений могло обеспечить возможность для проведения в жизнь профилактического направления в М. Это нашло яркое отражение в программе Коммунистической партии, принятой VIII съездом партии в марте 1919 г. В партийную программу был включен специальный раздел, посвященный охране народного здоровья. Профилактическое направление в широком смысле слова означало Конкретную активную форму заботы государства о здоровье народа. Такое понимание профилактического направления М. позволило активно внедрять методы профилактики в леч. работу, осуществлять синтез лечения и профилактики. В М. социалистического государства, впервые взявшего на себя ответственность за здоровье народа и создавшего условия для бесплатной общедоступной и высококвалифицированной медпомощи населению, профилактика приобрела общегосударственное значение, стала основой охраны и укрепления здоровья народа.

Осуществление профилактического направления в СССР слилось с задачей преобразования окружающей человека природной и социальной среды, превращения ее в источник освобожденного труда, полноценного отдыха, укрепления здоровья и активного долголетия. В СССР были разработаны и специфические формы профилактики, включающие осуществление общесанитарных мер по оздоровлению окружающей среды, условий быта и труда, особенно в ранних и начальных стадиях; контроль за выполнением сан. законодательства, гиг. нормативов, противоэпид, мероприятий; организацию сети леч.-проф, учреждений, домов отдыха, санаториев, детских домов, интернатов, яслей; проведение массовых профилактических осмотров; раннюю диагностику, выявление преморбидных состояний и их устранение, широкие меры, предупреждающие возникновение осложнений в клинике, психопрофилактику и др. Важнейшим средством синтеза профилактики и лечения явился диспансерный метод (см. Диспансер, Диспансеризация), получивший широкое распространение в б-цах, поликлиниках, в деятельности участковых врачей и других работников леч.-проф, учреждений, а также специальных учреждений — диспансеров (противотуберкулезных, кожно-венерологических, психоневрологических, онкологических и др.).

Целям профилактики служит санитарное просвещение (см.), проводимое медработниками всех профилей и всех учреждений в содружестве с массовыми общественными организациями. Профилактическая направленность проявляется в системе медицинского образования (см.), в тематике научных мед. исследований. В мед. учебных заведениях значительное место в программе преподавания отводится гигиене, эпидемиологии, социальной гигиене и организации здравоохранения, обучение к-рым обязательно для студентов-медиков независимо от профиля их будущей работы. Кроме того, большое внимание при преподавании клинических и теоретических дисциплин уделяется условиям и способам сохранения здоровья, предупреждения болезней, выявлению стертых форм заболеваний и преморбидных состояний. Этим же целям отвечает ознакомление студентов с учением отечественной физиологии и патологии о ведущей роли социальной и природной среды в жизнедеятельности организма в нормальном и болезненном его состоянии. Большое значение приобретают занятия студентов в амбулаторно-поликлинических учреждениях, где они обучаются ранней диагностике, выявлению начальных форм заболеваний, знакомятся с практическим применением методов диспансеризации. В научно-исследовательской деятельности в области М. первостепенное значение придается темам и проблемам, непосредственно связанным с профилактикой. К ведущим проблемам комплексных, научных мед. исследований относятся гигиена окружающей среды, населенных мест, гигиена и физиология труда, профилактика проф. заболеваний, гигиена детей школьного возраста и подростков, гиг. и физиол, основы рационального питания здорового и больного человека, профилактика промышленного, сельскохозяйственного и бытового травматизма, профилактика инф. заболеваний (в первую очередь детских инфекций), сердечно-сосудистых, опухолевых заболеваний и др.

Практическое осуществление профилактического направления всегда было связано с развитием мед. науки. Только «...познав все причины болезни, настоящая медицина,— говорил И. П. Павлов,— превращается в медицину будущего, т. е. в гигиену в широком смысле слова». Хотя установление причин болезней и способов их предупреждения-задача большинства мед. дисциплин, она стояла в первую очередь перед гигиеной (см.), микробиологией (см.), эпидемиологией (см.). Руководящей линией гигиены стала доктрина профилактического и физиологического направления М. в СССР, к-рая исходила из представлений, о целостности организма, единстве организма и среды. Советские гигиенисты внесли большой вклад в изучение социальных факторов окружающей среды, в разработку массовых государственных мероприятий, направленных на искоренение неблагоприятных социальных условий и вредных физических факторов окружающей среды. В гигиене и санитарии советского периода особенно наглядно проявилось их общественное направление. Если ранее гиг. наука представляла, как правило, единую дисциплину (общая гигиена), то с 20-х гг. на ее основе возник ряд отраслей гиг. знаний.

Памятник Н. А. Семашко, Москва. Памятник Н. А. Семашко, Москва.

Великая Октябрьская социалистическая революция явилась мощным стимулом развития социальной гигиены — комплексной научной дисциплины, изучающей влияние социально-экономических факторов на состояние здоровья населения и разрабатывающей меры по его охране и укреплению. «Социальная гигиена,— писал Н. А. Семашко,— изучает... вопросы оздоровления с социальной точки зрения, она намечает не только индивидуальные, но и социальные мероприятия, направленные к сохранению и восстановлению здоровья населения». Это отличает социальную гигиену от мед.-биол, и клин, дисциплин, изучающих организм здорового и больного индивидуума. Социальная гигиена тесно связана с общественными науками (политической экономией, социологией, демографией, общей теорией управления и др.) и сосредоточивает внимание преимущественно на социальных условиях, изучает соотношение социального и биологического в М.

В СССР основой социальной гигиены стала методология марксизма-ленинизма. Принципы радикального решения соц.-гиг. проблем были детально разработаны в трудах В.И. Ленина и включены в программные документы партии. Организационная база социальной гигиены — советская система здравоохранения, опирающаяся на социально-экономические преобразования об-ва, направленные на ликвидацию социальных источников патологии, и государственные мероприятия по охране общественного здоровья. Это определило характерную особенность развития социальной гигиены в условиях социализма — расширение ее задач и возможностей в разработке научных основ леч.-проф, и оздоровительных мероприятий, способствующих гармоничному развитию физических и духовных сил человека, максимальному продлению его жизни. Развитию социальной гигиены и внедрению профилактического направления в практическую врачебную деятельность и систему высшего мед. образования способствовала деятельность кафедр социальной гигиены, созданных в 1-м (Н. А. Семашко, 192,2) и 2-м (3. П. Соловьевым, 1923) московских ун-тах. В течение 20-х гг. кафедры социальной гигиены были созданы во всех высших мед. учебных заведениях.

Основоположники советской социальной гигиены Н. А. Семашко, 3. П. Соловьев, В. А. Обух и др., основываясь на марксистском положении о ведущей роли социальных условий в возникновении и предупреждении заболеваний, разработали теоретические основы советского здравоохранения и наметили социальные мероприятия, направленные на сохранение и восстановление здоровья населения. Проведение в жизнь профилактического направления М. стало возможным лишь после победы Великой Октябрьской социалистической революции, создавшей объективные условия для сохранения и улучшения здоровья народных масс.

Многие крупные гигиенисты СССР (А. H Сысин, А. В. Мольков, 3. Г. Френкель, П. А. Кувшинников, Г. А. Баткис и др.) способствовали научной разработке проблем социальной гигиены, особенно проблем демографии (см.), санитарной статистики (см.), организации здравоохранения, в частности диспансеризации, медицинского обслуживания городского и сельского населения; выступали против реакционных; теорий в здравоохранении и медицине. Развитие социальной гигиены сыграло значительную роль в деле воспитания врачей в духе марксистско-ленинского мировоззрения, в борьбе за становление профилактического направления советской М., в осуществлении синтеза лечебной и профилактической М.

Ведущим научно-исследовательским и методическим центром в области социальной гигиены был с 1923 по 1934 г. Государственный институт социальной гигиены, который возглавлял А. В. Мольков, а начиная с послевоенного периода—. Всесоюзный научно-исследовательский ин-т социальной гигиены и организации здравоохранения им. Н. А. Семашко М3 СССР. В 20-х — начале 30-х гг. были осуществлены многочисленные комплексные социально-гигиенические исследования здоровья рабочих, разработаны методы исследования, дано научное обоснование мероприятиям в области здравоохранения. В послевоенный период исследования в области социальной гигиены расширились, ее авторитет как науки укрепился и повысился. Социальные подходы в здравоохранении стали ведущими и пронизывают все области М.

Под руководством П. И. Куркина, С. А. Новосельского и других советских сан. статистиков были разработаны общие правила и формы медико-статистической регистрации и отчетности, созданы организационно-методические обоснования изучения заболеваемости населения и учета сети и деятельности мед. учреждений. Создана новая единая номенклатура болезней и причин смертности. Составленные С. А. Новосельским и В. В. Паевским таблицы смертности населения СССР показали влияние социалистического строя на удлинение продолжительности жизни в стране. Были предложены новые методы изучения летальности мигрирующих масс, детской смертности, рождаемости, статистического анализа, корреляции, изменчивости и связи отдельных демографических явлений между собой и с различными социальными факторами, разработан анамнестический метод в демографии. Использование этих методов и данных сан. статистики сыграло большую роль в деле охраны народного здоровья.

Всесоюзному научно-исследовательскому ин-ту социальной гигиены и организации здравоохранения им. Н. А. Семашко, а также кафедрам социальной гигиены и организации здравоохранения принадлежит заслуга в теоретической и организационной разработке ряда актуальных проблем организации советского здравоохранения. Коллективы ученых, руководимые А. Ф. Серенко, Ю. П. Лисицыным и другими, принимали активное участие в теоретическом обосновании и в практической разработке пятилетних планов развития здравоохранения, в решении актуальных проблем экономики и прогнозирования здравоохранения, а также управления здравоохранением. Значительное развитие получили разработка методических основ изучения здоровья населения, исследование потребностей и определение дифференцированных нормативов в различных видах леч.-проф, помощи.

С победой Великой Октябрьской социалистической революции гиг. науки получили широкое развитие; были созданы крупные научно-исследовательские ин-ты, возникло новое государственное сан. законодательство. Начался процесс дифференциации гиг. знаний с четким выделением специальных дисциплин: общей и коммунальной гигиены, гигиены труда и профессиональных заболеваний, гигиены детей и подростков, гигиены питания и др.

Опираясь на государственный характер здравоохранения в СССР, богатые традиции передовой отечественной гиг. школы, советские гигиенисты внесли значительный вклад в развитие всех отраслей гигиены (см.). Создателем школы советских гигиенистов является Г. В. Хлопин. Им разработаны многочисленные методики, получившие широкое применение не только в СССР, но и за рубежом. В его исследованиях по вопросам гигиены воды, сан. охраны водоисточников, очистки населенных мест, по гигиене питания, труда, профзаболеваний и др. ярко проявилось сочетание профилактического и экспериментального направлений М. Впервые в СССР Г. В. Хлопиным и его сотр. были заложены основы сан.-хим. защиты.

Значительным вкладом в решение актуальных проблем общей и коммунальной гигиены (см.) явилась деятельность А. Н. Сысина, А. Н. Марзеева, Н. К. Игнатова, Д. Н. Калюжного. Их исследования послужили основой для законодательства об охране водоемов, воздуха, почвы от загрязнений, для сан. правил и нормативов планировки городов и проектирования промышленных предприятий и значительно способствовали сан. благоустройству страны.

Принципы и основы гиг. нормирования вредных факторов окружающей среды успешно разрабатывали и внедряли советские гигиенисты A. Н. Сысин, А. Н. Марзеев, B. А. Рязанов и др. Успешно начатые в, 20-х гг. исследования, посвященные санитарной охране водоемов, были завершены постановлением правительства о сан. охране водопроводов и источников водоснабжения (1937). С. Н. Черкинский, 3. К. Могилевчик, H. Н. Литвинов и др. разработали методики сан. экспертизы спуска в водоемы сточных вод, предельно допустимые концентрации содержания ядовитых веществ в воде. Эти исследования стали основой для законодательства и правил сан. охраны водоемов, спуска сточных вод в водоемы, основой мер по ликвидации загрязнения водных источников (см. Санитарная охрана водоемов). Исследования советских гигиенистов послужили основой для разработки законодательных и практических мер по санитарной охране почвы (см.) и санитарной охране атмосферного воздуха (см.).

Сооружение крупных промышленных предприятий, гидроэлектростанций, освоение целинных и залежных земель потребовали проведения широких комплексных сан.-гиг. исследований. Были разработаны сан. условия планирования строительства и использования таких крупных гидротехнических сооружений, как канал им. Москвы, Волгоградская и Куйбышевская гидроэлектростанции, Цимлянское водохранилище, Волго-Донской канал им. В. И. Ленина, а также оздоровительные мероприятия и условия для обеспечения сан. благополучия этих мест.

Главной задачей коммунальной гигиены в 60—70-е гг. стало изучение влияния окружающей среды на человека в условиях населенных мест и разработка на этой основе гиг. нормативов и сан. мероприятий, направленных на обеспечение наиболее здоровых и благоприятных условий жизни населения. В связи с этим появилась необходимость более широкого изучения биол, действия различных (физических, химических и биологических) факторов окружающей среды в целях их гиг. нормирования. Концепция гиг. нормирования факторов окружающей среды, впервые в мире научно обоснованная советскими гигиенистами, получила всеобщее признание среди специалистов как стран социалистического содружества, так и капиталистических государств.

Советские гигиенисты проводят фундаментальные исследования, направленные на дальнейшее уточнение критериев вредности различных факторов, методов гиг. нормирования физ., хим. и биол, факторов окружающей среды при их изолированном и сочетанном действии на организм, методических подходов к установлению количественной зависимости показателей здоровья населения от воздействия вредных факторов окружающей среды. Исследования 60—70-х гг. позволили установить теоретические основы взаимодействия организма с различными факторами окружающей среды, благодаря чему гигиена получила возможность не только оценивать, но и прогнозировать сан. ситуации, не только изучать заболеваемость, обусловленную воздействием вредных факторов окружающей среды, но и прогнозировать ее. Так, выявлено количественное выражение зависимости времени наступления общетоксических и некоторых специфических эффектов от концентрации и режима воздействия хим. соединений и на этой основе предложены новые параметры оценки их опасности и классификации последней. Разработаны основы дифференцированной оценки степени загрязнения воздушной среды в зависимости от класса опасности вещества, длительности воздействия и уровня превышения нормативных величин. Установлены корреляционные связи между физ.-хим. свойствами веществ, их структурой и биол, действием, что позволило предложить расчетные методы установления ориентировочных безопасных уровней воздействия (ОБУВ) вредных веществ в атмосферном воздухе и воде водоемов (см. Предельно допустимые концентрации).

Разработана классификация степени токсичности и опасности хим. загрязнений воды водоемов. Эта классификация позволяет объективно устанавливать актуальность и очередность изучения биол, действия тех или иных хим. соединений. Предложен метод экстраполяции с животных на человека результатов экспериментального изучения общетоксического и гонадотропных эффектов хим. загрязнений воды, который повышает надежность устанавливаемых нормативов водно-санитарного законодательства СССР. Определены критерии вредности хим. загрязнений почвы с учетом их стабильности, растворимости, миграции в подземные воды, атмосферный воздух, растения и способности влиять на почвенный микробиоценоз.

Разработаны гиг. принципы функц, зонирования крупных промышленных регионов страны. Обоснованы дифференцированные требования к планировке и застройке городов в разных климатических зонах СССР. Изучены механизмы и закономерности биол, действия таких физических факторов внутрижилищной среды и селитебных территорий, как температура, влажность, подвижность, электрическое состояние воздушной среды, электромагнитные поля, шум, вибрация, ультрафиолетовое видимое и инфракрасное излучение, что позволило осуществить научно обоснованное их гиг. нормирование.

Наряду с разработкой теоретических основ гигиены окружающей среды проведены широкие экспериментальные и натурные исследования прикладного характера. Осуществлено широкое изучение ведущих отраслей промышленности, сельского хозяйства и транспорта как источников загрязнения окружающей среды, их влияния на условия жизни и здоровье населения. Дана гиг. оценка различных планировочных решений населенных мест, жилищного, гражданского и больничного строительства; современных средств санитарно-технического и светотехнического оборудования; новых методов получения питьевой воды путем опреснения высокоминерализованных и морских вод, искусственного пополнения подземных вод за счет поверхностного стока; новых способов очистки и обеззараживания питьевых и сточных вод, новых реагентов и полимерных материалов, используемых в практике водоснабжения, в гражданском строительстве, для изготовления одежды и обуви, а также бытовых хим. веществ.

Большая заслуга в достигнутых успехах принадлежит Ин-ту общей и коммунальной гигиены им. А. Н. Сысина АМН СССР, Киевскому ин-ту общей и коммунальной гигиены им. А. Н. Марзеева, Московскому ин-ту гигиены им. Ф. Ф. Эрисмана и др.

Охрана здоровья трудящихся, борьба за продление активного трудового долголетия стали важнейшим общегосударственным делом с первых дней существования нашего государства. Первые законодательные акты о введении 8-часового рабочего дня, обязательного часового обеденного перерыва, о государственном социальном страховании на случай утраты трудоспособности из-за болезни, инвалидности или по другим причинам, издание «Положения о технике безопасности и охране труда» и др. ярко свидетельствует о подлинной заботе Советского государства о здоровье трудящихся в СССР.

Разработка законодательства по охране труда и проведение в жизнь мероприятий, обеспечивающих благоприятные условия труда в различных производствах, уже в первые годы Советской власти потребовали широкого развития научных исследований в области гигиены труда и проф. патологии. В связи с индустриализацией страны во время первых пятилеток возникла необходимость в организации сети специализированных научно-исследовательских учреждений. В 1923 г. в Москве был создан Ин-т по изучению профессиональных заболеваний Мосгорздрава (ныне Научно-исследовательский ин-т гигиены труда и профессиональных заболеваний АМН СССР).

В связи с расширением масштабов научно-исследовательской работы в 1935 г. Ин-т гигиены труда и профессиональных заболеваний Мосгорздрава был объединен с Ин-том гигиены труда и промышленной санитарии Наркомздрава РСФСР и переименован в Центральный ин-т гигиены труда и профессиональных заболеваний им. В. А. Обуха Наркомздрава РСФСР.

Ин-ты гигиены труда и профзаболеваний проводили профилактическую работу по оздоровлению условий труда и быта на основе широких соц.-гиг. исследований и диспансеризации рабочих. Комплексное изучение условий труда и заболеваемости проводилось на предприятиях угольной, горнорудной, химической, металлургической, текстильной, кожевенной, машиностроительной и других отраслей промышленности. Большую роль в развитии гигиены и охраны труда в СССР сыграли исследования Д. П. Никольского, В. А. Левицкого, Н. А. Вигдорчика, С. И. Каплуна и др.

С. И. Каплун участвовал в создании проектов кодекса законов о труде, организовал первую кафедру гигиены труда в 1-м ММИ. Большая роль в развитии проф. патологии принадлежит организаторам первых клиник профзаболеваний И. Г. Гельману в Москве и Н. А. Вигдорчику в Ленинграде. Основные положения: гигиены труда, разработанные отечественными учеными, легли в основу комплексных клинико-гигиенических исследований и в значительной мере определили достижения клиники проф. болезней. В период первых пятилеток ин-ты принимали активное участие в рассмотрении проектов нового строительства в связи с задачами индустриализации страны. Во время Великой Отечественной войны они перебазировались на Восток страны, где проводили большую работу по оказанию научно-методической помощи МСЧ заводов по предупреждению отравлений, заболеваний и травм. Разрабатывались инструкции и методические рекомендации по безопасным методам работы, профилактике проф. заболеваний.

Новый этап, определивший дальнейшее развитие гигиены труда и проф. патологии, а также необходимость разработки научных основ промышленно-санитарного законодательства и гигиенического нормирования, методов профилактики и лечения профзаболеваний, начался после создания АМН СССР и включения в ее состав Московского ин-та гигиены труда и профзаболеваний, ставшего общесоюзным центром планирования и координации научных исследований по вопросам гигиены труда и проф. патологии в стране. В 1979 г. в СССР имелось 15 ин-тов этого профиля. Кроме того, изучение вопросов гигиены труда и проф. патологии ведется на специальных кафедрах мед. ин-тов и ин-тов усовершенствования врачей, на различных клин, кафедрах, в некоторых общегигиенических ин-тах, а также в специализированных лабораториях и отделах технологических ин-тов. Всего по проблеме «Научные основы гигиены труда и проф. патологии» работает более 100 учреждений.

В 50—70-е гг. значительному прогрессу в исследовании проблем гигиены труда и проф. патологии во многом способствовали работы A. А. Летавета, Л. К. Хоцянова, Н. С. Правдина, Н. В. Лазарева, B. К. Навроцкого, Г. X. Шахбазяна, К. П. Молоканова, Н. Ю. Тарасенко и др.

Научно-технический прогресс в народном хозяйстве, механизация и автоматизация производства, химизация народного хозяйства, использование в производстве последних достижений физики, химии, электроники и др. поставили перед гигиеной труда (см.) сложные проблемы охраны здоровья работающих. Основным направлением стала разработка теории гиг. нормирования неблагоприятных факторов производственной среды. Накопленные материалы позволили определить принципы и разработать методические подходы гиг. нормирования (пороговость всех видов действия химических и физических факторов, понятие о критериях вредности, примат мед. показателей перед технической достижимостью и др.). Выявлена роль режима воздействия вредных факторов, в частности отрицательное влияние интермиттирующего воздействия некоторых групп хим. веществ, электромагнитных полей, радиочастот, микроклимата, шума и других факторов. Обоснована необходимость учета отдаленных последствий воздействия различных факторов производственной среды (бластомогенного, эмбриотропного, мутагенного и других эффектов). Разработаны принципы и методы токсикометрии и подходы к обоснованию ПДК хим. веществ в воздухе рабочей зоны. Сформулированы основные принципы установления порогов вредного действия, обоснованы гиг. нормативы допустимых уровней содержания в воздухе рабочей зоны 900 хим. веществ и пылей. Получили развитие научные исследования по изучению комбинированного влияния производственных факторов.

Разработана энергетическая теория воздействия вибрации на организм. Установлены предельно допустимые уровни электромагнитных СВЧ-, УВЧ- и ВЧ-излучений, внедрены средства защиты работающих от вредного воздействия радиоволн.

Сформулированы сан, правила работы с радиоактивными веществами и источниками ионизирующих излучений. Внедрены в практику принципы защиты, планировки, отделки и оборудования рабочих помещений.

Большое внимание уделяется исследованиям по физиологии современных профессий в разработке комплекса мероприятий по повышению работоспособности, производительности труда и сохранению здоровья работающих, особенно это касается профессий, требующих разной степени умственного и нервно-эмоционального напряжения. Внедрены рациональные режимы труда и отдыха, разработаны физиол, критерии эргономических требований к нек-рым видам конструкций производственного оборудования. Начата разработка критериев проф, пригодности и проф. ориентации для лиц, поступающих на работу, где имеют место неблагоприятные производственные факторы. Сформулированы принципы оценки степени физической тяжести и нервной напряженности труда, уточнена и дополнена существующая классификация работ по тяжести, обоснованы ее критерии. Изучается влияние условий труда на состояние здоровья женщин с учетом особенностей женского организма. Разработаны методические рекомендации по гигиене труда лиц пенсионного возраста.

Основные направления работы в области профзаболеваний — изучение их патогенеза, разработка методов раннего выявления, предупреждения и лечения, а также исследования по научному обоснованию вопросов экспертизы трудоспособности.

Решения XXV съезда КПСС ставят новые задачи в области оздоровления труда. Необходимо разрешение таких назревших соц.-гиг. проблем, как улучшение условий труда женщин, лиц пожилого возраста, ликвидация ряда профзаболеваний и отравлений, профилактика утомления. Советская гиг. наука на всех этапах развития сельского хозяйства принимала участие в разработке гиг. принципов сельского строительства, организации с.-х. производства и других мероприятиях, способствующих оздоровлению условий труда и быта на селе. Первоначально, научные гиг. исследования касались вопросов планировки, застройки и сан. благоустройства населенных мест. Совместно с проектными организациями создавались экспериментальные поселки, различные типы жилых домов, общественных зданий и т. д.

Важное место занимали исследования в области сельского водоснабжения. Разработаны гиг. основы проектирования, строительства и эксплуатации групповых водопроводов, сан. правила по содержанию источников децентрализованного хозяйственно-питьевого водоснабжения. Параллельно рассматривались гиг. аспекты удаления и обезвреживания сточных вод и других отбросов.

Большой удельный вес занимали работы по гиг. нормированию условий труда с пестицидами в сельском хозяйстве. Проводились клин, наблюдения за состоянием здоровья населения в местах их применения. Особое внимание уделялось выявлению отдаленных последствий, действия пестицидов, изучению накопления их в отдельных звеньях биосферы, разработке методических подходов к разносторонней гиг. оценке различных препаратов.

Большие задачи решались в области гигиены и физиологии труда работников сельского хозяйства. Изучались условия труда с применением высокопроизводительной техники в полеводстве, животноводстве. Особое внимание уделено работе женщин-механизаторов и подростков. Даны гиг. рекомендации по рационализации и улучшению условий их обучения, определению проф. пригодности, мед. противопоказаний к работе и т. д.

Разрабатывается вопрос об условиях труда животноводов в крупных промышленных комплексах, где размещается большое поголовье скота с безвыгульным содержанием, перечень основных мероприятий по улучшению воздушной среды, совершенствованию машин и оборудования, механизации и автоматизации производственных процессов.

В решении проблемы гигиены села (см.) нашли отражение соц.-гиг. исследования, касающиеся охраны здоровья сельского населения. Изучались общая и проф. заболеваемость, травматизм, физическое развитие колхозников и рабочих совхозов различного профессионального профиля, условия их труда, быта, питания.

Число практических проблем гигиены села с каждым годом заметно расширяется. Многие из них стали неотъемлемой составной частью общего. плана социалистической реконструкции сельского хозяйства, условий труда и быта сельского населения. Решения КПСС и советского правительства открывает широкие перспективы для дальнейшего, усиления, охраны здоровья сельских тружеников, повышения работоспособности и продления их жизни.

Значительные успехи были достигнуты в ряде других областей гиг. науки, Исследования Г, В. Хлопина, Ф.,Г. Кроткова, Н. Ф. Галанина способствовали развитию военной гигиены и гигиены использования лучистой энергии (см. Гигиена военная, Радиационная гигиена).

Важной проблемой гигиены в СССР стало изучение акклиматизации человека к условиям холодного и жаркого климата (см, Акклиматизация), к-рая стала предметом доследований нескольких гигиенических ин-тов, работающих в контакте с арктическим ин-том Главсевморпути. В процессе изучения этой проблемы было выяснено влияние температурных факторов, недостаточности освещения, витаминной насыщенности пищевых продуктов и др.; рекомендован ряд оздоровительных мероприятий, позволяющих улучшить сан.-гиг. условия жизни населения арктических р-нов. Важным выводом исследований по акклиматизации явилось доказательство того, что ее можно регулировать путем изменения сан.-гиг. обстановки.

Уже в самом начале становления Советского государства начато изучение питания и внедрены принципы его нормирования. За годы. Советской власти фактически создана отечественная наука о питании, теоретической основой к-рой стали фундаментальные исследования по физиологии пищеварения, выполненные в последней, четверти 19 — начале 20 в. И. М. Сеченовым, И. П. Павловым и их сотр. Развитие гигиены питания в СССР — пример тесного сотрудничества науки и практики (см. Гигиена питания). Вопросы рационализации питания, защиты пищевых продуктов от загрязнений, а также гарантии их безвредности, эпидемиол. благополучия на предприятиях пищевой промышленности, общественного питания и торговли — вот те основные направления, по к-рым строилась работа в области гигиены питания. На всех этапах развития науки о питании особое внимание уделялось питанию детей и организованных групп населения. Состав пищевых продуктов, их питательная ценность, потребность в количестве и качестве пищи при различных условиях труда и быта лиц различных профессий, возрастов, населения разных климатических поясов, рационы и диеты для леч. питания, условия наиболее надежного хранения, технология производства продуктов питания и др.— все это было учтено при составлении норм и рационов питания, а также при многочисленных исследованиях, выполненных в ин-тах, на кафедрах гигиены питания и в клиниках леч. питания. В результате научной работы гигиенистов были выработаны правила и способы хранения пищевых продуктов, меры борьбы с пищевыми отравлениями.

Важным мероприятием, обеспечившим развитие науки о питании в первые годы Советской власти, явилось принятие еще в 1918 г. декрета об организации Российского пищевого научно-технического ин-та. Инициатором этого декрета был В. И. Ленин, проявлявший постоянный интерес к работам ин-та.

В. И. Ленин считал, что действительно научное решение проблемы рационального питания всех слоев населения, при к-ром нормой явится не число калорий, а количество и качество пищи, может быть достигнуто только в условиях социализма. В 1920 г. в составе ГИНЗ был организован Ин-т физиологий питания во главе с ближайшим учеником И. М. Сеченова М. Н. Шатерниковым. Уже в начале 20-х гг. на основе предложенного М. Н. Шатерниковым метода определения энерготрат организма были проведены исследования, позволившие получить объективные данные для нормирования питания, а также разработать первые физиол, нормы питания населения в зависимости от уровня энерготрат. В этой работе наряду с М. Н. Шатерниковым большое участие принял П. Н. Диатроптов. Полученные данные и легли в основу планирования питания населения страны в восстановительный период. В дальнейшем проблема обоснования рационального нормирования пищевой и энергетической ценности питания в зависимости от менявшихся условий жизни и деятельности населения продолжала изучаться. В результате многолетних исследований, проведенных сотрудниками Ин-та питания в 30—40-х гг., в экспедициях и непосредственно на производствах были разработаны и внедрены (1951) физиол, нормы питания для детей, подростков, а также для взрослого населения в зависимости от интенсивности труда. В 1968 г. Ин-том питания АМН СССР были предложены дополненные физиол, нормы питания. Исследования в области нормирования питания и разработки наиболее рациональных норм потребности в питательных веществах, витаминах и микроэлементах продолжались в 70-х гг. Так, напр., результаты научных исследований в области профилактического питания, проведенные в ряде научных учреждений страны, легли в основу действующих «Рекомендаций в области профилактического питания промышленных рабочих СССР». В них предусмотрено питание шахтеров, рабочих хим. промышленности, строителей Байкало-Амурской магистрали, некоторых категорий тружеников сельского хозяйства, учащихся профессионально-технических училищ и др.

С развитием сельского хозяйства, пищевой промышленности и общественного питания в науке о питании возникло много сложных теоретических и практических вопросов, решение которых было поручено созданному в 1930 г. Центральному ин-ту питания Наркомздрава РСФСР. С момента организации ин-та он становится ведущим учреждением по изучению всего комплекса Вопросов, связанных с наукой о питании, и центром, организующим и корректирующим эту область науки в нашей стране. В 30-х гг. был создан ряд зональных ин-тов питания в Одессе, Ленинграде, Харькове, Воронеже, Ростове-на-Дону, Иванове и Новосибирске. В Центральном ин-те питания в Москве, Одесском и Харьковском ин-тах питания были созданы специальные отделы витаминологии, ставшие крупными центрами по изучению хим. строения, обмена и биол, роли витаминов, а также проблем витаминной недостаточности и витаминотерапии. В 1936 г. по инициативе Б. А. Лаврова и М. Н. Шатерникова была создана Государственная контрольная витаминная станция, на базе к-рой в 1954 г. был организован Ин-т витаминологии М3 СССР.

Развитие советской витаминологии (см.) тесно связано с исследованиями Б. А. Лаврова, А. В. Палладина, Л. А. Черкеса и др. Исследования в области витаминологии охватывали разнообразные вопросы, касающиеся норм потребления витаминов в зависимости от возраста и особенностей труда, взаимосвязи с другими факторами питания. Важное практическое значение имели экспедиции в различные р-ны страны. В частности, была выявлена причина высокой эндемической заболеваемости пеллагрой в низинных р-нах Грузии, предложены и осуществлены мероприятия по ее ликвидации. Впервые были разработаны нормы суточной потребности человека в витаминах, введена обязательная C-витаминизация пищи в детских леч. и профилактических учреждениях; в б-цах для взрослых и родильных домах предусмотрено осуществление широкой витаминизации продуктов массового потребления, разработаны и приняты нормы закладки витаминов в пищевые продукты.

Одним из крупнейших достижений советской науки о питании является разработка биохимических и физиологических обоснований, а также сформулированная А. А. Покровским теория сбалансированного питания (см. Питание). Согласно этой теории обеспечение нормальной жизнедеятельности организма человека возможно при условии не только снабжения его адекватным количеством энергии питательных веществ, но и при соблюдении достаточно строгих взаимоотношений между многими незаменимыми факторами питания, Каждому из которых принадлежит специфическая роль в обмене веществ.

Теория сбалансированного питания оказала определяющее влияние как на теоретические представления о путях ассимиляции пищи, так и на решение важнейших практических проблем, связанных с обоснованием норм потребления пищевых продуктов населением страны и повышением биол, ценности природных продуктов, использованием пищи как мощного лечебного и профилактического фактора. Она была использована в качестве основы при разработке прогноза СЭВ «Основные направления научных исследований в области получения высококачественных продуктов питания на основе научных достижений сельского хозяйства, биологии, химии, биохимии и микробиологии», подготовленного под руководством Ин-та питания АМН СССР группой экспертов СЭВ и одобренного исполкомом СЭВ. В соответствии с этим прогнозом во второй половине 70-х гг. разработан ряд комбинированных продуктов повышенной биол, ценности, сформулирована концепция взаимодействия различных белковых компонентов пищи в процессе технологической обработки, продолжаются попытки разработки новых форм использования белков обезжиренного молока, боенской крови, семян масличных растений, несортовой рыбы и некоторых морских животных и водорослей. Перспективным представляется создание структурированных продуктов из этих белков. Проводятся систематические медико-биологические исследования по оценке принципиальной возможности и конкретных путей использования белков одноклеточных организмов, сосредоточенные на изучении процессов ассимиляции организмом животных различных видов дрожжей (включая дрожжи, выращиваемые на парафинах нефти), одноклеточных водорослей, непатогенных бактерий, мицелия микроскопических грибов, а также их биол, свойств, включая исследования общетоксических, канцерогенных, тератогенных, мутагенных эффектов и путей их метаболизма в организме животных.

Советская наука о питании на современном этапе развития базируется на фундаментальных исследованиях по физиологии и биохимии питания, направленных на решение общегигиенической задачи наиболее полного удовлетворения потребностей населения в пищевых веществах и энергии, на обоснование надежной системы защиты пищи от влияния вредных факторов окружающей среды. Организующая и руководящая роль в проведении всех этих исследований принадлежит Ин-ту питания АМН СССР и проблемной комиссии АМН СССР «Питание здорового и больного человека», в состав к-рой входят ведущие ученые из различных союзных республик.

Советский Союз — первая страна в мире, где создана стройная государственная система охраны здоровья матери и ребенка (см. Охрана материнства и детства). Первые организационные мероприятия по охране интересов матери и ребенка, улучшению материальных условий нуждающихся женщин, создание сети яслей, домов ребенка, детских консультаций проводились при активном участии выдающихся организаторов женского рабочего движения большевиков ленинской гвардии А. М. Коллонтай, Н. К. Крупской (1869—1939), В. М. Бонч-Бруевич (Величкиной). В организации системы охраны материнства большую роль играли видные прогрессивные ученые и врачи (А. А. Кисель, Г. Н. Сперанский, В. И. Молчанов, М. С. Маслов и др.). Активное участие в создании советской системы охраны материнства и младенчества на местах принимали О. П. Ногина, Е. Г. Карманова, О. Д. Соколова-Пономарева, Н. В. Мананникова, М. А. Шустова и др.

Для подготовки мед. кадров и разработки научных проблем охраны здоровья женщин и детей в 1922 г. в Москве был организован Центральный научно-исследовательский ин-т охраны материнства и младенчества. Одновременно такие ин-ты были созданы в Киеве и Харькове затем в Ленинграде, Ростове-на-Дону, Казани, Свердловске и других городах. С 1922 г. начал издаваться «Журнал по изучению раннего детского возраста», а с 1936 г.— «Вопросы педиатрии и охраны материнства и детства». В 1927 г. на базе показательной детской профилактической амбулатории Наркомздрава СССР (РСФСР) и ряда других детских учреждений был организован Ин-т охраны здоровья детей и подростков (ныне Московский научно-исследовательский ин-т педиатрии и детской хирургии М3 РСФСР). В 1979 г. в СССР имелось 22 научно-исследовательских ин-та педиатрии, акушерства и гинекологии, 315 кафедр педиатрии и 145 кафедр акушерства и гинекологии при мед. ин-тах и ин-тах усовершенствования врачей. Огромная сеть детских учреждений — молочных кухонь, яслей, консультаций, детских домов, детских амбулаторий, б-ц, санаториев, курортов — явилась материальной базой осуществления принципа профилактики в советской педиатрии. Поголовная фаговакциносеропрофилактика значительно снизила заболеваемость детей корью, коклюшем, скарлатиной, дифтерией, дизентерией и другими инфекциями; диспансерное наблюдение обеспечило раннюю диагностику этих заболеваний.

Государственная система охраны здоровья трудящейся женщины определила профилактическую направленность научных исследований и практической деятельности в области акушерства и гинекологии, включая организацию медпомощи женщинам и детям, наблюдение за беременными женщинами, проведение родов, послеродового периода и периода вскармливания. Усовершенствованы методы лечения и профилактики эклампсии. Разработанный В.В. Строгановым метод выжидательного, консервативного лечения эклампсии (1923) завоевал прочные позиции в СССР, а также среди немецких, скандинавских, американских и других акушеров. Значительные успехи были достигнуты в борьбе с послеродовым сепсисом. Благодаря хорошо организованной профилактике и применению антибиотиков послеродовые заболевания в значительной степени утратили свой прежний грозный характер. Исследования сов. ученых легли в основу нового направления, получившего название «управление родами». Завоеванием советской М. стал метод психопрофилактики боли в родах, получивший распространение также за рубежом, особенно во Франции и Италии, а также разработка мер по антенатальной охране плода (см.).

Одним из наиболее ярких показателей успехов профилактического направления советского акушерства служит резкое снижение смертности женщин в родовспомогательных учреждениях (по сравнению с дореволюционным периодом более чем в 15 раз).

В становление и развитие советской гигиены детей и подростков (см.) большой вклад внесен ее основоположниками Н. А. Семашко, А. В. Мольковым, Д. Д. Бекарюковым (см.), а также коллективом ученых Ин-та гигиены детей и подростков. Специалисты этого профиля науки осуществляют гиг. нормирование действующих на растущий организм различных факторов окружающей среды с целью определения оптимальных условий обучения и воспитания, обеспечивающих охрану здоровья и нормальное развитие детей.

Установлены физиол, различия в работоспособности, утомляемости и динамике состояния здоровья школьников с разной степенью зрелости. В целях облегчения адаптации учащихся первых классов к школьным условиям определены рекомендации к режиму учебных занятий. Изучение суммарной учебной нагрузки учащихся средней общеобразовательной школы и специализированных школ помогло разработать конкретные требования к постановке педагогического процесса. В связи с возложенной на детские сады задачей, подготовки детей к школе утверждены гиг. основы построения учебных занятий в детских садах. Впервые научно обоснованы режим дня и организация учебных занятий в дошкольных учреждениях для детей с отклонениями в состоянии здоровья.

Совместными усилиями ряда научных учреждений разработаны перечни мед. противопоказаний для приема подростков на работу и на профессиональное обучение, а также для поступления в средние специальные учебные заведения и вузы. Изучено влияние различных производственных факторов (шум, вибрация, высокая температура, действие хим. веществ, переноска тяжестей и др.) на организм работающих подростков. Установлена более высокая реактивность подростков по сравнению со взрослыми при воздействии ряда факторов и определена предельно допустимая интенсивность этих воздействий в зависимости от их возраста и пола. Научно обоснован режим учебных занятий и труда учащихся профессионально-технических училищ.

В содружестве с инженерами и архитекторами пересмотрены рекомендации к планировке и строительству школ и детских учреждений. Определены новые размеры мебели и соотношение их с длиной тела детей и подростков.

С целью предупреждения гиподинамии у школьников было проведено нормирование двигательной активности детей и подростков с тем, чтобы избежать как слишком малой подвижности, так и неблагоприятного воздействия на организм чрезмерной физической нагрузки. Научными исследованиями доказана оптимальная двигательная активность (в локомоциях и энерготратах) для школьников 7 — 15 лет, приводящая к благоприятному их развитию: установлены допустимые объемы тренировочных нагрузок в некоторых видах спорта. В связи с введением в 1972 г. новых норм комплекса ГТО разработаны физиол, критерии функц, готовности подростков к сдаче норм.

Изучение физического развития показывает, что акцелерация роста и развития детей и подростков продолжается, хотя на отдельных территориях темпы ее уже замедляются. Сопоставление темпов ускорения физического развития с функциональным развитием свидетельствует о том, что по ряду показателей ускорение физического развития не сопровождается адекватным ускорением развития функций организма. Это особенно заметно при сравнении уровня физического и функционального развития у детей и подростков, у которых темпы физического развития опережают средневозрастные данной популяции. Сравнительное изучение роли генетических факторов окружающей среды на ход соматического и нейрофизиологического развития детей школьного возраста выявило «экосензитивные» периоды, т. е. возрастные периоды, когда организм особенно чувствителен к внешним воздействиям. Это позволяет более обоснованно строить программу педагогических и оздоровительных мероприятий.

Вакцинно-сывороточная комиссия, Ленинград, 1927 — 1928 гг. Вакцинно-сывороточная комиссия, Ленинград, 1927 — 1928 гг.

Значительное место в системе профилактических мер, проводимых социалистическим государством для укрепления здоровья и улучшения уровня физического развития населения, занимают физкультура и спорт, приобретшие в СССР массовый характер. После Великой Октябрьской социалистической революции получила развитие новая научная дисциплина — спортивная медицина (см.). В. В. Гориневским с учетом классических исследований П. Ф. Лесгафта были заложены основы теории физического воспитания и впервые разработаны организационно-методические основы врачебного контроля. Над проблемами спортивной медицины успешно работали Б. А. Ивановский, И. М. Саркизов-Серазини, А. Н. Крестовников, С. П. Летунов, В. Н. Мошков и др.

В первые годы Советской власти благодаря общественному опыту борьбы с эпидемиями были заложены основы советской эпидемиологии, начато производство вакцин и сывороток. В 1918 г. по инициативе Л. А. Тарасевича создан Ин-т контроля вакцин и сывороток, в феврале 1919 г.— Московский ин-т им. И. И. Мечникова, ставший крупнейшим центром производства вакцин и сывороток. Аналогичные ин-ты были открыты также в Тбилиси, Киеве, Харькове, Ленинграде, Минске, Перми, Ставрополе и других городах. В создании отечественных оригинальных вакцин, разработке теории и практики вакцинопрофилактики и вакцинотерапии большое значение имели работы М. А. Морозова, Н. Ф. Гамалеи, Н.Н. Гинсбурга, М. П. Покровской, Н. А. Гайского, П. А. Вершиловой, П. Ф. Здродовского, А. А. Смородинцева, М. П. Чумакова, В. Д. Соловьева, П. Н. Бургасова, О. Г. Анджапаридзе и др.

В 1920 г. по инициативе Е.И. Марциновского в Москве был создан Центральный ин-т тропических болезней. Такие же ин-ты открылись в Тбилиси, Баку, Самарканде и ряде других городов. В Саратове в 1919 г. начал работать противочумный ин-т «Микроб». В декретах СНК, подписанных В. И. Лениным, заложены основные принципы борьбы с эпидемиями и профилактики инф. болезней, не потерявшие своего значения до наст, времени.

Значительные успехи в борьбе с инф. болезнями во многом связаны с достижениями советской эпидемиологии, основоположником к-рой был Д. К. Заболотный. Развивая идеи Д. К. Заболотного и основываясь на исследованиях отечественных микробиологов, иммунологов и инфекционистов, его многочисленные ученики и последователи (Л. В. Громашевский, М. Н. Соловьев, В. А. Башенин и др.) создали стройную теорию эпид, процесса, сформулировали основные закономерности эпидемиологии, основанные на глубоком анализе взаимосвязей источника и очага инфекции, путей и механизмов ее передачи, взаимодействия биологических и социальных факторов в возникновении и развитии эпидемий. Теория эпид, процесса исходила из принципиальных положений об активном влиянии на него человека и об-ва, о возможности влиять на возникновение и течение эпидемий, что создает твердые предпосылки для их ликвидации. Эта теория была направлена против метафизических и идеалистических представлений, широко распространенных за рубежом, в частности против теории «затухания» эпид, процесса, против теории абсолютной периодичности подъемов заболеваемости инф. болезнями и др.; она явилась выражением материалистического профилактического направления в медицине СССР. Л. В. Громашевский, Т. Е. Болдырев, Г. Ф. Вогралик, В. А. Башенин и др. показали, в частности, значение социальных факторов в эпид, процессе, выделили четыре типа локализации возбудителей заразных болезней и соответственно четыре типа механизма передачи возбудителей. Классические исследования по эпидемиологии чумы, холеры, сибирской язвы и брюшного тифа были проведены Д. К. Заболотным, П. Н. Диатроптовым, Л. А. Тарасовичем, С. И. Златогоровым, М. Н. Соловьевым и др. В 1922 г. Д. К. Заболотным были сформулированы основные положения о природной очаговости чумы, которые легли в основу современных представлений о ее эпидемиологии.

Начатые еще до революции Д. К. Заболотным, Е. И. Марциновским и др. исследования очагов трансмиссивных заболеваний, особенно чумы, получили дальнейшее развитие и обо гатились новым содержанием в работах E. Н. Павловского и его учеников Н. И. Латышева, А. Я. Алымова, Ф. Ф. Tалызина, П. А. Петрищевой и др.

Участники экспедиции по изучению клещевого энцефалита (в первом ряду в центре — академик E. Н. Павловский; во втором ряду: второй справа — академик АМН СССР А. А. Смородинцев, третий справа — академик АМН СССР В. Д. Соловьев), 1938 г. Участники экспедиции по изучению клещевого энцефалита (в первом ряду в центре — академик E. Н. Павловский; во втором ряду: второй справа — академик АМН СССР А. А. Смородинцев, третий справа — академик АМН СССР В. Д. Соловьев), 1938 г.

Результаты сотен экспедиций, обследовавших природные очаги и возбудителей болезней, многочисленных исследований, ведущихся в различных направлениях, изучение географии распределения паразитарных заболеваний, их краевой патологии получили обобщение в учении о природной очаговости трансмиссивных болезней человека, впервые сформулированном E. Н. Павловским в 1939 г. Это учение открыло пути искоренения многих паразитарных и инф. болезней. Большая роль учения о природной очаговости трансмиссивных заболеваний особенно проявилась в связи с освоением целинных и залежных земель, большими новостройками в вост. и юго-вост. р-нах страны.

Академик Д. К. Заболотный в лаборатории. Академик Д. К. Заболотный в лаборатории.

К. И. Скрябин и его ученики и последователи создали учение о распространении гельминтов и борьбе с ними. Подробно изучен механизм развития паразитов в окружающей среде, а также проникновения их в организм человека, в различные органы и ткани через посредство растений, почвы и животных, разработаны эффективные меры защиты человеческого организма от попадания в него различных гельминтов и паразитов. Итогом капитальных исследований К. И. Скрябина, ставшего одним из основоположников гельминтологии как науки (см. Гельминтология), являются созданные им учения о дегельминтизации (см.) и девастации (см.), в основе которых лежит принцип активной борьбы за полную ликвидацию «очервления» животных, окружающей среды и населения. Ликвидация ришты (дракункулезе) в среднеазиатских очагах этого заболевания в 1931 г., осуществленная под руководством Л.М. Исаева, иллюстрирует возможность девастации и при других гельминтозах.

Научные исследования советских микробиологов были направлены на создание действенных средств профилактики и лечения инфекционных и паразитарных заболеваний: вакцин, сывороток, бактериофагов, антибиотиков и др. В начале 30-х гг. М. П. Покровская впервые в СССР получила эффективный штамм чумной вакцины. В борьбе с инфекциями большую роль сыграли вакцины против сыпного тифа, бруцеллеза (П. Ф. Здродовский), вакцина против туляремии (Н. А. Гайский) и др. В СССР приготовляются вакцины против сибирской язвы (H. Н. Гинсбург), сыпного тифа (М. К. Кронтовская, М. М. Маевский), сухая противооспенная вакцина (М. А. Морозов), вакцины против туберкулеза (БЦЖ), тифов, холеры, столбняка и др., а также комплексная вакцина АКДС — против коклюша, дифтерии и столбняка и др. Наряду с вакцинами разработаны многочисленные средства лечения и профилактики: сыворотки, бактериофаги, антитоксины и другие биологические и химиотерапевтические препараты. Особое значение приобрели сульфаниламидные препараты и антибиотики. Советские ученые Е. И. Марциновскйй, Л. М. Исаев, Н. И. Ходукин, Н. И. Латышев, В. Н. Беклемишев, П. Г. Сергиев и др. внесли значительный вклад в дело борьбы с малярией в СССР. В 1951 г. П. Г. Сергиев научно обосновал возможность полной ликвидаций малярии в СССР. При этом основное значение придавалось исчерпывающему выявлению больных малярией, их лечению, диспансерному наблюдению за переболевшими и паразитоносителями.

К 1960 г. малярия в СССР ликвидирована как массовое заболевание. Успех работы по ликвидации в СССР малярии, к-рой в 1934 г. болело ок. 9,5 млн. человек, а в 1960 г.— не более 1,5 тыс., был обусловлен эффективностью комплексных мёр борьбы, основу которых составляло выявление и лечение больных и паразитоносителей.

Немалое значение в проведении мер борьбы с малярией имела деятельность противомалярийных станций и ин-тов малярии.

Профилактическое направление, активно внедряемое в клинику, эффективно проявилось в творческом содружестве клиницистов и представителей других мед. специальностей при изучении проблем инф. патологии, в борьбе за ликвидацию эпид, и других болезней. Наряду с представителями гигиены и медико-биологических дисциплин в числе инициаторов и организаторов таких форм и методов работы, как диспансеризация, объединение амбулаторно-поликлинических и больничных учреждений, профилактические осмотры и т. п., были Г. Ф. Ланг, H. Н. Петров, Т. И. Юдин, Т. П. Краснобаев и другие ведущие советские клиницисты. В качестве важнейших проблем советской клин. М. были выдвинуты также необходимость ранней и функциональной диагностики, так наз. предупредительного лечения, трудового прогноза, борьбы с травматизмом, Особенно производственным, социальными болезнями. Одной из центральных проблем профилактического направления в клинике стало учение о преморбидных состояниях и борьбе с ними. В создании этого направления особенно большие заслуги принадлежат М. П. Кончаловскому.

Академик АМН СССР П. Ф. Здродовский и E. М. Голиневич в лаборатории. Академик АМН СССР П. Ф. Здродовский и E. М. Голиневич в лаборатории.

Успешное изучение природы Заболеваний сердечно-сосудистой системы открыло возможность для осуществления широких профилактических мер. Они включали устранение чрезмерных охлаждений, запыления и загрязненности рабочих помещений и жилищ, закаливание организма, своевременную диспансеризацию, периодическое профилактическое стационарное лечение больных сердечно-сосудистыми и другими хрон, заболеваниями, направление их в профилактории, на сан.-кур. лечение, диетическое питание и пр.

Одним из важнейших достижений офтальмологии 20 в. является внедрение мер по профилактике трахомы. Советское государство получило в наследие от царской России 300 000 слепых в результате заболевания трахомой и св. 1 млн. больных трахомой, особенно среди национальных меньшинств. Советские офтальмологи, отвергнув теорию «расового иммунитета», развиваемую нек-рыми буржуазными офтальмологами и мед. социологами, доказали, что решающую роль в распространении трахомы играют социально-бытовые факторы.

Руководителями мероприятий по борьбе с трахомой были А. С. Савваитов и В. В. Чирковский. В результате широких оздоровительных мероприятий удалось резко снизить заболеваемость трахомой и почти полностью ликвидировать слепоту вследствие трахомы.

Профилактическое направление, государственный, общественный характер М., планирование здравоохранения и другие принципы, воплощенные на практике в СССР и других социалистических странах, находят растущее международное признание.

XXIII Всемирная ассамблея здравоохранения (1970) по инициативе делегации СССР приняла резолюции, в которых рекомендуется в качестве наиболее эффективных принципов построения и развития систем национального здравоохранения провозглашение ответственности государства и об-ва за охрану здоровья населения, создание единого национального плана здравоохранения, проведение мер общественной и индивидуальной профилактики, обеспечение всего населения квалифицированной и бесплатной профилактической и леч. помощью и др. Новый этап в проведении государственных мероприятий по оздоровлению условий труда и быта советского народа связан с «Основами законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении» (1970). Охрана здоровья населения признана не только делом медиков и государственного мед. ведомства, но и долгом каждого гражданина СССР перед законом.

Основные итоги развития медико-биологических дисциплин

Научно-технический прогресс, бурное развитие физики, химии и биологии оказали существенное влияние на развитие в нашей стране биол. И мед. химии, биол, физики, общей и мед. генетики.

Потребности развития здравоохранения во всех союзных республиках были той предпосылкой, к-рая определила создание и рост специализированных биохим, научно-исследовательских учреждений. В этих учреждениях возникали и развивались новые научные направления, выковывались кадры ученых высокой квалификации. В 1921 г. по инициативе известного ученого и революционера А. Н. Баха правительство приняло решение об организации первого в нашей стране биохим, научно-исследовательского учреждения — Биохимического ин-та Наркомздрава РСФСР (ныне Ин-т биохимии им. А. Н. Баха АН СССР). В этом ин-те работали выдающиеся советские биохимики А. Н. Бах, В. А. Энгельгардт, А. Е. Браунштейн, Б. И. Збарский и др. Основным направлением исследований ин-та в 20—30-х гг. было изучение химии и биол, роли ферментов и протекающих в организме окислительно-восстановительных процессов. Эти работы в середине 20 в. привели к расшифровке многих этапов клеточной энергетики. В. А. Энгельгардт (1932) впервые указал на роль процессов фосфорилирования для накопления легко мобилизуемых запасов энергии в организме. Другим центром развития биол, биохимии была ВМА, где кафедрой биохимии заведовал основоположник отечественной биохимии А. Я. Данилевский. Под его руководством разрабатывались проблемы химии белка, методы выделения и очистки ферментов, изучались механизм их действия и условия обратимости ферментативных реакций.

В Институте экспериментальной медицины оригинальное патохимическое направление в функциональной биохимии создал Е. С. Лондон. В 1919 г. он предложил метод вазостомии (ангиостомии) (наложение постоянных металлических фистул на крупные венозные сосуды внутренних органов), открывший доступ внутрь организма без изменения естественного хода жизни подопытных животных и нарушения нейрогуморальной регуляции. В 1935 г. Е. С. Лондон предложил метод органостомии. При помощи этих методик в СССР и за рубежом получен большой фактический материал, касающийся углеводного, белкового и водно-солевого обмена в органах.

Развитие биохимии на Украине связано с именем А. В. Палладина, который в 1925 г. организовал Украинский биохимический ин-т в Харькове (с 1931 г.— в Киеве).

А. В. Палладии с сотр. изучал влияние физической работы и различных пищевых рационов на хим. состав мышцы.

А. В. Палладиным, Г. Е. Владимировым и их учениками выполнены фундаментальные исследования, посвященные химизму нервных процессов. В частности, были подвергнуты биохим, анализу процессы условного возбуждения, различных видов внутреннего торможения и др., изучены изменения, происходящие в обмене белков, углеводов, нуклеиновых к-т, фосфорных соединений мозга при различных условиях его деятельности. Им удалось обобщить особенности биохим, реакций и приступить к созданию хим. топографии мозга.

В 1932 г. в Москве был создан Всесоюзный ин-т экспериментальной медицины (ВИЭМ), в состав хим. сектора к-рого вошел Ин-т биохимии Наркомздрава СССР. В ВИЭМ в конце 30-х гг. советскими учеными A. Е. Браунштейном и М. Г. Крицман доказана возможность перехода белковых соединений в безбелковые и обратно (переаминирование). Этим открытием было показано, что в определенных условиях происходит превращение, переход друг в друга всех основных органических веществ: белков, углеводов, жиров. В 60 — 70-х гг. установлено большое значение этого процесса для клин. М. (увеличение содержания в крови связанных с переаминированием ферментов оказалось характерным признаком некоторых болезней, сопровождающихся обширным расщеплением омертвевших тканей,— инфаркта миокарда, некротических процессов в печени и др.).

Другая крупная школа советских мед. биохимиков сложилась на кафедре биохимии Московского ун-та (1-го ММИ), которой руководил Б. И. Збарский (до 1954 г.), С. Р. Мардашев (до 1974 г.). Этой школе принадлежат фундаментальные исследования в области изучения белкового обмена, сравнительной биохимии, биохимии работающей мышцы и обмена аминокислот.

В 1944 г. в составе АМН СССР был организован Ин-т биологической и медицинской химии, в к-ром работали Я. О. Парнас, С. Е. Северин, B. Н. Орехович, А. Е. Браунштейн, C. Я. Капланский, М. М. Шемякин, B. А. Белицер, Д. Л. Рубинштейн, C. Р. Мардашев, Н. А. Юдаев и др. Здесь были выполнены получившие всемирное признание исследования в области мед. биохимии, успешно решившие ряд фундаментальных проблем, непосредственно связанных с актуальными задачами здравоохранения. Выдающиеся исследования А. Е. Браунштейна и его сотр. привели к открытию ряда новых реакций обмена аминокислот и выяснению роли витамина B6 в этих реакциях. А. E. Браунштейном и М. М. Шемякиным была создана общая теория механизма действия пиридоксалевых ферментов, получившая признание как одна из первых попыток объяснения механизма ферментативных реакций. В ходе решения таких актуальных для здравоохранения задач, как разработка и внедрение в практику методов синтеза аминокислот и некоторых антибиотиков, возникло и быстро развивалось новое направление — химия природных соединений (М. М. Шемякин с сотр.). Группа исследователей, работавших в этой области, составила основное ядро созданного в 1960 г. Ин-та химии природных соединений АН СССР, который носит ныне имя М. М. Шемякина.

Важной отраслью функц, биохимии в СССР стали функц, биохимия мышц, в развитии к-рой исключительную роль сыграло открытие В. А. Энгельгардта и М. Н. Любимовой (1939), доказавших, что основой сократительного вещества мышц служит белок миозин, обладающий свойствами фермента, расщепляющего АТФ, распад к-рой является непосредственным источником энергии для сокращения мышцы. Это открытие легло в основу одного из важнейших положений общей биохимии — о трансформировании энергии окислительных процессов в хим. энергию фосфорных соединений, в первую очередь АТФ, и превращений в живой клетке хим. энергии в механическую (см. Обмен веществ и энергии, Окисление биологическое). Оно заложило основы для создания нового направления биохимии — так наз. механохимии. С исследованиями в функц, биохимии связаны также прогресс в изучении биохим, процессов в ц. н. с. при различных функц, состояниях дыхательной функции крови (С. Е. Северин и др.), обмена фосфорных и других соединений при кислородной недостаточности и иных состояниях с помощью изотопных методов, исследования по оксиметрии (E. М. Крепе), создание энзимохимической теории возбуждения X. С. Коштоянцем, изыскания в области сравнительной биохимии и др.

Успешное развитие работ в области биохимии микроорганизмов, выделение в чистом виде и детальное изучение ряда ферментов (С. Р. Мардашев, С. С. Дебов и др.) позволили в 1972 г. организовать в АМН СССР новое научное учреждение — лабораторию мед. энзимологии, решающую вопросы энзимодиагностики и энзимотерапии.

В 1957 г. был организован Ин-т радиационной и физико-химической биологии, переименованный в 1965 г. в Ин-т молекулярной биологии АН СССР (основатель В. А. Энгель-гардт). В ин-те расшифрована первичная структура двух транспортных РНК, определена последовательность аминокислот в крупной молекуле белка, разработаны новые методы структурных исследований белков, нуклеиновых к-т и др.

Плодотворны многолетние исследования научных коллективов, разрабатывающих проблемы биохимии и патохимии нуклеиновых к-т и нуклеотидов, биохим, фармакологии, кинетики ферментативных реакций, проблем питания, нейрохимии, биохим, основ нейротрофических явлений, биохимии атеросклероза, биохим, генетики, структуры и обмена белков, биохимии свертывания крови, клинической биохимии, биохимии мышц, биогенных аминов и других биологически активных веществ, гормонов и ферментов и др.

Во второй половине 60—70-х гг. большое внимание уделяется разработке важнейших вопросов, объединенных общей идеей подхода к раскрытию патогенеза и изысканию новых методов лечения заболеваний человека на основе достижений современной биологической и медицинской химии.

В Институте биологической и медицинской химии АМН СССР под руководством В. Н. Ореховича осуществлены фундаментальные исследования, направленные на раскрытие биохимических механизмов, лежащих в основе жизненно важных функций организма человека, на характеристику особенностей нарушений этих механизмов при тяжелых болезнях человека (сердечно-сосудистые заболевания, злокачественные новообразования, заболевания нервной системы, наследственные болезни) и на изыскание новых подходов к нормализации нарушений биохим, процессов в организме человека при патол, состояниях.

К числу важнейших проблем современной биохимии относится проблема изучения роли протеолитических ферментов в регуляции многих жизненно важных функций организма, в частности в регуляции сосудистого тонуса. Сотрудниками Института биологической и медицинской химии АМН СССР открыт новый протеолитический фермент (карбоксикатепсин), играющий ключевую роль в функциях ренин-ангиотензивной и кининовой систем и регуляции уровня кровяного давления; ведутся работы по синтезу ингибитора карбоксикатепсина для испытания его в клин, условиях при различных формах гипертензии. Весьма существенные результаты были получены при изучении другого протеолитической) фермента — так наз. катепсина D. Был разработан метод его получения. Функции и свойства, а также пути регуляции активности этого фермента изучаются в связи с тем, что их нарушение ведет к развитию ряда патол, состояний, таких, как ревматоидный артрит, эмфизема легких, некоторые формы злокачественных опухолей, острые и хрон, воспалительные процессы и т. д. Изучение состояния кининовой системы у больных с ожогами в периоды шока и острой ожоговой токсемии позволило установить активирование процессов образования кининов (брадикинина) с момента получения травмы. Включение в комплекс противошоковых мероприятий ингибиторов протеолитических ферментов позволило повысить эффективность леч. мероприятий.

В лаборатории В. Н. Ореховича активно изучался обмен коллагеновых белков, что крайне важно для решения таких проблем, как воспаление, регенерация, старение, а также для расшифровки патогенеза ряда системных заболеваний соединительной ткани (ревматизм и другие коллагеновые болезни).

Проводились исследования по биохимии углеводов, гликоконъюгатов. Функции, выполняемые этими соединениями в организме, чрезвычайно разнообразны. Они являются важными компонентами в системе иммунитета, контролируют взаимодействие клеток со средой, играют важную роль в процессах трансформации нормальных клеток в опухолевые и т. д.

В Ин-те биологической и медицинской химии АМН СССР разработаны методы биохим, диагностики всех типов гликогеновой болезни, на основе которых устанавливается тип заболевания и разрабатываются соответствующие леч. мероприятия. Впервые в нашей стране налажена пренатальная диагностика болезни Тея — Сакса. Разработаны микрометоды определения активности различных ферментов в лейкоцитах, что позволяет выявить гетерозиготных носителей различных гликолипидозов (болезнь Гоше, болезнь Лантинга и др.).

Большое внимание уделяется исследованиям обмена биогенных аминов.

Нарушения реакций и ферментных систем, участвующих в обмене этих соединений в тканях мозга, имеют большое значение в патогенезе ряда заболеваний нервной системы человека. Установлено, что механизм действия многих применяемых в современной клинической медицине психотропных лечебных средств основан на их свойствах изменять функционирование отдельных ферментов и течение биохим, процессов, участвующих в обмене биогенных аминов.

Исследования в области мед. энзимологии направлены на изучение структуры, функций и механизмов регуляции ферментов, а также на разработку методов их выделения и очистки в целях практического использования в клинике в качестве лечебных или диагностических средств.

Сотрудниками лаборатории энзимологии АМН СССР впервые в мире получена в кристаллическом виде гистидиндекарбоксилаза (ГДК) из микрококка, установлен ряд ее свойств и особенностей структуры. Этот фермент осуществляет в организме расщепление гистидина с образованием углекислоты и гистамина. Последний является физиологически активным веществом. Из клеток Pseudomonas fluorescens АГ были выделены две аспарагиназы, обладающие противоопухолевым действием и малой токсичностью.

При изучении ферментов биосинтеза креатина в норме и при патол, состояниях была показана возможность их использования для специфической диагностики поражений печени, почек и поджелудочной железы. Важное значение в изучении процессов биосинтеза РНК и белка имеют исследования по выяснению функций и физиол, роли полинуклеотидфосфорилазы (ПНФ).

Основные достижения советской биол, физики связаны с исследованиями П. П. Лазарева, М. H. Шатерникова, А. Ф. Самойлова, Н. А. Бернштейна, Г. М. Франка, Б. H. T ару сова и др. Еще в первом десятилетии 20 в. М. Н. Шатерников, используя термодинамические представления, изучал энергетический баланс организма. А. Ф. Самойлов описал акустические свойства среднего уха.

Портрет К. Э. Циолковского с дарственной надписью А. Л. Чижевскому, одному из основателей биофизики. Портрет К. Э. Циолковского с дарственной надписью А. Л. Чижевскому, одному из основателей биофизики.

В 1919 г. по личному указанию B. И. Ленина в Москве был создан Ин-т биологической физики во главе с П. П. Лазаревым. В ин-те велись работы по развитию ионной теории возбуждения, исследовались процессы первичного действия на организм различных факторов окружающей среды и т. д. П. П. Лазарев разработал фотохимическую теорию световой и темновой адаптации глаза при периферическом зрении. Зрительную адаптацию у человека в 30-х гг. исследовал C. В. Кравков, выявивший влияние на нее различных раздражений. Одновременно С. И. Вавилов (1891 — 1951) развил квантовую теорию световосприятия и установил, что для светоощущения у человека достаточно действия на фоторецепторы нескольких квантов света. А. Н. Цветков сформулировал теорию цветного зрения, П. А. Ребиндер и В. В. Ефимов изучали физ.-хим. механизмы проницаемости и связи ее с поверхностным натяжением. В работах С. В. Кравкова, А. В. Лебединского, Л. А. Андреева, Г. В. Гершуни, Н. И. Гращенкова и др., подвергших систематическому изучению деятельность органов чувств, был широко использован метод условных рефлексов, с помощью к-рого добыты важные факты физиологии зрительного, слухового и других анализаторов. Большое влияние на развитие советской биофизики оказал Н. К. Кольцов, по инициативе к-рого в Московском ун-те была создана кафедра физ.-хим. биологии. Его ученики широко разрабатывали вопросы влияния физ.-хим. факторов окружающей среды на жизнедеятельность клетки и отдельных структур.

Своеобразное место в сов. биофизике занимают труды А. Л. Чижевского, посвященные изучению связей биосферы Земли с солнечной активностью. Собранный и проанализированный им статистический материал не только показал синхронность колебаний интенсивности самых разнообразных биол, процессов, но и зависимость реакций живых организмов от незначительных изменений внешней среды, обусловленных периодической деятельностью Солнца. По мнению А. Л. Чижевского, колебания солнечной активности нельзя рассматривать в качестве непосредственной причины тех или иных колебательных биол, процессов. Деятельность Солнца лишь способствует их более быстрому и интенсивному развитию. Как отмечает О. Г. Газенко (1973), периодическая деятельность Солнца рассматривалась А. Л. Чижевским в качестве регулятора колебательных биол, процессов во времени и силе их проявления. Экспериментальное изучение сдвигов в макро- и микроорганизмах под влиянием резких изменений физ.-хим. среды позволило А. Л. Чижевскому обнаружить эффект упреждения этих сдвигов изменениями свойств коринебактерий. Этот феномен, получивший в совр, литературе по космической биологии название «эффекта Чижевского — Вельховера», приобрел большое значение в качестве средства предвидения солнечных эмиссий, особо опасных для человека за пределами земной атмосферы. Исследования А. Л. Чижевского, получившие в свое время всемерную поддержку таких видных ученых, как П. П. Лазарев. В. М. Бехтерев, Д. К. Заболотный, В. И. Вернадский, К. Э. Циолковскии и др., по мнению многих современных ученых, расширили представления об условиях существования жизни на Земле, научно доказали наличие постоянно действующих связей биосферы с космическими факторами; в понятие «внешняя среда» отныне включалось и космическое пространство.

Создатель крупной советской электрофизиологической школы А. Ф. Самойлов выдвинул идею о хим. сущности передачи нервного импульса с двигательного нерва на скелетную мышцу (1924) и сформулировал теорию гуморальной природы процессов передачи возбуждения. Дальнейшее развитие гуморальной теории, получившей название медиаторной, нашло отражение в трудах Е. Б. Бабского (см. ), А. В. Кибякова и др. X. С. Коштоянц установил связь медиаторов с сульфгидрильными группами белковых компонентов клеток и на этой основе выдвинул энзимохимическую теорию возбуждения. Исследования А. Ф. Самойлова, Н. А. Бернштейна, П. К. Анохина, PI. С. Бериташвили и др. по физиологии движений привели к возникновению представлений о циклическом характере функц, структуры двигательных актов и корригирующей роли вторичных афферентных импульсов (обратных связей) в сложном взаимодействии детерминированных прошлым опытом и самонастраивающихся механизмов. Использование идей и методов кибернетики все более обогащает физиологию двигательной деятельности, позволяет говорить о новом этапе в развитии этой отрасли — нейрофизиологии. Были получены экспериментальные доказательства, подтверждающие концепцию И. П. Павлова о двусторонней связи как физиол, основе произвольных движений.

Большую роль в изучении механизмов функционирования ц. н. с. сыграло сочетание павловской методики изучения условных рефлексов с новыми электрофизиологическими, цитохимическими и электронно-микроскопическими способами исследования деятельности различных областей коры и подкорковых структур большого мозга. Новые перспективы для изучения интегративной деятельности мозга открылись в связи с предложенной М. Н. Ливановым и В. М. Ананьевым методикой электроэнцефалографии (см.) и привлечением счетно-вычислительной техники для обработки энцефалографических данных.

Для обработки экспериментального материала в этой области все чаще используются современная вычислительная техника, приемы корреляционного анализа, накопители вызванной и клеточной биоэлектрической активности. Направленное фармакол. воздействие (В. В. Закусов, С. В. Аничков), а также сопоставление поведенческих и электрофизиол, признаков условно-рефлекторной связи с цитохим, сдвигами способствуют все более углубленному проникновению в нейрофизиол. механизмы замыкания условного рефлекса. Тесный контакт с биофизикой и биохимией открывает реальные возможности проникновения в глубинные механизмы жизнедеятельности нервных клеток, приближает к пониманию молекулярных основ нейрональной активности. Все четче вырисовываются принципы межнейронального взаимодействия благодаря одновременной регистрации электрических потенциалов многих нервных клеток в процессе их совместного функционирования. Использование ЭВМ позволяет надеяться, что в ближайшем будущем ученые окажутся в состоянии определить закономерности интегративной деятельности обширных клеточных популяций.

Определенное влияние на развитие нейрофизиологии оказало применение математических методов исследования физиол, функций, использование статистических характеристик, методов авто- и кросскорреляции, электронных счетно-решающих устройств для анализа биоэлектрической активности мозга. Большие перспективы открыли исследования по моделированию функций рецепторов, взаимодействия возбуждения и торможения и т. п.

Исследования в области общей и мед. генетики интенсивно проводились в нашей стране с начала 20 в. В 20—30-е гг. в СССР сложились крупнейшие в мире генетические школы, были открыты кафедры генетики, генетические лаборатории в разных ин-тах. Школы советских генетиков Н. И. Вавилова, Н. К. Кольцова, Ю. А. Филипченко, А. С. Серебровского занимали лидирующее положение в мире. Были выполнены фундаментальные исследования, получившие мировое признание и не утратившие своего значения до наст, времени. Так, основоположник экспериментальной биологии в СССР Н. К. Кольцов исследовал роль физ.-хим. факторов (поверхностного натяжения, концентрации водородных ионов, катионов) в жизни клетки. В 1927 г. он сформулировал концепцию о молекулярной структуре гена, матричном механизме передачи наследственной информации и синтезе макромолекул. Высказанная им идея, что сущность явлений наследственности надо искать в молекулярных структурах, явилась исходной для всего последующего развития молекулярной биологии. Крупнейшим достижением экспериментальной генетики было обнаружение Г. А. Надсоном и Г. С. Филипповым в 1925 г. возможности искусственно вызывать мутации под действием радия и рентгеновских лучей. В 1931—1937 гг. Н. В. Тимофеевым-Ресовским и др. были выполнены эксперименты, ставшие основой теории кинетической зависимости инактивирующего и мутагенного эффекта ионизирующих излучений — так наз. теория мишени. В. В. Сахаров (1932, 1938) установил мутагенное действие йода, а М. Е. Лобашев (1934, 1935) — аммония. В 1946 г. И. А. Раппопорт открыл мутагенное действие этиленимина, что впоследствии было использовано для создания высокопродуктивных штаммов продуцентов антибиотиков. Результаты генетических исследований способствовали формированию мед. генетики, в области к-рой советская наука занимала в 30-е гг. ведущее положение (см. Медицинская генетика).

В 1932 г. в Москве был организован Медико-биологический ин-т, переименованный в 1936 г. в Медико-генетический ин-т, в к-ром разрабатывались медико-генетические методы исследования, проводилось изучение цитогенетики человека, близнецов, наследственных болезней.

Впервые в мире вопрос о необходимости изучения геногеографии наследственных болезней и нормальных аллелей был поставлен советским генетиком А. С. Серебровским в конце 20-х гг. Это направление исследований очень важно для нашей многонациональной страны, расположенной на огромной территории с различными климатическими зонами. После открытия Л. А. Зильбер ом явлений индуцированной наследственной изменчивости (1922) была показана зависимость изменений наследственных свойств микробов от изменения их условий жизни и процессов обмена веществ. Это открыло новые большие перспективы борьбы с инф. болезнями.

Исследования мутационных процессов человека составляли значительную часть медико-генетических исследований. Метод оценки интенсивности мутационного процесса был впервые предложен в 1932 г. В. П. Эфроимсоном. Изучена роль спонтанного мутационного процесса в определении частот наследственных болезней. Разработаны и усовершенствованы методы проверки воздействия факторов окружающей среды на мутагенную активность. Предложена практическая система оценки влияния факторов окружающей среды на мутагенность, используемая при гиг. нормировании вредных факторов.

Уже в 30-е гг. в СССР интенсивно развернулось изучение хромосом человека. Два наиболее важных достижения советских генетиков, приоритет которых признан зарубежными исследователями, относятся к этому периоду: были правильно идентифицированы первые 10 пар хромосом человека (А. Г. Андрес, М.С. Навашин), предложен и разработан метод культивирования лейкоцитов крови для изучения хромосом человека (Г. К. Хрущов). Именно этот метод с модификацией стимуляции клеток к размножению обеспечил успех клинической и популяционной цитогенетики в 60—70-х гг.

В 30-х гг. сформировалась клин, нейрогенетика, основоположником к-рой был С. Н. Давиденков. Он открыл явление генетической гетерогенности наследственных болезней, анализ к-рого является ведущим направлением современной мед. генетики. Для объяснения широкого клин, полиморфизма одних и тех же нозологических форм он предложил гипотезу условного тропизма патол, задатков. С. Н. Давиденков описал большое число наследственных факторов, коррелятивно влияющих на нервную систему; охарактеризовал и классифицировал более ста заболеваний ц. н. с.; сделал попытку обобщить и представить данные об эволюции генофонда человечества. Им впервые в СССР были организованы медико-генетические консультации в 1934 г. при б-це им. В. PI. Ленина (Ленинград) и в 1935 г. в Ин-те нервно-психической профилактики (Москва).

Дальнейшее развитие генетики во многом зависело от успешного решения проблемы соотношения наследственности и среды в формировании морфофизиологической организации живых существ и в т. ч. характеристик психики и поведения высших животных и человека. Немалую роль при этом играло преодоление автогенетических представлений, существенной особенностью которых было преувеличенное представление об устойчивости наследственных факторов (генов). Гены фактически трактовались как последняя, далее не разложимая корпускула, выключенная из метаболизма клетки и организма в целом, остающаяся практически неизменной при воздействии на нее внешних факторов.

Соответственно этим взглядам генотип особи представлялся в виде мозаики генов, а организм — как механическая сумма признаков, определяющихся дискретными наследственными факторами. В методологическом плане очевидной слабостью такого представления о генах, о взаимодействии между генотипом и фенотипом особи были механическая упрощенность, игнорирование целостности организма и диалектических связей внутреннего и внешнего.

Однако критика ограниченности представлений о дискретности и неделимости генов как носителей наследственной информации не всегда имела объективный характер. Более того, отсутствие объективного анализа породило обширный поток сугубо «оценочных» работ, которые до предела заполнялись «философскими ярлыками». Происходило смешение объективного естественнонаучного содержания генетических концепций и их философской интерпретации, к-рая во многих случаях, как это известно из истории науки, может иметь извращенный характер и находиться в противоречии с объективным смыслом тех или иных естественнонаучных теорий (см. Материализм и идеализм).

При этом в качестве «метода», посредством к-рого достигалась видимость доказательности предъявляемых генетикам обвинений в идеализме, были использованы не только извращения теории и методологических основ генетики, навязывание ей уже отброшенных представлений, но и прямая экстраполяция отдельных ошибочных философских взглядов некоторых сторонников «классической» генетики.

К сожалению, этому в определенной степени способствовали евгенические представления отдельных генетиков о возможности и целесообразности селекционного отбора определенных черт человека и связанные с ними расистские концепции, имевшие распространение в среде зарубежных генетиков.

Советские ученые-генетики Г. Г. Тиняков, В. В. Сахаров (слева), H. Н. Соколов (справа) и Н. П. Дубинин. Советские ученые-генетики Г. Г. Тиняков, В. В. Сахаров (слева), H. Н. Соколов (справа) и Н. П. Дубинин.

Эклектичное философствование, вызванное к жизни монопольным положением в биологии школы Т. Д. Лысенко, особенно после августовской сессии ВАСХНИЛ (1948 г.), не давало возможности объективно оценивать не только уже интенсивно развивавшееся новое направление экспериментальных исследований живых систем на молекулярном уровне, но и те позиции в генетике, которые объявлялись «единственно верными». Положение, сложившееся в генетике к концу 40-х гг., затронуло многие принципиальные вопросы генетики и оказало деформирующее влияние на их развитие. В частности, Т. Д. Лысенко и его последователи под флагом защиты и развития идей И. В. Мичурина активно возрождали ошибочные, механистические взгляды на природу наследственности, выдвинув при этом концепцию особой «мичуринской биологии». Причем идеи И. В. Мичурина, как и в целом мичуринское учение, получили во многих случая:: извращенную интерпретацию в духе ламаркизма (см.), отрицания роли особых наследственных структур в развитии организма и пр., а само понятие «мичуринская биология» по существу отражало лишь взгляды Т. Д. Лысенко и его сторонников и противопоставлялось новым идеям и направлениям в генетике.

С середины 50-х гг. в сов. биологии отчетливо проявились новые тенденции, направленные на то, чтобы критически преодолеть эти остаточные представления, развить, в частности, такую интерпретацию роли наследственности, к-рая не изолировала бы мичуринское учение от дарвинизма (см.) и сочетала критику отдельных механоламаркистских тезисов Т. Д. Лысенко со стремлением расширить отстаиваемые теоретические позиции, включив в них принципиальные положения дарвинистской школы А. Н. Северцова — И. И. Шмальгаузена, достижений развивающейся молекулярной биологии (см.), биокибернетики (см. Кибернетика) и т. д.

Принципиальное значение для дальнейшего развертывания исследований генетических механизмов развития организма имел октябрьский (1964) Пленум ЦК КПСС, положивший начало решительной перестройке положения в биол, науках в СССР. На основе его решений были предприняты кардинальные меры по восстановлению и развитию сов. генетических и других направлений в познании закономерностей развития органических форм.

В ряде учреждений АМН СССР, М3 СССР и министерств здравоохранения союзных республик организованы лаборатории и отделы, где ведутся исследования по клин, генетике (нейрогенетике, генетике психических болезней, генетике аномалий развития и др., иммуногене-тике, биохимической и популяционной генетике). В 1969 г. организован Ин-т медицинской генетики АМН СССР. К 1979 г. медико-генетические исследования проводились более чем в 80 ин-тах АМН СССР, М3 СССР и министерств здравоохранения союзных республик, АН СССР, мед. вузах и ун-тах.

Медико-генетические исследования в нашей стране развиваются по трем основным направлениям: генетика человека и наследственные болезни; цитогенетика человека и хромосомные болезни; экспериментальная генетика.

В генетике наследственных болезней проведено изучение частоты и географического распространения болезней, их генетической гетерогенности, генетических механизмов патогенеза. В частности, проведены исследования по патогенезу наследственных болезней нервно-психической сферы, обмена веществ, сердечно-сосудистой системы, крови, опорно-двигательного аппарата и др. Ряд интересных фактов установлен при изучении наследственной предрасположенности к сосудистым церебральным заболеваниям, приводящим к инсультам, и кардиоваскулярным расстройствам. Выявлены и охарактеризованы разные, в т. ч. редкие наследственные, дефекты аминокислотного и углеводного обмена. Описаны новые формы нестабильного гемоглобина и гликогенозов.

Исследования по цитогенетике человека в 60-е гг. связаны с работами коллективов ученых, руководимых А. А. Прокофьевой-Бельговской, E. Е. Погосянц и Е. Ф. Давиденков вой. В области цитогенетики хромосомных болезней внедрены в практику новые диагностические методы идентификации хромосом и их участков. В области хромосомного мутагенеза впервые проведены систематические исследования закономерностей возникновения хромосомных или геномных мутаций на обширных популяциях, определена частота возникновения спонтанных мутаций в соматических и зародышевых клетках человека. Разрабо-тана система тестирования на мутагенную опасность хим. веществ, с к-рыми человек контактирует в быту и на производстве.

В области экспериментальной генетики широкую известность получили исследования по иммуногенетике, моделированию наследственных болезней и хромосомной патологии на лабораторных животных.

Достигнуты успехи в лечении ряда наследственных заболеваний нервной системы, которые считались неизлечимыми и заканчивались смертью или тяжелой инвалидностью. Одним из таких заболеваний является гепатоцеребральная дистрофия (болезнь Вильсона — Коновалова); сущность ее раскрыта в капитальных трудах Н. В. Коновалова. Получены препараты, дающие хороший терапевтический эффект при таких тяжелых заболеваниях, как болезнь Галлервордена — Шпатца, торсионная дистония и др. Большое внимание уделялось диагностике гетерозиготного носительства патол, гена начальных и стертых форм ряда наследственных заболеваний нервной системы (Е. Ф. Давиденкова, Р. А. Ткачев, Л. О. Бадалян и др.).

Академик АМН СССР И. В. Давыдовский (в центре) среди участников IV Всесоюзного съезда патологоанатомов. Академик АМН СССР И. В. Давыдовский (в центре) среди участников IV Всесоюзного съезда патологоанатомов.

На основании генетических исследований улучшены методы диагностики и лечения многих наследственных болезней. Разработаны и рекомендованы к внедрению диагностические программы массовых обследований на наследственные болезни обмена веществ, биохим, диагностики эритроцитарных энзимопатий, комплексной диагностики талассемий, муковисцидоза, цитогенетической и патологоанатомической диагностики хромосомных болезней. Предложены методы дифференциальной диагностики различных форм миодистрофий, системных скелетных нарушений, экстрапирамидных заболеваний, раннего выявления глаукомы. Применяются патогенетические методы лечения наследственных болезней обмена веществ, экстрапирамидных заболеваний, пароксизмальной миоплегии и миотонии, хирургические методы лечения врожденных наследственных пороков развития, лекарственные методы лечения многих наследственных болезней.

Внедрение достижений медицинской генетики в практику здравоохранения в отношении профилактики наследственных болезней осуществляется путем медико-генетического консультирования. Перспективным направлением в профилактике наследственных болезней является изучение форм и принципов диспансерного обслуживания больных этими болезнями. Такая работа уже проводится в педиатрии (Ю. Е. Вельтищев). Закладываются основы регистров по нек-рым заболеваниям (фенилкетонурии, гемофилия, гемоглобинопатии, системные заболевания скелета, муковисцидоз и др.).

С 60-х гг. все большее внимание уделяется развитию фундаментальных исследований физиол, и патол, процессов, протекающих на молекулярном и клеточном уровнях. При помощи совершенной аппаратуры удается полнее распознавать сущность процессов и явлений, происходящих в здоровом и больном организме. Интенсивно ведется разработка новых подходов для изучения тонкого строения хромосом человека (особенно функциональной морфологии), проведения популяционных исследований хромосомных болезней, частот и механизмов образования хромосомных аберраций [Н. П. Бочков, А. А. Прокофьева-Бельговская, А. Ф. Захаров (см.) и др.].

В области тонкого строения хромосом человека мировое признание получили исследования по асинхронности репликации отдельных хромосомных участков, по линейной дифференцировке хромосом в нормальном и патол, кариотипе, в т. ч. в опухолевых клетках. Большое количество работ отечественных авторов было посвящено выяснению значения хромосомных аномалий в патологии человека. Усиленное внимание к исследованиям в области молекулярной биологии (см.) привело к выяснению важнейших физ.-хим. основ жизнедеятельности клеток, поиску общих принципов, на которых основаны по существу все важнейшие процессы жизнедеятельности. Уже известны в общих чертах механизмы синтеза ДНК, РНК, простых и некоторых сложных белков, коферментов, кофакторов и других соединений, из которых построена клетка. Проводятся углубленные исследования молекулярных основ ряда наследственных болезней, а также изучение первичных дефектов молекулярной организации хроматина и их репарабельности. Большой вклад внесли ученые-медики и в познание процессов образования и функционирования внутриклеточных структур (рибосом, мембран, митохондрий и др.), а также сборки вирусных частиц и их адсорбции на клетке. В процессе реализации медико-биологических исследований на молекулярном уровне советскими учеными были получены важные данные в области онкологии (см.) —одной из актуальнейших проблем современной М. В различных аспектах проводилось исследование молекулярно-биологических основ канцерогенеза — в вирусологическом, генетическом, аспекте иммунологии рака, метаболизма в раковой клетке. Выделены РНК-содержащие вирусы из перевиваемых клеток человека, установлены и идентифицированы внутриклеточные предшественники некоторых из них.

Отечественными учеными впервые экспериментально показано, что Онкогенные вирусы имеют систему активной встройки своего генома в генетический аппарат клетки, причем основным ферментом этой системы является кодируемый вирусом белок Т-антиген, способный вызвать разрыв молекулы ДНК. Эти данные имеют большое значение для изучения механизмов возможного развития рака вирусного происхождения. Распознавание некоторых молекулярных механизмов перерождения клеток под действием различных факторов позволило разработать новые иммунол, методы диагностики. Это направление получило всеобщее признание. Разработка фундаментальных направлений помогла создать и принципиально новые лекарственные препараты. В частности, расшифровка молекулярных механизмов иммунол, явлений дала возможность разработать способ получения штамма продуцента бактериальной аспарагиназы, что позволяет иметь в достаточном количестве данный препарат для лечения ряда заболеваний, в т. ч. и онкологических.

Для дальнейшего развития фундаментальных направлений большое значение имеют исследования в области общей патологии (см.) и патологической физиологии (см.). Особенно важны для понимания патол, процессов работы советских ученых, которые способствовали дальнейшему развитию концепции об общих принципах функционирования и структуры в условиях патологии.

Широкое признание получает учение о функциональном элементе органов и тканей, сформулированное на основе успехов изучения микроциркуляции в здоровом и больном организме (А. М. Чернух, В. В. Куприянов и др.). Существенное значение для детального изучения механизмов патол, процессов имеет дальнейшая интенсивная разработка вопросов мембранологии, основные исследования к-рой направлены на изучение функции биол, мембран в условиях патологии. Объектом исследований служат раковая клетка, изменения клеточных мембран при ишемии, действии ультрафиолетовой и ионизирующей радиации, нарушении диеты и др.

Исследования советских ученых внесли выдающийся вклад в развитие всех отраслей теоретической М. Развивая лучшие традиции отечественной морфологии, советские анатомы и гистологи проводили исследования в функциональном и эволюционном направлениях, изучали строение органов и систем организма, а также составляющих их тканей во взаимоотношениях с их функциями в процессе происхождения и развития целостного организма. Встав на путь изучения формообразующего влияния функций и обогатившись идеями эволюции, морфология превратилась из описательной в общебиологическую науку. Основным выражением этих тенденций развития морфологии в СССР явилось создание функциональной морфологии и ее ветвей — экспериментальной и эволюционной морфологии.

Академик АМН СССР Л. А. Зильбер в лаборатории. Академик АМН СССР Л. А. Зильбер в лаборатории.

Сочетание эксперимента с морфол, анализом и применением различных рентгенологических, микроскопических, комбинированных методов исследования в изучении проблем анатомии, гистологии, цитологии, эмбриологии привело к блестящим результатам в разработке проблем коллатерального кровообращения и лимфооттока, иннервации сердечно-сосудистой системы и внутренних органов, интероцепции и др. Постановка и изучение этих проблем принадлежат крупнейшим школам советских морфологов. В. H.Тонков и его ученики Б. А. Долго-Сабуров, Г. Ф. Иванов и др. создали экспериментальную анатомию окольного кровообращения, установили значение регуляторных механизмов нервной системы в развитии сосудистых коллатералей, высокую приспособляемость артерий И вен К меняющимся условиям. Параллельно с разработкой этой проблемы шли исследования сосудистой иннервации. Б. А. Долго-Сабуровым в содружестве с физиологами были изучены рефлексогенные зоны в венах и разработаны морфол, основы интероцепции.

Г. М. Иосифов и его ученики (Д. А. Жданов и др.) детально изучили анатомию лимф, системы, пути движения лимфы и р-ров, особенности коллатерального лимфооттока. В 1936 г. впервые удалось инъецировать и произвести рентгеноскопию грудного протока у живого человека. Экспериментальный метод позволил выявить значение нервно-рефлекторной регуляции лимфооттока, создать современное учение о лимф, системе человека и животных и анатомически обосновать проблему коллатерального лимфооттока. В. П. Воробьев развил и углубил идеи П. Ф. Лесгафта о формообразующем влиянии функции, разработал стереоморфологический метод препаровки, позволивший изучать строение тела человека и животных в пограничной макро-, микроскопической области видения, микроскопировать не тончайшие срезы, а целые органы и т. о. изучать всю иннервацию органа в целом без нарушения существующих связей. Он открыл внутриорганные связи блуждающего нерва с симпатическими и периферическими спинальными нервами, составил новый атлас в. н. с., который превзошел по точности атласы других анатомов. Совместно с физиологами В.П. Воробьев поставил экспериментальную работу по физиол, анализу нервов сердца методом вшитых электродов в условиях хрон, опыта. Изучению проблемы нервной регуляции деятельности внутренних органов весьма способствовала разработка морфол, основ интероцепции.

В СССР создателями и крупнейшими представителями гистофизиологического и экспериментального направления в гистологии были Б. И. Лаврентьев, А.А. Заварзин, Б.А.Долго-Сабуров, Г. Ф. Иванов и др. Они описали различные интероцепторы кровеносной, лимф, систем и внутренних органов. Изучение иннервации органов п систем, особенно иннервации сердечно-сосудистой системы, составляет одну из самых сильных сторон функц, морфологии В СССР. Анатомия в. н. с., развиваемая также В. Н. Терновским, А. Л. Шабадом и другими морфологами, сочеталась с экспериментальной гистологией, наиболее ярким представителем к-рой был Б. И. Лаврентьев, систематически изучавший межнейрональные отношения в. н. с. и их изменения при патол, состояниях. Б. И. Лаврентьев, изучая микро-морфологию нервных связей, разработал учение о синапсах эффекторных и рецепторных аппаратов и этим разрешил спор о способах связи между нейронами. Контакт посредством синапса признается в. современной науке единственным средством соединения между звеньями рефлекторной дуги.

Экспериментально - гистологические изыскания Б. И. Лаврентьева расширяли и углубляли взгляды сторонников нейронной теории. Проблема синапсов и межнейрональных отношений, являющаяся существенной частью функциональной морфологии, получила всестороннее развитие в работах многих советских ученых, в т. ч. А. В. Леонтовича, изучавшего структуру перицеллюляра, Н. И. Гращенкова, A. Д. Зурабашвили и особенно в исследованиях С. А. Саркисова и других сотрудников Ин-та мозга АМН СССР, установивших различные типы межнейронных отношений (аксоносоматические, аксонодендритические и др.).

Эксперимент в приложении к морфол. исследованиям оказался весьма эффективным в работах М. А. Барона, посвященных гистофизиологии серозных и синовиальных оболочек и оболочек головного мозга, в исследованиях многих морфологов по гистофизиологии воспаления и восстановительных реакций, в трудах по цитофизиологии Д. Н. Насонова, изучавшего реакции клеток на действие повреждающих раздражителей, выдвинувшего денатурационную теорию повреждения и возбуждения и так наз. градуальную теорию и открывшего совместно с В. Я. Александровым явление паранекроза, к-рое считается морфол, выражением состояния парабиоза по H. Е. Введенскому.

Большое значение в морфологии 20 в. имела проблема изменчивости органов и систем. В этой области ведущими являются исследования B. Н. Шевкуненко по индивидуальному различию топографии органов, в связи с типом телосложения.

В. Н. Шевкуненко и его ученики выявили закономерности в развитии и структуре внутренних органов в зависимости от конституциональных особенностей человека, его возраста, пола, от состояния питания, установили соотношение строения внутренних органов и костного скелета и т. д., создали учение об индивидуальной изменчивости формы и строения органов и систем человека под воздействием условий окружающей среды, выделив вариационные ряды индивидуальной изменчивости топографии формы и строения органов. Изучалась и функц, анатомия двигательного аппарата под влиянием различных нагрузок — профессионального труда, физкультуры и спорта.

Экспериментально - морфологические изыскания советских ученых обогащались идеями эволюции. Трудам А. А. Заварзина, Н. Г. Хлопина, Г. К. Хрущова и др. наука обязана созданием специальной отрасли — эволюционной гистологии, впитавшей в себя воззрения физиол, направления и эволюционно-генетические взгляды А. H. Северцова и других прогрессивных биологов. Наибольшее значение в формировании эволюционной гистологии имели теории параллельных рядов тканевой эволюции А. А. Заварзина и дивергентной эволюции Н. Г. Хлопина, первая из которых объясняет закономерности развития, а вторая—происхождение тканей. Разработанные ими теории происхождения и развития тканей отражают важнейшие закономерности клеточного строения живых организмов и являются дальнейшим развитием эволюционного учения Ч, Дарвина.

А. Г. Гурвичу, открывшему в 1923 г. слабое ультрафиолетовое (митогенетическое) излучение, создавшему теорию так наз. биологического поля, и другим гистологам принадлежит заслуга изучения факторов деления клеток в нормальных и патол. условиях (митоза, амитоза, патологии митоза и пр.). Эволюционная гистология в СССР нашла выражение также в изучении проблемы гистогенетических рекапитуляций, отражающей в гистогенезе взаимосвязи онто- и филогенеза, в определении тканей не как чисто механического соединения, а эволюционно обусловленного системного комплекса гистол, структур, в создании теории камбия, исследовании проблем специфичности тканей, гистол, дифференцировки, межтканевых корреляций, тканевой регенерации, экологической гистологии и палеогистологии.

Идеи эволюции оказали плодотворное воздействие на исследования в области цито- и миелоархитектоники коры головного мозга, выполненные сотр. Ин-та мозга АМН СССР и обобщенные в «Атласе цито-архитектоники коры большого мозга человека» (1955). Всеобщее признание получили исследования по гистологии в. н. с., гистофизиологии серозных, синовиальных оболочек и оболочек головного мозга, вопросам организации нервной ткани, цито-архитектонике и изменчивости корковых полей больших полушарий. Широкое внедрение электронной микроскопии, гисто- и цитохимических методов позволяет получать новые данные о субмикроскопическом строении тканей.

Функц, направление морфологии в СССР отражено также в исследованиях по возрастной анатомии, по изучению влияний труда и профессий на телосложение, по функц, анатомии движений, биомеханике и биодинамике, по индивидуальной изменчивости скелета и др.

Отличительной чертой отечественной физиологии (см.) с первых шагов ее развития являлся материалистический подход к пониманию функций живого организма. Значительный вклад в этом отношении был сделан отцом русской физиологии И. М. Сеченовым, идеи к-рого оказали существенное влияние на развитие основных разделов физиологии — нейрофизиологию и физиологию в. н. д., эволюционную и экологическую физиологию, физиологию сенсорных и висцеральных функций, физиологию клеточных процессов и др. В конце 19 — нач. 20 в. в отечественной физиологии выделилась плеяда выдающихся ученых: Ф. В. Овсянников, И. Р. Тарханов, И, П. Павлов, H. Е. Введенский, В. М. Бехтерев, В. Я. Данилевский, А. Ф. Самойлов и др.; их труды во многом определили пути развития советской физиологии.

С первых лет Советской власти развитию отечественной физиологии оказывалась всемерная поддержка. Свидетельством тому может служить подписанное В. И. Лениным Постановление Совета Народных Комиссаров от 24 января 1921 г., в к-ром отмечались «совершенно исключительные научные заслуги академика И. П, Павлова, имеющие огромное значение для трудящихся всего мира», и поручалось комиссии во главе с А. М. Горьким «в кратчайший срок создать наиболее благоприятные условия для обеспечения научной работы академика Павлова и его сотрудников». На оборудование лабораторий И. П. Павлова и строительство знаменитой «башни молчания» были выделены большие для того времени средства.

В дальнейшем, в ходе социалистического строительства Советское правительство выделяло значительные средства на развитие физиологии. В частности, был построен в Колтушах под Ленинградом специальный ин-т — городок, всемирно известная «столица условных рефлексов», созданы крупные научно-исследовательские центры: Ин-т физиологии им. И. П. Павлова, ряд новых отделов в Ин-те экспериментальной медицины, Ин-т нормальной и патологической физиологии, Ин-т эволюционной физиологии им. И. М. Сеченова, Ин-т высшей нервной деятельности и нейрофизиологии, ин-ты физиологии на Украине, в Грузии, Армении, Белоруссии и др.

Наибольшими успехами ознаменовалась разработка физиол, учения о в. н. д. И. П. Павловым и его шкодой были выяснены многие важные закономерности образования, взаимодействия и торможения условных рефлексов, функционирования головного мозга; создано учение об анализаторах и динамической локализации функций в коре больших полушарий; показано, что определенные соотношения процессов торможения и возбуждения обусловливают характер в. н. д., состояния сна и гипноза. Результаты исследования по методу условных рефлексов И. П. Павлов обобщил в фундаментальном труде «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных», изданном в 1923 г. по постановлению СНК.

С 1924 г. И. П. Павлов и его сотр. начали систематическое изучение экспериментальных неврозов и типов в. н. д. Опытами М. К. Петровой, А. Д. Сперанского, И. П. Разенкова, П. С. Купалова, А. Г. Иванова-Смоленского и др. были выяснены условия возникновения и устранения экспериментальных неврозов у животных, что позволило наметить пути физиол, анализа психических заболеваний и выдвинуть идею об охранительной роли торможения. Опыты И. П. Павлова и его сотр., посвященные изучению влияния бромидов и кофеина на высшие отделы и функции ц. н. с., явились по существу началом психофармакол, исследований.

В конце 1927 г. на заседании Русского хирургического об-ва им. Н. И. Пирогова И. П. Павлов выступил с докладом «Физиологическое учение о типах нервной системы, темпераментах тож», в к-ром предложил разработанную им классификацию типов нервной системы, выделив слабый тип, соответствующий меланхолическому по классификации Гиппократа, и три сильных: неуравновешенный (холерический), уравновешенный спокойный (флегматический) и уравновешенный живой (сангвинический). В дальнейшем эта классификация типов была экспериментально уточнена, и ее последний вариант (1935) до наст, времени служит исходной позицией при анализе общих типологических особенностей человека и животных. Учение о типах нервной системы, тесно связанное с учением об экспериментальных неврозах, позволило И. П. Павлову шире, чем это было в начале 20-х гг., применить данные физиологии для анализа расстройств психической деятельности. В 1930 г. в статье «Пробный экскурс физиологов в области психиатрии» И. П. Павлов дал физиологическое объяснение симптомов шизофрении и обосновал положение о необходимости изучения психических заболеваний с учетом экспериментальных данных физиологии и патологии в. н. д.

XV Конгресс физиологов в Ленинграде (1935), где И. П. Павлов был провозглашен «старейшиной физиологов мира», не только отметил выдающиеся личные заслуги великого ученого, но засвидетельствовал международное признание успехов того направления физиол, науки, возникновение и развитие к-рого связано гл. обр. с идеями и исследованиями отечественных ученых и представляет собой огромный и оригинальный вклад русской и советской физиологии в сокровищницу человеческой культуры.

В дальнейшем развитии физиологии в. н. д. наиболее отчетливыми были два направления: изучение сложных форм условных рефлексов как основы приспособительного поведения животных и стремление проникнуть в нейрофизиол, механизмы замыкания условнорефлекторной связи.

И. П. Павлов и У. Кеннон на физиологическом конгрессе, 1935 г. И. П. Павлов и У. Кеннон на физиологическом конгрессе, 1935 г.

Большое внимание уделялось изучению сложных форм условных рефлексов и их интеграции как физиол. основы произвольных движений и поведения животных. Так, исследованиями П. С. Купалова, Э. А. Асратяна, М. К. Петровой и др. было показано, что каждый отдельный сигнал воспринимается корой больших полушарий головного мозга не изолированно, а в определенной системе, в его связи и взаимодействии со всеми другими одновременно и последовательно действующими раздражителями. Свойство коры больших полушарий головного мозга объединять отдельные условные рефлексы в определенной последовательности в единое целое получило название динамической стереотипии, или системности. Было установлено, что эффект условного раздражителя зависит от той тонической условнорефлекторной преднастройки, на фоне к-рой он применяется. П. С. Купалов и его сотр. разработали Методику изучения В. н. д. животных в условиях их свободного передвижения в экспериментальной комнате и доказали полную приложимость выявленных И. П. Павловым закономерностей к анализу так наз. произвольного поведения. Условные рефлексы на окружающую обстановку П. С. Купалов назвал ситуационными. Изучение этих рефлексов позволило ему установить значение пространственного фактора детерминирования поведения животного и раскрыть особенности образования при этом динамического стереотипа.

В лаборатории П. К. Анохина разработана методика одновременной объективной регистрации секреторного и двигательного показателей условной реакции при активном поведении подопытных животных. Эта методика расширила возможности изучения синтетических форм в. н. д. и позволила осуществить эксперименты с двумя условными раздражителями, с переделкой сигнального значения этих раздражителей, с установлением особенностей двигательного динамического стереотипа и т. д.

В многолетних исследованиях П. К. Анохина особое внимание было уделено роли подкрепления в процессе формирования, совершенствования и торможения условного рефлекса, взаимодействию центральных и периферических звеньев. П. К. Анохин провел тонкий анализ афферентации индивидуально приобретенных действий на сменяющих друг друга этапах становления условнорефлекторного навыка. Он выдвинул и развил представление о функц, системах, ввел понятие «системообразующий фактор», к-рым является полезный для системы в целом результат ее деятельности; вскрыл ряд конкретных узловых механизмов, лежащих в основе центральной организации функц, систем (афферентный синтез, принятие решения, акцептор результатов действия); выдвинул концепцию об опережающем отражении живыми существами действительности.

Результат деятельности системы и обратная афферентация о результате заставили коренным образом изменить представления об общих принципах работы живых организмов. В отличие от рефлекса как реакции организма на внешний стимул, к-рая всегда заканчивается действием, теория функц, системы постулировала, что ведущим принципом: работы любых системных организаций организма является принцип саморегуляции, когда отклонение результата деятельности системы от уровня, обеспечивающего нормальный метаболизм организма, само является стимулом.

На основе теории функциональной системы было сформулировано представление о множественных специфических восходящих активирующих влияниях подкорковых образований на кору головного мозга при реакциях различного биол, качества. Это, в свою очередь, расширило традиционные представления о механизмах множественной конвергенции возбуждений на различных нейронах ц.н.с, и дало основание выдвинуть концепцию об интегративной деятельности нейрона, сформулировать новую конвергентную теорию замыкания условного рефлекса.

На основе теории функц, системы впервые в физиологии и патологии были вскрыты механизмы компенсаторных приспособлений при тотальном оперативном удалении легкого. Было показано, что компенсация охватывает при этом такие исполнительные аппараты функц. системы дыхания, как сердце, форменные элементы крови, насыщение эритроцитов гемоглобином, буферные свойства крови и т. д. Раскрыты механизмы приспособления и сопротивления функц, систем в экстремальных условиях. Материалы этих работ дали возможность расшифровать основные правила защитных приспособлений организма к чрезвычайным условиям.

В связи с системным подходом значительный размах получили исследования механизмов эмоций, мотиваций и памяти. Установлено, что нейрофизиол, основу доминанты составляют механизмы биологических и социальных мотиваций. Показано, что биол, мотивации строятся за счет избирательных восходящих активирующих влияний «пейсмекерных» гипоталамических центров на кору головного мозга.

Член-корреспондент АН СССР Н. К. Кольцов (слева) в лаборатории. Член-корреспондент АН СССР Н. К. Кольцов (слева) в лаборатории.

Л. Г. Воронин показал, что элементарные двигательные условные рефлексы интегрируются в виде цепных условных рефлексов и систем из них. Изучение последних подтвердило взгляды PI. П. Павлова на механизм произвольных движений и раскрыло рефлекторную природу трудовых и спортивных навыков человека. Так, изучение подражательных рефлексов показало, что поведение животных в условиях их общения основывается на условно-рефлекторной сигнализации. В дальнейшем были выявлены и изучены экстраполяционные рефлексы, условные рефлексы так наз. инструментального типа и прочие сложноинтегрированные формы аналитико-синтетической деятельности мозга.

Принципиальное значение имела разработка проблемы корково-подкорковых отношений. Была исследована способность подкорковых образований к выработке элементарных условных рефлексов, пути взаимодействия различных кортикальных областей при условнорефлекторной деятельности и роль в этих процессах межполушарных связей; получены новые факты относительно развития и локализации внутреннего торможения.

Выдающееся достижение советских физиологов — фундаментальное изучение проблем эволюционной физиологии в. н. д. В частности, Л. А. Орбели была обоснована плодотворная концепция об окончательном формировании безусловных рефлексов под влиянием индивидуального опыта, возникающих условнорефлекторных связей. Эти исследования, созвучные в своей фактической части открытиям явлений «запечатления» и трансформации врожденных инстинктов в зависимости от окружающей среды (работы этологов зап. стран), выгодно отличаются глубиной анализа и обоснованностью выводов.

В итоге исследований, выполненных в лабораториях И. П. Павлова, Л. А. Орбели, Л. Г. Воронина, Д. А. Бирюкова, H. Н. Ладыгиной-Котс, А. А. Волохова и др., были выявлены закономерности эволюции в. н. д. в фило- и онтогенезе у различных животных, начиная от низших позвоночных и кончая человекообразными обезьянами. Установлено, что образование временных связей осуществляется тем легче, чем «адекватнее» условный раздражитель.

Вопросы физиологии в. н. д. разрабатывались и представителями других научных школ. В. М. Бехтерев с сотр. при помощи методики сочетательно-двигательных рефлексов впервые начал проводить исследования на человеке и доказал, что двигательные поля коры головного мозга являются основой индивидуально приобретенных, заученных движений. Ученик В. М. Бехтерева B.П. Протопопов осуществил исследования по образованию двигательных навыков высших животных в условиях естественного эксперимента и выполнил ряд работ, посвященных физиол. механизмам абстрактного мышления и патологии в. н. д.

Основатель грузинской физиол, школы И. С. Бериташвили изучал поведение животных в условиях свободного передвижения. Он выдвинул ряд оригинальных положений о закономерностях синтетической деятельности коры больших полушарий, образовании в коре больших полушарий двусторонних временных связей, механизмах ориентации животных и человека в пространстве. Вопросы ориентации организмов в пространстве изучаются также Э. Ш. Айрапетьянцем и сотр.

Комплексное изучение в. н. д., осуществленное в лабораториях Н. А. Рожанского, П. К. Анохина, М. Н. Ливанова, Б. С. Русинова, И. С. Бериташвили, Л. Г. Воронина, E. Н. Соколова, Л. Г. Трофимова, Н. Ю. Беленкова, М. М. Хананашвили, О. С. Адрианова (см.) и др., позволило развить выдвинутую И. П. Павловым концепцию о единстве деятельности коры больших полушарий головного мозга и подкорковых образований. Так, И. С. Дерябин выявил характер некоторых влияний высших вегетативных центров, расположенных в гипоталамической области мозга, на условные рефлексы. А. И. Смирнов обнаружил, что импульсы с дыхательного центра продолговатого мозга оказывают постоянное активирующее влияние на всю ц. н. с. Результаты этих и других исследований, выполненных под руководством Л. А. Орбели и позволивших ему сформулировать теорию адаптационно-трофической роли в. н. с., а также упомянутые данные А. И. Смирнова по существу являются предтечей современных данных X. Мегуна, Дж. Моруцци, П. К. Анохина, C. П. Нарикашвили, А. И. Ройтбака и других об активирующем воздействии ретикулярной формации ствола головного мозга на кору больших полушарий.

В 70-х гг. при помощи различных модификаций классической методики условных рефлексов, а также современных электрофизиол, методик, применяемых отдельно или в комплексе, достигнуты успехи в изучении фундаментальных вопросов в. н. д., по-новому освещающие внутрицент-ральные функц, взаимоотношения которые возникли при выработке и упрочении условных связей, что особенно важно для понимания механизма подкрепления условных рефлексов. Установлено, что процессы, характеризующие в. н. д., имеют системный характер на всех уровнях своей организации.

Представление о памяти как системном процессе легло в основу изучения ее физиол, механизмов. Установлено, что кодирование и хранение информации начинается с оценки новизны раздражителей в большом лимбическом круге. Процесс запоминания обусловлен возникновением сложных констелляций возбужденных пунктов коры, что выражается пространственной синхронизацией их биопотенциалов. Воспоминание связано с восстановлением таких констелляций, но в более слабой степени (М. Н. Ливанов).

Традиционный интерес к роли высших церебральных структур позволил советским физиологам правильно оценить и интерпретировать новейшие достижения зарубежной нейрофизиологии, в частности подвергнуть экспериментальному критическому анализу предположения о ведущем значении ретикулярных и центрэнцефалических систем в замыкательной деятельности мозга. Дальнейшее развитие науки показало правильность представлений советских ученых о взаимодействии коры и подкорковых структур. С середины 70-х гг. эти представления разделяются большинством зарубежных нейрофизиологов.

Итоги исследований по проблемам в. н. д. явились величайшим достижением современного естествознания, создали основу для новой физиологии, к-рая с полным правом может быть названа синтетической. Изучение организма человека перестало быть двойственным, отныне все его части, в т. ч. наиболее высокоорганизованная — кора головного мозга, подлежат, по выражению И. П. Павлова, «могучей власти физиологического исследования». Установление физиологического значения механизма временных связей наметило конкретный, зримый путь для понимания осуществления взаимоотношений организма с окружающей средой. Синтетическая физиология И. П. Павлова, утверждающая монистический принцип изучения деятельности организма как единого целого, единство его физических и психических процессов и устанавливающая механизмы соотношений организма с окружающей средой, дала богатый фактический материал для понимания значения принципов диалектического материализма в естествознании, способствовала естественнонаучному обоснованию ленинской теории отражения и материалистическому мировоззрению, нанесла сокрушительный удар идеализму. Она оказала существенное влияние на материалистическую философию и психологию, педагогику и медицину не только в нашей стране, но и во всем мире. Показательно, что в 60— 70-х гг. условные рефлексы стали одним из самых актуальных объектов изучения в нейрофизиологических и психологических лабораториях многих стран. Зарубежные нейрофизиологи, встав на путь широких обобщений в области физиологии мозга, неизбежно должны были прийти к необходимости учета закономерностей, открытых И. П. Павловым. Идеи И. П. Павлова и его школы, павловская традиция строго объективного физиол. исследования в. н. д. были приняты на теоретическое вооружение передовыми учеными всего мира в их борьбе против спекулятивных психоаналитических концепций.

На основе идей И. П. Павлова создан ряд самостоятельных направлений. Яркую и оригинальную главу современной физиологии представляет учение о трофической функции нервной системы, разработанное в трудах Л. А. Орбели, А. Д. Сперанского и их многочисленных учеников и сотрудников. Мысли И. П. Павлова о нервной регуляции обменных процессов в тканях организма были блестяще разработаны физиологами школы Л. А. Орбели. Так, в совместной работе со своим учеником А. Г. Гинецинским Л. А. Орбели показал, что раздражение симпатического нерва может менять функц, состояние утомленной мышцы, повышая ее работоспособность. Это открытие вошло в мировую литературу под названием «феномена Орбели — Гинецинского». В ряде последующих работ Л. А. Орбели и его сотр. (А. Г. Гинецинский, А. В. Лебединский, В. В. Стрельцов, Е. М. Крепе, А. В. Тонких, Г. В. Гершуни и др.) доказали, что симпатическая нервная система является универсальной, что в организме нет ни одного органа, ни одной ткани, которые бы не испытывали ее регулирующего влияния. Исходя из экспериментальных исследований и называя регуляцию химизма ткани, ее обмена с окружающей средой трофическим воздействием, а изменение функц, состояния органа и ткани для лучшего приспособления организма к изменению в окружающей среде, их установку на тот или иной уровень способности к деятельности — адаптацией, Л. А. Орбели выдвинул теорию универсального адаптационно-трофического влияния симпатической нервной системы на функц, состояние мышц, рецепторов, высших отделов мозга.

Л. А. Орбели и его сотр. провели исследования функции мозжечка и показали его значение в нейрогуморальной регуляции многих функций организма. Ученик И. П. Павлова Г. В. Фольборт выявил значение симпатической нервной системы и эндокринных желез в секреторной и моторной деятельности жел.-киш. тракта; установил основные закономерности, к-рым подчиняется выработка желчи печенью. И. П. Разенков показал роль жел.-киш. тракта в межуточном обмене веществ организма и значительное влияние различных факторов внешней и внутренней среды организма, в т. ч. качества и режима питания, на нервную систему и деятельность пищеварительных желез. Он развил представление о реактивной способности органов и тканей пищеварительного аппарата и о второй гуморально-химической фазе желудочной секреции.

В 70-х гг. был установлен прямой и непрямой механизмы симпатической иннервации тканей в фило- и онтогенезе. Прямая симпатическая иннервация (сердечная мышца, радужная оболочка) осуществляется аксонами симпатических нейронов, иннервирующих концевые аппараты (реагирующие на адреналин и норадреналин), непрямая иннервация — гуморальным путем, т. к. подавляющее большинство тканей организма, за исключением кровеносных сосудов, лишено симпатической иннервации. Гуморальная регуляция со стороны симпатической нервной системы осуществляется медиатором сосудистых нервов, выполняющим двойную функцию — сосудодвигательную и адаптационно-трофическую.

Использование современных методов исследования в физиологии терморегуляции позволило выяснить, что источником повышения теплопродукции при охлаждении является терморегуляторный мышечный тонус, тепловой эффект к-рого реализуется в период ресинтеза макроэргических соединений за счет частичного разобщения окисления и фосфорилирования (В. П. Казначеев И др.).

Значительный прогресс достигнут в изучении физиологии почек и поддержании гомеостаза. Выявлены системы, обеспечивающие точную и независимую регуляцию концентрации в крови каждого из ионов — натрия, калия, магния, сульфатов и др. Установлено наличие афферентных систем, воспринимающих изменение ионного состава крови и регулирующих выделение данного иона почкой. Исследование механизма действия диуретиков, применяемых в мед. практике, дало возможность классифицировать их в зависимости от локализации влияния на различные звенья системы ионного транспорта.

Разработка проблемы кортикальной регуляции деятельности внутренних органов в значительной степени связана с исследованиями К. М. Быкова. Он раскрыл факты и значение разносторонних безусловно- и условнорефлекторных отношений коры головного мозга и внутренних органов, что легло в основу разработки проблемы интероцепции и кортикальной регуляции деятельности внутренних органов в норме и при патологии.

Существенную роль в разработке этой проблемы сыграла использованная В. Н. Черниговским и его сотр. методика изолированной перфузии органов, сохранивших неповрежденные нервные связи с ц. н. с. Применение этой методики в сочетании с условно рефлекторной и электрофизиологической позволило раскрыть закономерности и механизмы интероцептивных рефлексов, охарактеризовать функц, структуру интероцептивного анализатора и исследовать тонкую локализацию представительства внутренних органов в коре больших полушарий головного мозга. В. Н. Черниговский сформулировал положения об общебиологическом значении интероцепции в поддержании гомеостаза и установлении соответствия между условиями окружающей среды и системами организма. На основании экспериментальных и клин, данных было установлено значение интероцептивной сигнализации и ее нарушений в развитии и течении ряда патол, состояний.

Работы В. В. Ларина, К. М. Быкова, В. Н. Черниговского, Э. Ш. Айрапетьянца, И. Т. Курцина, И. А. Булыгина, А. В. Риккель, А. Караева, П. П. Гончарова и их сотр. показали, что нет такого органа, который не обладал бы рецепторной функцией и не являлся источником интероцептивных рефлексов. Морфол, и физиол, исследованиями было показано, что интероцепторами снабжены и железы внутренней секреции, ранее считавшиеся лишь органами гуморальной регуляции функций. Установлено также влияние ц. н. с. и ее высшего отдела — коры головного мозга на самые различные процессы в организме. Так, М. В. Сергиевским, М. Е. Маршаком получены факты, свидетельствующие об условнорефлекторной регуляции дыхания. М. В. Сергиевский провел глубокие исследования физиологии дыхательного центра. И. Н. Журавлев изучил особенности рефлекторной регуляции водного баланса организма.

В области общей нейрофизиологии выдающихся успехов достигла научная школа H. Е. Введенского — А. А. Ухтомского. В годы Советской власти H. Е. Введенский сформулировал теорию безымпульсной периэлектротонической сигнализации. Созданное ранее H. Е. Введенским учение о парабиозе развивалось его учениками в нескольких направлениях.

Особенно значительным достижением следует считать учение А. А. Ухтомского о доминанте как главном рабочем признаке деятельности ц. н. с. (1923). Открытие доминанты — очага возбуждения в ц. н. с., направляющего целостную деятельность организма в данный момент и при данных условиях — показало условность представлений о стабильности координационных отношений между нервными центрами. Оказалось, что конечный результат рефлекторной реакции организма не определяется целиком проведением импульсов от рецепторов к эффекторным органам по изолированным путям, а во многом зависит от функц, состояния нервных центров. Явление доминанты как принципа организации деятельности ц. н. с. подверглось систематическому анализу в трудах последователей А. А. Ухтомского. В лаборатории В. С. Русинова была тщательно прослежена роль кортикальных и субкортикальных структур в формировании, поддержании и торможении доминанты. В. С. Русинов разработал модель доминантного очага, создаваемого в коре при помощи анодной поляризации. Эта модель была воспроизведена учеными других стран и ныне широко используется во многих лабораториях.

Крупный вклад в изучение общей физиологии ц. н. с. внесли школа советских физиологов Грузии и ее основатель И. С. Бериташвили. На основании электрофизиологических исследований И. С. Бериташвили выдвинул положение о сопряженной иррадиации возбуждения, тормозной функции дендритов и электротонической природе центрального торможения.

И. С. Бериташвили установил ритмическую природу реципрокного торможения, образование двусторонних временных связей при выработке условного рефлекса, роль корковых и подкорковых отделов мозга в образной нервно-психической деятельности, автоматический непроизвольный характер условного рефлекса и др. Его принципы двусторонних связей, так же как принцип обратной афферентации П. К. Анохина и исследования [Н. А. Бернштейна, нашли широкое применение в кибернетике.

Естественным продолжением работ H. Е. Введенского и его учеников по физиологии нервного волокна и мионевральной передачи явились исследования нервной клетки и синапсов.

А. Ф. Самойлов сформулировал теорию гуморального (медиатор-ного) происхождения внутриклеточных процессов торможения и возбуждения, X. С.Коштоянц разработал энзимохимическую гипотезу нервного возбуждения, Д. С. Воронцов — теорию периферического торможения. Тонкие электрофизиол, исследования природы процессов возбуждения и торможения, их связь друг с другом и с гистол, субстратом осуществлены П. Г. К ос тюком, впервые в Советском Союзе применившим методику внутриклеточного отведения электрических потенциалов при изучении двухнейронной рефлекторной дуги.

Исследованиями природы ионных токов через мембраны и механизмов их регуляции было установлено, что мембрана нервной клетки имеет несколько типов ионопроводящих каналов. Показано, что различные каналы обладают специфическими фармакол. свойствами, и это позволяет целенаправленно воздействовать на возбудимость мембран. Одни из этих ионопроводящих каналов пропускают внутрь клетки ионы натрия и кальция, другие — выходящие токи ионов калия. Обнаружена связь трансмембранного переноса ионов с обменными процессами и ферментативными реакциями в нейроне, что раскрывает сущность механизмов, влияющих на величину ионных градиентов между цитоплазмой и окружающей средой (П. Г. Костюк). Установлено, что активация синаптической, холинорецептивной мембраны зависит от комбинации процессов проницаемости и активного переноса ионов натрия, калия, кальция, хлора и др. При этом особенно важная роль принадлежит анионной группе активного центра холинорецептора, к-рая вступает в связь с катионной группой медиатора (Е. М. Крепе и др.).

В органической взаимосвязи с разработкой общей физиологии нервной системы и в. н. д. проводилось исследование органов чувств. Изучение анализаторных систем в советской физиологии отмечено своеобразным подходом и богатыми традициями. Советских ученых преимущественно интересовало участие анализаторов в целостной приспособительной деятельности живых существ, функц, связи периферических и центральных элементов, проблема взаимодействия анализаторов, их влияния друг на друга.

Советские физиологи создали учение о нейрогуморальной регуляции и взаимодействии анализаторов (Л. А. Орбели, С. В. Кравков, Л. А. Андреев и др.), о процессах адаптации (А. В. Лебединский) и сенсибилизации. Ценные факты были получены при изучении реакций слухового анализатора на слабые (субсенсорные) звуки и особенности восприятия коротких и продолжительных звуковых сигналов (Г. В. Гершуни). Установлено, что в корковой части звукового анализатора животного и человека интегрируются свойства сигналов, дающие себя знать в первые 10 мсек, его действия. Получены данные о временно-пространственной организации слухового анализатора. Выявлены важные закономерности восприятия, переработки и опознания сигналов в различных звеньях зрительной системы.

При исследовании механизмов функционирования сетчатки было установлено, что константностью цветовосприятия обладают уже рыбы и насекомые. Ганглиозные клетки сетчатки глаза рыб при изменении спектра освещения реагируют характерными для определенного цвета разрядами импульсов при условии, что в рецептивном поле данной клетки находится белое тестовое пятно. Полученные данные позволили создать гипотезу нейрофизиол, механизмов зрительного анализа формы объектов. Оказалось, что нейроны зрительной коры работают как фильтры пространственных частот и что величина ответа каждого из них соответствует величине частотных составляющих в изображении. Обнаружено, что эти нейроны способны к быстрой адаптационной перестройке свойств, что заставляет пересмотреть сложившееся представление о механизмах формирования их рецептивных полей.

Изучение хемо рецепции позволило раскрыть важную роль циклической АМФ в возбуждении обонятельной клетки. Установлено, что контакт пахучего вещества с обонятельными рецепторами приводит к изменению компонентов вызванных потенциалов в зависимости от замедления или ускорения ферментативного распада цАМФ. Т. о., показано, что концентрация цАМФ в клетке может регулировать потенциал клеточной мембраны.

Работы по физиологии вестибулярного анализатора приобрели особое значение в связи с бурным прогрессом авиационной и космической медицины (см. Авиационная медицина, Медицина космическая), где достоверные данные о механизмах пространственной рецепции, о связи вестибулярного аппарата с в. п. с. и другими анализаторами представляют большой практический интерес. Важные исследования по вопросам физиологии и патологии вестибулярного и кохлеарного аппаратов осуществил В. И. Воячек — создатель военной оториноларингологии в СССР, сыгравший немаловажную роль в развитии авиационной и космической медицины. Установлены закономерности регуляции мозгового кровообращения, в частности изменение его под действием гравитационных перегрузок, и вскрыты механизмы устойчивости сосудистой системы мозга к действиям гипергравитации. Это стало возможным благодаря разработке аппаратуры, к-рая была с успехом использована на борту космических кораблей для проведения медико-биологических исследований в условиях невесомости (О. Г. Газенко).

Энергично развиваются исследования речевосприятия и речеобразования, исключительно важные не только для клиники, дефектологии и педагогики, но и для совершенствования сверхдальней связи, а также для прямого ввода речевых команд в автоматические устройства.

Советские физиологи заложили основы ряда новых отраслей физиологии, которых не было в дореволюционной России и других странах. Л. А. Орбели, исходя из идей И. П. Павлова, создал эволюционное направление в советской физиологии. Он сформулировал методы и задачи этой новой области знаний, вместе с многочисленными сотрудниками разработал учение об эволюции спинномозговых координаций, мозжечка, нервно-мышечного аппарата, безусловных и условных рефлексов, органов чувств и т. д. На основании проведенных исследований Л. А. Орбели сформулировал общие принципы функц, эволюции нервной системы: постепенное приобретение филогенетически молодыми отделами мозга ведущей роли в интеграции функций; затормаживание молодыми нервными образованиями исторически более древних функциональных отношений; по степенная смена более древних гуморальных механизмов воздействия на двигательный аппарат более прогрессивными "пусковыми" нервными влияниями с подавлением автоматической активности и т. д. Школой Л. А. Орбели, а также X. С. Коштоянцем и его сотр. раскрыты существенные закономерности совершенствования физиол, механизмов и повышения уровня функц, организации животных в процессе развития, что позволило поставить вопрос о создании новой дисциплины — эволюционной физиологии.

Первый в мире космонавт Ю. А. Гагарин помогает готовиться к полету первому врачу-космонавту Б. Б. Егорову. Первый в мире космонавт Ю. А. Гагарин помогает готовиться к полету первому врачу-космонавту Б. Б. Егорову.

Последовательное развитие эволюционной идеи с учетом материалистического принципа единства организма и условий существования привело к возникновению экологической физиологии, изучающей механизмы адаптации к факторам окружающей среды, влияния последней на формирование и протекание физиол, функций. В разработку проблемы экологической физиологии значительный вклад внесли исследования лабораторий Д. А. Бирюкова, А. Д. Слонима, E. М. Крепса и др.

Впервые в нашей стране была создана как самостоятельная научная дисциплина возрастная физиология, изучающая онтогенетическую эволюцию организма. В этой области работами лабораторий В. М. Бехтерева, Л. А. Орбели, И. А. Аршавского, A. А. Маркосяна, А. А. Волохова, B. А. Трошихина и др. выявлены закономерности функционирования организма на различных этапах индивидуального развития.

Самостоятельным разделом физиол. науки стала физиология труда и спорта. Лаборатории А. А. Ухтомского, К. X. Кекчеева, А. Н. Крестовникова, М. И. Виноградова, Н. А. Бернштейна и др. всесторонне изучили физиол, основы образования двигательных навыков, развития силы и скорости движений, особенности протекания восстановительных процессов после напряженной мышечной работы. Они разработали методы тренировки, меры повышения работоспособности, устранения утомляемости и прочих отрицательных явлений, возникающих при физической и умственной деятельности.

Большую роль в повышении обороноспособности нашей страны сыграли исследования по физиологии военного труда. Особенно значительные достижения связаны с работами в области военно-морской и авиационно-космической физиологии. Успешно развивалось физиол, направление в авиационной медицине, начало к-рого положили сотрудник школы И. Павлова Ю. А. Васильев и ученик Л. А. Орбели А. В. Лебединский. Первый еще в 20-х гг. совместно с Н. М. Добротворским за основу исследований по психофизиологии летного труда положил объективный метод условных рефлексов. В дальнейшем изучение функций различных анализаторов и двигательного аппарата в условиях полета с позиций учения о в. н. д. стало одним из важнейших разделов авиационно-космической психофизиологии.

Результаты исследований позволили разработать методы повышения выносливости, способствующие успеху скоростных полетов и завоеванию космоса.

Большими достижениями ознаменовалось последовательное осуществление тезиса И. П. Павлова о союзе физиологии с медициной. Идеи целостности организма, его единства с окружающей средой явились основой развития физиол, направления советской М. Изучение неврозов и психозов у больных в клиниках позволило И. П. Павлову использовать важнейшие выводы своего учения для объяснения закономерностей развития патол, процессов. Данные об экспериментальных неврозах, а затем и созданная впервые в нашей стране патол, физиология в. н. д. оказали существенное влияние на невропатологию и психиатрию. Много новых фактов и закономерностей установлено исследованиями нарушений в. н. д. при локальных повреждениях мозга, постэнцефалических расстройствах, при электрических раздражениях подкорковых структур. Разработано представление об информационных неврозах, возникающих у животных при анализе, запоминании и интеграции больших объемов информации, что имеет значение для практического здравоохранения (М. М. Хананашвили). Применение электроэнцефалографии, корреляционного анализа, триггерной стимуляции и других новых приемов нейрофизиол, исследований расширило возможности диагностики. Изучение нейрогуморальных взаимоотношений и барьерных функций при патологии различных отделов нервной системы (Н. И. Гращенков, Г. Н. Кассиль и др.) позволило наметить пути патогенетической терапии.

Близкое к клин, проблемам направление в изучении деятельности ц. н. с. возникло в связи с разработкой проблемы компенсации нарушенных функций, тесно связанной с проблемой соотношения центра и периферии. В 1935 г. П. К. Анохин осуществил анастомоз между блуждающим нервом и плечевым сплетением. После восстановления двигательной и чувствительной функции передней конечности раздражение ее первоначально вызывало явления кашля и рвоты, но спустя 10—12 мес. эти явления сменились характерной для данной конечности двигательной реакцией. Для объяснения компенсации нарушенных функций П. К. Анохин выдвинул теорию обратной афферентации, согласно к-рой установление новых связей и перестройка работы центров происходит под воздействием афферентных импульсов с периферии, причем последовательность включения компенсаторных механизмов определяется принципами сигнализации дефекта, прогрессивной мобилизации, обратного афферентирования, санкционирующей афферентации и относительной чувствительности. Разработкой этой проблемы П. К. Анохин способствовал сближению физиологии с кибернетикой.

Выводы из работ советских физиологов, изучавших проблему компенсации нарушенных функций, получили дальнейшее развитие в клин, исследованиях, посвященных изучению закономерностей восстановления чувствительных и двигательных функций у инвалидов Отечественной войны, а также в разработке вопросов рационального протезирования, леч. физкультуры и трудовой терапии.

Работы по изучению нейрофизиол, механизмов компенсаторных приспособлений помогли понять природу пластичности нервной системы, примеры высокой продуктивности людей, казалось бы обреченных недугом на полное бездействие. Результаты этих исследований были использованы для лечения раненых и восстановления их трудоспособности. В 60—70-х гг. закономерности и механизмы компенсации нарушенных функций привлекают внимание инженеров, ищущих пути повышения надежности автоматических устройств.

Академики В. В. Парин (слева) и П. К. Анохин (второй слева) беседуют с зарубежными учеными. Академики В. В. Парин (слева) и П. К. Анохин (второй слева) беседуют с зарубежными учеными.

Работы об экспериментальных неврозах и трофических изменениях, вызванных нарушениями в. н. д., исследования процессов компенсации в. н. д. убедительно доказали значение корковой деятельности в возникновении и развитии патол, процессов. Они также подтвердили справедливость взгляда И. П. Павлова на роль ц. н. с. и ее высшего отдела — коры головного мозга в защите организма от болезнетворных агентов, в процессах выздоровления. Плодотворно разрабатывались проблемы эмоциональных стрессов и их роли в генезе устойчивой артериальной гипертензии (П. К. Анохин, Г. Ф. Ланг и др.). Установлена ведущая роль адренергического субстрата ретикулярной формации в механизмах эмоционального стресса, выяснена динамика вовлечения в него соматических и вегетативных компонентов. Получена экспериментальная модель гипертензивных состояний при многочасовой стимуляции отрицательных эмоциональных стрессов гипоталамической области в условиях иммобилизации животных (К. В. Судаков и др.).

Большой вклад в развитие идей нервизма в патологии сделал А. Д. Сперанский, исследования к-рого основывались на идее о трофической функции нервной системы. Серией экспериментов он доказал значение нервной системы и ее образований в возникновении и развитии различных патол, процессов, в частности дистрофических изменений. А. Д. Сперанский выдвинул концепцию влияния нервной системы в развитии патол, процессов, наиболее полно выраженную в его книге «Элементы построения теории медицины» (1935). Учениками A. Д. Сперанского и учеными других школ была экспериментально установлена роль нервной системы в развитии самых различных патол, процессов. Так, в лаборатории B. С. Галкина удалось показать изменения силы и характера патол, процессов при выключении влияний коры головного мозга путем наркоза; были продемонстрированы рефлекторные механизмы и отмечено большое значение функц, состояния коры головного мозга при лихорадке (П. Н. Веселкин и др.); определена роль нервной системы при кислородном голодании, причем выявлена чувствительность к нему различных отделов головного мозга, что имеет непосредственное отношение к изучению проблемы оживления организмов и комплексного лечения кислородной недостаточности головного мозга (И. Р. Петров и др.).

Изменения нервной системы были особенно демонстративно обнаружены при изучении патогенеза шоковых состояний, выявлено первостепенное значение нарушений в ц. н. с., особенно в начальной фазе шока. Были открыты явления запредельного торможения в торпидной фазе шока, что послужило основанием для разработки противошоковых жидкостей, содержащих вещества, способствующие развитию охранительного торможения. Наряду с этим изучена роль токсемии, плазмо- и кровопотерь в развитии шока, предложены средства комплексного лечения этого тяжелого состояния.

Проблемы нервной трофики, воспаления и роли нервной системы при этом процессе и др. получили освещение в многолетних исследованиях старейшего советского патофизиолога В. В. Воронина; А. Д. Сперанский и его ученики исследовали значение нервной системы в патогенезе и процессах выздоровления (саногенез).

Клинико-экспериментальные исследования В. В. Парина, Ф. 3. Меерсона, H. Н. Горева и др. раскрыли ряд механизмов компенсаторных процессов в области сердечнососудистой патологии.

Большой прогресс достигнут в изучении физиологии почек и поддержания гомеостаза. Выявлены системы, обеспечивающие точную и независимую регуляцию концентрации в крови каждого из ионов— натрия, калия, магния, сульфатов и др. Установлено наличие афферентных систем, воспринимающих изменение ионного состава крови и регулирующих выделение данного иона почкой. Исследование механизма действия диуретиков, применяемое в мед. практике, дало возможность классифицировать их в зависимости от локализации влияния их на различные звенья ионного транспорта.

Следует отметить успешные клинико-физиологические работы по изучению эластического и неэластического сопротивления легких при различных заболеваниях. Представляют интерес важные биофизиол. исследования диффузионных процессов при поступлении воздуха в дистальные отделы бронхиального дерева и альвеолы. Выяснены существенные закономерности в деятельности различных нейрональных структур дыхательного центра и созданы модельные представления о его функц. организации (Л. Л. Шик и др.).

Внедрение в клин, практику множественных долгосрочно вживленных электродов, а также микроэлектродной техники с целью диагностики и лечения позволило расширить исследования нейрофизиологических механизмов, лежащих в основе психической деятельности человека. Значительный интерес в этом аспекте имеет изучение физиологии памяти. Группа исследователей под руководством Н. П. Бехтеревой, изучающая этот вопрос, получила обнадеживающие результаты.

В комплексном изучении человека также достигнуты значительные успехи. При исследовании в. н. д. человека получены данные о специализации больших полушарий мозга, влиянии эмоционального стресса на восприятие звуковых сигналов, отрицательных эмоциональных состояниях, о снижении функц, деятельности ц. н. с. при старении, нейрофизиол, основах психической деятельности и т. д.

В отделе нейрофизиологии человека Ин-та экспериментальной медицины АМН СССР проводятся работы, направленные на изучение фундаментальных механизмов функционирования мозга человека; результаты их применяются в практике здравоохранения. Получены многочисленные факты о структурнофункциональной организации мозга человека, о функц, характеристиках различных его зон, о мозговом обеспечении мыслительной, эмоциональной, двигательной деятельности и вегетативных функций.

Важным этапом в исследованиях мозга человека явилось создание стереотаксической неврологии — учения о способах распознавания, описания, систематизации и классификации реакций, возникающих при точечных электрических воздействиях на различные зоны мозга, механизмах этих реакций, их диагностическом и прогностическом значении.

Физиология человека располагает достаточно стройной системой представлений о соотношении различных видов памяти и мозговой организации эмоций, речи, схемы тела. Изучение фундаментальных механизмов работы мозга человека вскрыло иерархию электрических процессов и роль этой иерархии в обеспечении состояний готовности к деятельности. Показаны различия физиол, значимости медленных электрических процессов в зависимости от диапазона колебаний величины разности потенциалов.

Наиболее плодотворной явилась предложенная и экспериментально подтвержденная концепция об общих механизмах работы мозга. При развитии заболеваний мозга адаптация больного организма к окружающей среде обеспечивается формированием устойчивого патол, состояния, являющегося сложной результирующей выпадения активности одних структур и систем и гиперактивности других структур и систем мозга. В этих условиях реакции организма, обычно поддерживающие нормальный гомеостаз, оказываются направленными на компенсацию и восстановление устойчивого состояния организма. Это состояние, отражающее процесс адаптации больного организма к окружающей среде, нередко оказывается непреодолимым или трудно преодолимым препятствием для получения стойкого результата при проведении леч. мероприятий без учета этого фактора.

Леч. стереотаксические операции при болезнях мозга раньше, как правило, были нацелены на выключение больного звена системы или на выключение гиперактивной структуры. На основе концепции об устойчивом патол, состоянии осуществлен принципиально другой путь лечения — активация неиспользованных резервов мозга, компенсация нарушенных функций за счет потенциальных структурно-функциональных его возможностей. В соответствии с этим предложены и с успехом используются в клинике при паркинсонизме, эпилепсии и фантомноболевом синдроме леч. электрическая стимуляция, микрополяризация, адаптивное биоуправление, создание новых дополнительных звеньев мозговых систем обеспечения функций, основой которых является формирование или коррекция матриц долгосрочной памяти. Ценные данные научного, диагностического и леч. планов получены в процессе комплексного изучения эпилепсии.

Интеграция данных изучения структурно-функциональной организации мозга больного эпилепсией, осуществленная на основе возможностей стереотаксической нейрохирургии и телеметрического контроля за состоянием больного, с результатами клинико-физиологических и биохимических исследований позволила сформулировать ряд теоретических представлений о нейрофизиол. принципе организации перманентных и пароксизмально возникающих эпилептиформных реакций. Вскрыты общие и частные механизмы дезорганизующего влияния эпилептогенного очага на деятельность мозга. Показана роль относительно сохранных структур в формировании пароксизмально возникающих и других видов эпилептиформных состояний, а также роль дисбаланса медиаторных и других биохим, систем мозга в развитии эпилепсии. Разработан принцип изучения фармакодинамики противосудорожной терапии и на этой основе создана принципиальная схема оптимизации консервативного лечения, проводимого с учетом характера биохим, нарушений. Все это явилось основой для улучшения диагностики и расширения леч. возможностей при эпилепсии.

Советские ученые осуществляют обширную программу фундаментальных исследований по адаптации человека к различным географическим, климатическим и производственным условиям. Необходимость изучения патологии человека в непрерывной связи с природной средой его обитания и трудовой деятельностью является предпосылкой для развития географической патологии (см.).

Для проведения мед.-биол, исследований по проблеме адаптации человека к различным климато-географическим условиям производственных р-нов Сибири, Дальнего Востока и Крайнего Севера в Новосибирске создан филиал АМН СССР. В результате широких экспедиционных исследований в р-нах Крайнего Севера получены интересные данные, научная интерпретация которых позволила сформулировать концепцию о «синдроме полярного напряжения» как самостоятельном признаке препатол. состояний человека в условиях жизни на Севере. Получены новые данные, доказывающие, что процесс адаптации человека к условиям Крайнего Севера сопровождается изменением ряда физ.-хим. параметров биол, мембран. Эти данные могут лечь в основу критериев отбора людей для работы в условиях Крайнего Севера. Анализ экспедиционного материала позволил выявить наличие у пришлого населения циркадных и аркадных гормональных метаболических ритмов. Большое место в работе Сибирского отделения АМН СССР занимали научно-медицинские вопросы, связанные со строительством Байкало-Амурской магистрали.

Полученные отечественными учеными данные позволяют не только уточнить механизмы адаптации человека, но и выработать рекомендации по оптимизации трудового процесса в сложных климато-географических условиях.

Важнейшим проявлением физиол, направления советской М. явилось формирование в СССР общей патологии и патологической физиологии — мед. науки, изучающей закономерности возникновения и течения болезненных процессов и компенсаторно-приспособительных реакций в больном организме с помощью экспериментального метода в сочетании с клин, наблюдением. Современную патофизиологию характеризует тенденция к комбинированию с другими дисциплинами, их взаимопроникновение. Экспериментальная терапия используется как метод изучения патогенеза и разработки новых способов лечения.

В СССР проблемы патологии разрабатывались несколькими научными школами. Созданная В. В. Пашутиным в конце 19 — начале 20 в. первая русская школа патофизиологов [П. М. Альбицкий (см.), А. В. Репрев, Е. А. Карташевский, Н. Г. Ушинский, П. П. Авроров и др.] изучала обмен веществ, теплообмен и газообмен при различных формах голодания и других экспериментальных патол, состояниях организма, проблему кислородного голодания, внутреннюю секрецию и т. д. А. В. Репрев и сотр. исследовали роль эндокринных и гуморальных факторов в патологии.

Особенностью Московской школы патофизиологов во главе с А. Б. Фохтом было клинико-экспериментальное направление исследований, комплексное изучение болезни экспериментально-физиологическим, морфологическим и клиническим методами. Основные проблемы, к-рым были посвящены работы А. Б. Фохта и его учеников (А. И. Талбянцев, В. К. Линдеман, В. Г. Коренчевский, Ф. А. Андреев, Д. Д. Плетнев, Г. П. Сахаров и др.) — приспособительные, компенсаторные реакции организма, роль нервных и гуморальных механизмов регуляции функций при патологии сердечнососудистой, лимфатической и мочевыделительной систем. А. Б. Фохтом. А. И. Тальянцевым и др. разработаны оригинальные методики получения экспериментальных моделей различных заболеваний сердца.

В. К. Линдеман экспериментально воспроизвел цитотоксический нефрит. В. Г. Коренчевский стал одним из основоположников геронтологии.

Академики А. А. Богомолец (слева) и Н. Д. Стражеско на IV съезде терапевтов УССР. 1937. Академики А. А. Богомолец (слева) и Н. Д. Стражеско на IV съезде терапевтов УССР. 1937.

Исследования школы патологов, созданной В. В. Подвысоцким в ун-тах Киева и Одессы и Институте экспериментальной медицины (И. Г. Савченко, Л. А. Тарасевич, А. А. Богомолец и др.), посвящены вопросам онкологии, регенерации железистой ткани, эндокринологии, иммунитету и проблемам инф. патологии. А. А. Богомолец и его ученики (H. Н. Сиротинин, Е. А. Татаринов, Р. Е. Кавецкий и др.) развили учение Мечникова о цитотоксинах, роли соединительной ткани в реактивности организма, внесли большой вклад в разработку проблем переливания крови, старения и эндокринной регуляции.

А. А. Богомолец придавал первостепенное значение соединительной ткани, всю совокупность к-рой в организме он предложил называть физиол, системой соединительной ткани. Считая, что реактивность организма зависит гл. обр. от свойств этой системы, он предложил специфическую антиретикулярную цитотоксическую сыворотку (АЦС), имеющую целью стимулировать функции ретикулоэндотелиальной системы и усиливать продукцию защитных веществ. Гипотеза о физиол, системе соединительной ткани послужила А. А. Богомольцу отправным пунктом для исследований эффекта гемо-трансфузий для его работ о продлении жизни и др. Позднее Р. Е. Кавецким была показана взаимосвязь между нервной системой и соединительной тканью.

Л. С. Штерн была выдвинута концепция о гематоэнцефалическом барьере, имеющая отношение не только к нек-рым физиол, процессам, но и объяснению ряда патол, реакций и действия леч. средств.

Физиол, направление выразилось также в разработке и широком применении экспериментальных моделей заболеваний. Одним из ярких примеров значения метода создания экспериментальных моделей заболеваний являются исследования H. Н. Аничкова и С. С. Халатова о сущности атеросклероза, начатые еще до революции. Путем создания С. С. Халатовым (1912) и последующей разработки H. Н. Аничковым экспериментальной модели атеросклероза была выявлена роль нарушений липидного обмена, в частности обмена холестерина. H. Н. Аничков показал, что атеросклероз представляет собой особую нозологическую форму, в основе к-рой лежит первичная липидная инфильтрация стенок сосудов.

H. Н. Аничков и его ученики подвергли широкой экспериментальной проверке справедливость инфильтрационной теории атеросклероза, установили факт обратимости этого патол, процесса.

Получение экспериментальных моделей гипертонической болезни (H. Н. Горев, П. К. Анохин, М. А. Усиевич и др.) позволило выяснить роль изменений процессов внутреннего коркового торможения, возбудимости сосудистых центров, значение нарушений центральной регуляции сосудистого тонуса и изменений гуморальных факторов в развитии гипертензии. При экспериментальном изучении гипертонической болезни и других сердечно-сосудистых заболеваний, в т. ч. инфаркта миокарда, получены данные, развивающие представления И. П. Павлова о рефлекторной регуляции кровообращения. Для разработки этих вопросов имели значение работы Е. А. Моисеева, В. Н. Черниговского, С. В. Аничкова, В. В. Ларина и др., предложивших новые методы исследования рецепторов кровеносных сосудов и внутренних органов, при помощи которых были установлены рефлексогенные зоны, играющие большую роль в регуляции кровообращения, дыхания и других функций. Экспериментальные модели многих заболеваний, в т. ч. инфекционных, воспроизведены в различных лабораториях страны. Необходимо отметить особо важное значение получения экспериментальных опухолевых процессов. H. Н. Петрову принадлежат первые работы по индукции опухолей у обезьян. Он один из первых экспериментально воспроизвел раковый процесс путем подсадок эмбриональной ткани животному в условиях его хрон, интоксикации мышьяком или индолом. Экспериментальные опухоли получены при воздействии канцерогенных веществ (Л. М. Шабад), а также радиоактивных излучений и радиоактивных веществ (H. Н. Петров и др.). При изучении сущности заболеваний с помощью экспериментальных моделей важнейшей методологической особенностью, особенно отчетливо проявляющейся в работах H. Н. Аничкова и С. С. Халатова, является принцип получения патол, процессов в естественных условиях (кормление животных продуктами, богатыми холестерином, при изучении атеросклероза; заражение животных путем снижения влияний защитных приспособлений организма при создании экспериментальных моделей инф. болезней и др.).

В СССР сложились оригинальные школы по изучению явлений аллергии. А. М. Мелик-Меграбов впервые показал, что одно из ярких проявлений анафилактического шока у кроликов — лейкопения является следствием миграции лейкоцитов из крови в легкие и оседания их вокруг легочных капилляров. Расстройства микроциркуляции в малом круге кровообращения при анафилактическом шоке были предметом его исследований уже в 1919 г. и привели к общепризнанным впоследствии результатам. В. Л. Лашас (ученик М. Артюса) в работе, посвященной анафилактическому шоку у кроликов (1926), раскрыл периферические механизмы нарушений кровообращения при этом сложном патол, процессе. Он показал, что падение кровяного давления при анафилактическом шоке у животных в значительной степени определяется нарушениями функции периферических симпатических сосудодвигательных образований, гл. обр. в сосудах брюшной полости.

Н.Н. Сиротинин изучил изменения макрофагально-лимфоидной функции как основного звена в развитии анафилаксии и показал, что активация этой системы в период сенсибилизации сменяется угнетением во время анафилактического шока. В дальнейшем он сосредоточил усилия на изучении эволюции иммунных и аллергических реакций в связи с общим учением о реактивности. Велика заслуга H. Н. Сиротинина и его школы в разработке вопросов сравнительной патологии реактивности организма, аллергии, иммунитета и инф. процесса. Идеи H. Н. Сиротинина по вопросам эволюции аллергических реакций получили развитие в работах Штерзля (J. Sterzl, Чехословакия), Гуда (R. A. Good, США) и др. Они составляют одно из важнейших направлений в изучении биологии и экологии аллергических процессов и болезней у человека и животных. В 40—50-х гг. проблемы аллергологии успешно изучались в лабораториях А. Д. Адо, Д. Е. Альперна, П. Ф. Здродовского и др. Они создали оригинальные направления в изучении патофизиол, механизмов аллергических реакций, соотношения нервных и гуморальных компонентов в изменении реактивности при аллергии. В частности, А.Д. Адо была выдвинута оригинальная полиэргическая гипотеза механизма аллергических реакций и доказано, что система ацетилхолин— холинэстераза представляет важное звено в развитии аллергических реакций холинергических структур. В 60—70-х гг. во многих крупных городах организованы и работают специальные научные учреждения: в Москве научно-исследовательская аллергологическая лаборатория АМН СССР, кафедра аллергологии ЦИУ, Ин-т им. И. И. Мечникова и др. В этих учреждениях проводятся фундаментальные исследования механизмов аллергических реакций и разрабатываются методы совершенствования специфической профилактики и терапии. Напр., в аллергологическом центре в Алма-Ате под руководством Н. Д. Беклемишева развернуты исследования механизмов инф. аллергии при бруцеллезе, бронхиальной астме, изучаются поллинозы, выпускаются для практического использования различные виды аллергенов краевого значения. Новые аутоаллергические механизмы в патогенезе бронхиальной астмы выявлены в аллергологической лаборатории Тбилисского медицинского ин-та (Г. В. Гургенидзе).

Большую работу по изучению лекарственной аллергии и лабораторных методов исследования проводят на Украине Е. Ф. Чернушенко, Н. А. Вершигора и др. Крупным центром аллергологических исследований является Ленинград, где в Ин-те экспериментальной медицины АМН СССР (В. И. Иоффе), а также в Ин-те пульмонологии М3 СССР (Г. Б. Федосеев) проводятся фундаментальные исследования бронхиальной астмы и других аллергических болезней. В Ташкенте М. М. Хакбердыев изучает краевую патологию аллергических болезней и разрабатывает методы их профилактики и терапии. Важное место в развитии аллергологии в нашей стране занимают работы советских педиатров. Под руководством Ин-та педиатрии АМН СССР организована широкая сеть детских аллергологических учреждений, в которых проводится работа по профилактике и лечению бронхиальной астмы у детей, различных осложнений от прививок, разрабатываются новые методы диагностики и лечения аллергических болезней и бронхиальной астмы.

Важную роль в изучении проблемы реактивности организма сыграли труды Г. П. Сахарова, открытие им феномена сывороточной анафилаксии.

Основным направлением работ ленинградской школы патофизиологов явились проблемы атеросклероза, механизмы кислородного голодания, анализ нарушения кровообращения в головном мозге, легких, патология терморегуляции и др.

H. Н. Сиротинин и его ученики успешно разрабатывали вопросы сравнительной патологии реактивности при шоке, интоксикациях, аллергии и инф. процессе. Им проведен анализ патол, явлений в организме при изменениях атмосферного давления, представлены убедительные данные о чувствительности к гипоксии в зависимости от фило- и онтогенетического развития организма.

Новые возможности для изучения физиологии и патологии обмена веществ и межорганных отношений открылись в связи с разработкой Е. С. Лондоном метода ангиостомии.

Советские патофизиологи внесли большой вклад в изучение проблемы различных аспектов воспаления: механической роли соединительной ткани (В. В. Воронин), процессов фагоцитоза (И. Г. Савченко и др.), химии воспаления, роли нервной системы, сосудистой проницаемости: и др. Установлена роль нервной системы в развитии лихорадочных состояний, значение экзогенных и эндогенных пирогенов и их влияние на Гипоталамические центры терморегуляции. В области патофизиологии инф. процессов и иммунологии исследовано влияние микробов, экзо- и эндотоксинов на нервную систему, показано значение антигенов как чрезвычайных раздражителей нервной системы, получены данные о наличии промежуточных антигенных субстанций в тканях мозга при нейроинфекциях.

В 70-х гг. одним из ведущих направлений в отечественной патофизиологии является изучение проблемы микроциркуляции. А. М. Чернух сформулировал и активно разрабатывает концепцию о принципах структуры функц, элемента органа, включающего в себя обменные микрососуды, лимф. капилляры, нервные образования, функционирующие клетки и соединительнотканные образования. На уровне такой микросистемы осуществляется регулирование кровоснабжения, метаболизма и функции. Получены новые данные о связи селективной проницаемости гистогематичсеких барьеров с состоянием микроциркуляции, о возможности направленного изменения функции клеточных и сосудистых мембран. Важное место в исследованиях советских патофизиологов занимает патофизиология кровообращения.

В СССР разработана новая методика и создана оригинальная аппаратура искусственного кровообращения, проведены уникальные опыты на изолированной голове собаки (С. С. Брюхоненко, С. И. Чечулин), получены важные данные о механизме рефлексогенной гипертонии (II. Н. Горев), роли нервной системы в регуляции кровообращения при шоке и кислородном голодании (И. Р. Петров, В. К. Кулагин), реактивности сердца в условиях патологии (С. В. Андреев), регуляции метаболизма сердца, механизме нарушений мозгового кровообращения.

Экспериментально обосновано положение об образовании при ожоговой травме специфических антигенов — токсинов — с последующим развитием аутоиммунной реакции. Предложена сыворотка крови ожоговых реконвалесцентов в качестве эффективного средства лечения ожогов.

Советские патофизиологи успешно разрабатывают проблемы радиационной патологии. П. Д. Горизонтов обосновал представления о полипато генетическом действии ионизирующей радиации, получил новые данные о реакции системы крови на лучевое воздействие и др.

В числе крупных обобщений сов. патологов необходимо отметить труды, посвященные общему учению о болезни (А. Д. Адо, П. Н. Веселкин, И. В. Давыдовский, А. Д. Сперанский и др.), проблемам предболезни, выздоровления и стресса.

Отечественным ученым принадлежит приоритет в разработке проблем оживления организма. В 1902 г. А. А. Кулябко при помощи аппарата, восстанавливающего условия раздражения и питания сердечной мышцы, оживил сердце человека через 20 час. после смерти. В 1912 г. Ф. А. Андреев получил удачные результаты оживления организма животного. На основе идей выдающихся отечественных ученых в СССР возникла получившая ныне международное признание новая область исследований — патофизиология терминальных состояний. Под руководством В. А. Неговского проведена оригинальная работа по изучению основных закономерностей умирания и оживления организма (см. Реанимация). На основании полученных данных сформулированы и введены в научную практику понятия клин, и биол, смерти, изучена патология важнейших органов и систем организма при умирании от различных причин и при последующем оживлении (напр., при кровопотере, шоке, электротравме, утомлении, отравлениях, при асфиксии новорожденных, отеке легких, инфаркте миокарда и т. д.). Результаты теоретических исследований и клин, наблюдений легли в основу комплексного метода оживления при агонии и клин, смерти, который начал применяться уже в годы Великой Отечественной войны. Большое значение имело создание и внедрение в практику методов электроимпульсной терапии тяжелых аритмий сердца.

Многие важнейшие проблемы современной патологии (напр., воспаление, пересадка тканей и органов, нарушения кровообращения в мозге, сердце, почках, компенсация кровообращения при пороках сердца, в т.ч. после их хирургической коррекции) не могут быть решены без комплексного (с участием представителей разных биол, и мед. специальностей) изучения проницаемости биол, мембран и закономерностей микроциркуляции. Применение цитологических методов в патофизиологии привело к возникновению нового ее раздела— патофизиологии клетки. Усилиями советских и американских ученых разрабатывается раздел патофизиологии, посвященный изучению действия на организм космических факторов.

В тесном взаимодействии находятся основные составные части патофизиологии — общая патофизиология (общая патология), патофизиология органов и систем, клиническая патофизиология.

Для советской мед. науки характерен динамический подход к анализу явлений. Одна из важных задач патол, физиологии заключается в характеристике патол, процесса в динамике с позиций системного подхода, органически соединяющего структурный и функц, анализ, установление связи между функциями, кровообращением, обменом веществ и структурой.

Патол, анатомия в 20 в. испытала влияние экспериментально-физиологического направления. В отличие от органолокалистического направления, господствовавшего на Западе, в России получило развитие направление нозологическое и функциональное, связанное с физиологией, рассматривающее больной организм в целом, стремящееся проникнуть в патогенез заболеваний. Инициаторами этого направления явились представители московской школы патологоанатомов — А. И. Абрикосов, И. В. Давыдовский, М. А. Скворцов, B. Т. Талалаев и др. Эта же школа патологоанатомов начала с 1927 г. систематически проводить сравнение клинических и патологоанатомических диагнозов и обсуждать их совместно с лечащими врачами на клинико-анатомических конференциях (см.). В создании этой традиции ведущая роль принадлежит И. В. Давыдовскому. В дальнейшем конференции были узаконены для всех б-ц СССР; они повысили роль прозектуры в диагностике и стимулировали научную разработку больничного материала, укрепив клинико-анатомическое направление.

Патологоанатомические школы, представленные Аничковым, C. С. Вайлем и др., проводили систематическое изучение сердечно-сосудистой патологии, ретикулоэндотелиальной системы, инф. болезней на секционном материале и путем создания экспериментальных моделей. Изучению патол, изменений при инф. болезнях посвящены труды И. В. Давыдовского. В. Т. Талалаев изучил гистогенез ревматической гранулемы (гранулемы Ашоффа — Талалаева) и создал первую клинико-анатомическую классификацию ревматизма. М. А. Скворцов и Д. Д. Лохов (1892—1958) заложили основы патол, анатомии болезней детского возраста.

А. В. Русаков с сотр. работал в области костной патологии, П. Е. Снесарев — патологии нервной системы, А. И. Абрикосов, А. И. Струкова А. Н. Чистович и др. внесли значительный вклад в разработку патол, анатомии туберкулеза. Широкое признание получили исследования Н. А. Краевского по патоморфологии лейкозов, лучевых повреждений, морфогенезу и морфологии опухолей, А. В. Смольянникова и В. В. Серова — по иммуно-морфологии, А. П. Авцына — по географической патологии, А. И. Струкова — по морфологии коллагенозов, Д. С. Саркисова — по регенерации патологически измененных органов и др. Исследованиями 60—70-х гг. накоплен большой материал об изменениях клеточных органелл при различных болезнях человека, динамике этих изменений, закономерностях восстановления внутриклеточной архитектоники в процессе выздоровления под влиянием совр, методов лечения и т. д.

<ceenter> </center>

На основе достижений биол, химии и физиологии были получены оригинальные данные, имеющие важное значение для теории и практики в области разработки фундаментальных проблем эндокринологии. Современная эндокринология как наука о гормонах и гормональной регуляции функций организма достигла высокого уровня развития (см. Эндокринология).

Становление отечественной эндокринологии в первые десятилетия Советской власти неразрывно связано с научными исследованиями и научно-организаторской деятельностью И. П. Павлова и его школы, В. Д. Шервинского, Я. А. Тоболкина, В. Я. Данилевского, А. А. Богомольца, М. М. Завадовского, Н. А. Шерешевского, H. М. Иценко и др.

В 50—70-е гг. эндокринология как наука претерпела принципиальные качественные изменения. Это явилось результатом крупных научных достижений в разработке ее фундаментальных проблем, связанных прежде всего с установлением хим. структуры и выделением в чистом виде некоторых гормонов, изучением их биосинтеза, механизмов биол, действия и метаболизма в организме. Прогрессу советской эндокринологии в значительной мере способствовали исследования Н. А. Юдаева, В. В. Алешина, В. С. Ильина, Я. X. Туракулова, Е. И. Колли, Н. А. Шерешевского, В. Г. Баранова и др. Проведенные исследования позволили поставить на прочный научный фундамент и значительно продвинули изучение физиологии и патологии отдельных желез внутренней секреции, их взаимодействия и коррелятивных связей, закономерностей осуществления регуляторных функций эндокринной системы, механизмов формирования эндокринной патологии и патогенеза эндокринных болезней, разработать многие эффективные методы лечения, диагностики и профилактики эндокринных заболеваний.

Достижения в изучении фундаментальных проблем эндокринологии открыли широкие возможности для прикладных исследований, которые обогатили мед. практику, существенно расширили арсенал эффективных лекарственных средств и, следовательно, новых методов лечения различных заболеваний, не причисляемых к эндокринным.

Природные гормоны (см.) и модифицированные гормональные препараты применяются во всех областях медицины (см. Гормонотерапия), причем сфера практического использования их постоянно расширяется за счет создания на основе хим. структуры гормонов гормональных препаратов с новыми леч. свойствами. Был осуществлен ряд научно-организационных мероприятий, направленных на укрепление материально-технической базы, расширение и повышение эффективности научных исследований по этой проблеме.

В 70-х гг. координация научно-исследовательских работ по фундаментальным и прикладным проблемам эндокринологии осуществлялась самостоятельной проблемной комиссией союзного значения «Физиология, биохимия и патология эндокринной системы», работавшей на базе Ин-та экспериментальной эндокринологии и химии гормонов АМН СССР и реорганизованной в 1976 г. в научный совет по эндокринологии при Президиуме АМН СССР. В число учреждений—исполнителей по этой проблеме входили три профилированных ин-та эндокринологии (в Москве, Киеве и Харькове), эндокринологические экспериментальные лаборатории и отделения более чем в 20 ин-тах других профилей, 6 кафедр эндокринологии в ин-тах усовершенствования врачей (в Москве, Ленинграде, Харькове, Минске, Тбилиси и Ташкенте), св. 30 кафедр в мед. вузах и ун-тах. В целях расширения научно-исследовательских работ по эндокринологии и улучшения их координации были созданы республиканские проблемные комиссии в Украинской ССР, РСФСР и Узбекской ССР.

В результате принятых мер советские эндокринологи добились значительных успехов. Выявлены некоторые новые механизмы гипоталамической регуляции эндокринных функций, на основе которых установлены особенности нарушений биосинтеза гормонов. Установлено наличие в гипоталамусе двух центров — циклического и тонического, регулирующих половой цикл. В гипоталамусе обнаружены участки, где вырабатывается рилизинг-фактор, стимулирующий секрецию адренокортикотропного гормона, и показано, что его продукция тормозится вышележащими отделами головного мозга. Окончательно доказано, что главенствующую роль в биосинтезе всех кортикостероидов играет прегненолон, а не прогестерон, как предполагалось ранее.

Выявлены некоторые механизмы нарушений биосинтеза гормонов при заболеваниях щитовидной железы, сахарном диабете. Расшифрована полная хим. структура нескольких пептидно-белковых гормонов. Осуществлен полный лабораторный синтез инсулина, идентичного инсулину человека. Оригинальными методами синтезированы некоторые рилизинг-факторы гипоталамуса и их модифицированные аналоги. Впервые выделен, а затем и синтезирован тетрадекапептид, соответствующий фрагменту 31-44 гормона роста человека, обладающий жиромобилизующей активностью, многократно превышающей аналогичную активность природного гормона. Разработана оригинальная схема полного хим. синтеза Д-11-дезокси-простагландина E1, к-рая может служить основой для синтеза дополнительно модифицированных простагландинов. Из вилочковой железы выделен препарат тимозин. Создана лекарственная форма рилизинг-фактора тиреотропного гормона — препарат рифатирон. Внедрены в производство препарат соматотропин человека, являющийся специфическим средством для лечения гипофизарной карликовости, и альфепрол, применяемый для лечения некоторых сердечно-сосудистых болезней. Синтезирован оригинальный стероидный препарат силаболин, превосходящий по анаболической активности аналогичные зарубежные препараты.

В области клин, эндокринологии внедрены в практику более совершенные методы определения гормонов и их дериватов в биол, жидкостях, улучшилась диагностика эндокринных заболеваний, особенно начальных и стертых форм. Разработан новый метод определения проинсулина у больных сахарным диабетом с помощью специфической протеазы. Показано, что в патогенезе некоторых форм сахарного диабета важную роль могут играть аутоиммунные процессы. Антитела к инсулину, вырабатывающиеся в процессе инсулинотерапии, ухудшают течение диабета и способствуют развитию поражений сосудов типа микроангиопатий.

Обоснована теоретическая концепция и разработана клин, тактика компенсации нарушений обменных процессов у больных сахарным диабетом. Усовершенствованы методы лечения сахарного диабета и его осложнений у взрослых и детей. Предложен способ лечения липодистрофий свиным инсулином. Разработана и внедрена унифицированная методика активного выявления больных сахарным диабетом, позволяющая получать сопоставимые данные при изучении эпидемиологии этого заболевания в различных р-нах страны.

Установлено статистически достоверное снижение тиреотропной активности крови у больных диффузным токсическим зобом в стадии клин, ремиссии заболевания и разработаны критерии раннего выявления недостаточности функции щитовидной железы. Предложены новые методы дифференциальной диагностики и лечения болезни Иценко — Кушинга и других диэнцефалогипофизарных заболеваний, болезней половых и паращитовидных желез, а также некоторых других форм эндокринной патологии. Проведено изучение распространенности эндокринных заболеваний, их динамики, смертности, инвалидности, намечены пути снижения эндокринной заболеваемости.

Выдающаяся роль в развитии отечественной фармакологии (см.) принадлежит И. П. Павлову и Н. П. Кравкову. Работами Н. П. Кравкова и его учеников (М. П. Николаев, С. В. Аничков и др.) развито новое направление — так наз. патологическая фармакология, изучающая действие лекарственных веществ при искусственно вызванных патол, состояниях, разработаны новые способы исследования действия лекарственных и токсических веществ на организм, обеспечивающие целостное изучение всех реакций, выявление сущности возникающих под влиянием того или иного вещества нервных, гуморальных и обменных реакций, установление зависимости между хим. строением вещества и его фармакол, действием, значения дозировки и т. д.

Клинико-экспериментальное направление в фармакологии было развито В. В. Савичем, М. П. Николаевым, А. М. Черниковым и др., изучившими фармакол, реакции при гипертонии, атеросклерозе, влияние различных состояний организма на действие лекарственных препаратов, а также свойства различных веществ как индикаторов патол, состояний организме.

Н. П. Кравков, М. П. Николаев, С. В. Аничков, Н. В. Лазарев, В. М. Карасик, В. В. Закусов и др. разработали новые способы исследования действия лекарственных и токсических веществ на организм, обеспечивающие целостное изучение всех реакций организма, выявление сущности возникающих под влиянием того или иного вещества нервных, гуморальных и обменных реакций, установление зависимости между хим. строением вещества и его фармакол, действием, значение дозировки действующих веществ и т. д. Наряду с этими методами получил распространение и разработанный Н.П. Кравковым метод изучения действия лекарственных веществ на изолированных органах (ухо кролика и др.), существенно дополненный в дальнейшем применением изолированных органов больных животных и экспериментами на изолированном ухе кролика с сохранением нервных связей. Разработаны многочисленные другие методики изучения лекарственных веществ, в т. ч. такие, как эпископия, диаскопия, микроскопия живых мышц и др., нашедшие применение и при исследовании физиол, функций. С помощью названных и других методов и направлений экспериментальной фармакологии выявлен и изучен ряд лекарственных веществ, определен механизм действия многих средств, в частности наркотиков и аналептиков, на ц. н. с., различных сердечно-сосудистых средств и препаратов, действующих на функции почек, ганглионарных ядов (В. В. Закусов и др.), веществ, способствующих обезболиванию родов, и т. п.

Эффективное приложение методов экспериментальной фармакологии к изучению обезвреживания ядов, в т. ч. боевых отравляющих веществ, в организме позволило создать классификацию ядов, установить общие принципы процессов, связанных с борьбой организма с интоксикациями, и дало возможность предложить ряд специфических антидотов — гипертонические р-ры глюкозы, бикарбонат натрия, метгемоглобинообразователи и т. д. (В. И. Скворцов, А. А. Лихачев и др.).

Основным направлением исследований в области изыскания и изучения новых фармакол, средств был поиск биологически активных веществ среди различных классов хим. соединений с учетом связи между хим. структурой и действием на организм. Старейшим среди научных учреждений, занимающихся созданием синтетических лекарственных средств, является Всесоюзный научно-исследовательский химикофармацевтический ин-т им. С. Орджоникидзе (ВНИXФИ), организованный в 1920 г.

В годы первых пятилеток, военные и послевоенные годы в системе М3 СССР и АМН СССР были созданы ин-ты фармакологии, экспериментальной медицины, медицинской паразитологии и тропической медицины, онкологический центр и др. В системе Министерства медицинской промышленности созданы Новокузнецкий химико-фармацевтический ин-т и два филиала ВНИХФИ — в Свердловске и в поселке Купавна Московской обл., а в 70-х гг. начал свою деятельность новый Научно-исследовательский ин-т по биологическим испытаниям химических соединений. Крупный вклад в создание синтетических лекарственных средств внесли ин-ты академий наук союзных республик — Ин-т органического синтеза АН Латвийской ССР и Ин-т тонкой органической химии АН Армянской ССР. Поиском лекарственных средств успешно занимаются ин-ты Академии наук СССР — Ин-т органической химии им. Н.Д.Зелинского, Ин-т химии природных органических соединений им. М. М. Шемякина, а также кафедры многих ун-тов, политехнических и технологических ин-тов страны.

В 1979 г. в СССР имелось 12 крупных специализированных по фармакологии научно-исследовательских ин-тов, число кафедр фармакологии в высших учебных заведениях страны превышает 90. В стране создана мощная хим.-фарм. промышленность.

Совместная работа научных коллективов и хим.-фарм, заводов привела к созданию ряда оригинальных отечественных лекарственных препаратов, получивших мировое признание, и к созданию новых методов производства лекарственных средств. Широко проводившиеся экспедиции позволили детально исследовать многочисленные дикорастущие лекарственные растения и выделить из них десятки новых алкалоидов и других веществ, обладающих лечебным действием. Такие вещества, как платифиллин, пахикарпин, сальсолин и др., нашли широкое применение в клинике. Столь же большие успехи достигнуты и в области синтеза новых лекарственных, в том числе химиотерапевтических средств.

Бригада по испытанию пенициллина во фронтовых условиях; в центре — академик АМН СССР 3. В. Ермольева Бригада по испытанию пенициллина во фронтовых условиях; в центре — академик АМН СССР 3. В. Ермольева

В СССР О. Ю. Магидсон получил оригинальный препарат плазмоцид, а И. Л. Кричевский экспериментально изучил его действие. В 1936 — 1937 гг. было налажено серийное производство плазмоцида, а затем акрихина.

После опубликования работ Г. Домагка в СССР началась разработка сульфаниламидных соединений. Во Всесоюзном научно-исследовательском химико-фармацевтическом ин-те были синтезированы все основные формы сульфаниламидных препаратов (О. Ю. Магидсон, М. Н. Лебедева и др.). Создание сульфаниламидных препаратов сыграло важную роль в лечении ряда заболеваний. В 1949—1950 гг. коллектив латвийских ученых под руководством Э. М. Буртнека изучил и внедрил в клин, практику парааминосалициловую к-ту (ПАСК) — химиотерапевтический препарат для лечения туберкулеза.

С конца 30-х гг. работами Н. А. Красильникова, изучавшего распространение в природе актиномицетов, и последующими работами 3. В. Ермольевой, Г. Ф. Гаузе, исследовавших антибактериальные свойства почвенных и других микроорганизмов, было положено начало развитию производства антибиотиков. Отечественный препарат пенициллин был получен в 1942 г. в лаборатории 3. В. Ермольевой. В том же году в СССР Г. Ф. Гаузе и др. был получен антибиотик грамицидин. В дальнейшем был выделен ряд новых антибиотиков, обладающих различным действием (С. М. Навашин и др.).

В результате многолетних научных исследований были получены и внедрены в мед. практику психотропные средства, лекарства для предупреждения и лечения сердечнососудистых заболеваний (антиаритмические, коронарорасширяющие, антисклеротические), противоопухолевые, фармакол, препараты, влияющие на функции и обменные процессы внутренних органов и сред организма.

Дальнейшее развитие получили теоретические исследования, посвященные изучению фармакол, воздействий на процессы нейрогуморальной регуляции системного и регионарного кровообращения, участию центральных и периферических адренергических процессов в реализации эффектов сердечно-сосудистых лекарственных средств.

Фармакол, средства, создаваемые в СССР, экспортируются во многие страны мира; лицензионные соглашения на некоторые из них приобретают США, ФРГ, Япония, Швеция и другие экономически развитые страны.

В области общей и прикладной мед. микробиологии, иммунологии и вирусологии основное внимание было направлено на развитие научных исследований по генетике и молекулярной биологии бактерий, изучение особенностей развития инф. процессов, разработку новых принципов диагностики, лечения и профилактики инф. болезней.

Значительный вклад в развитие микробиологии (см.), иммунологии (см.) и вирусологии (см.) в нашей стране внесли Н. Ф. Гамалея, Д. К. Заболотный, В. А. Барыкин, В. Д. Тимаков, Л. А. Зильбер, Здродовский, М. А. Морозов, В. Л. Троицкий, H. Н. Жуков-Вережников, П. Н. Косяков, В.Д. Соловьев, М. П. Чумаков, В. М. Жданов, Р. В. Петров, А. А. Смородинцев и др.

Были проведены фундаментальные исследования по важнейшим проблемам молекулярной генетики— трансфекции и трансформации, которые включают изучение процессов внедрения и функционирования посторонней ДНК в бактериальных клетках, генетических основ вирулентности, репарации ДНК бактерий от различного рода повреждений и генетической регуляции биохим, процессов бактериальной клетки.

Разработана принципиально новая модельная система, позволяющая осуществлять введение ДНК в бактерии, к-рым обычно не свойственна способность воспринимать ДНК извне, и изучены оптимальные условия этого процесса. Выявлены и картированы гены, определяющие синтез соматического антигена дизентерийных бактерий, предложена генетическая классификация этих бактерий. Изучены отдельные этапы восстановления бактериями повреждений их ДНК, вызываемых радиацией и хим. веществами. На хромосоме сальмонелл установлена локализация ряда генов и определена их репаративная функция. Выявлена корреляция между мутабильностью бактерий и активностью определенных репаративных генов.

В исследованиях по генетической регуляции биохим, процессов установлено, что мутации по системам транспорта углеводов приводят к повышенной выработке катаболических ферментов у бактерий. Эти данные нашли практическое применение при получении продуцентов, резистентных к катаболитной репрессии.

В.Д. Тимаковым и Г. Я. Каган были получены L-формы ряда патогенных видов бактерий, изучены условия их образования и реверсии в исходные бактериальные формы. Была показана также возможность возникновения и реверсии L-форм бактерий в организме больных людей, а в этой связи и способность этих форм не только поддерживать очаги инфекции в организме, но и вызывать хрон, патол, процессы. Была выявлена роль отдельных видов микоплазм в этиологии пневмонии, неспецифических воспалительных процессов урогенитальной сферы, в патологии беременности, плода и новорожденных. Изучение латентной микоплазменной инфекции в клеточных линиях и вирусных препаратах привело к разработке принципов и методов их деконтаминации, что имеет важное значение для экспериментальной и практической вирусологии, иммунологии, генетики соматических клеток, а также для производства вирусных препаратов.

Дальнейшее развитие получили исследования, связанные с изучением морфологии и онтогенеза различных видов патогенных бактерий. Разработаны методы электронно-микроскопического изучения цитохимии окислительных ферментов бактерий и показано, что у анаэробных бактерий, в отличие от аэробных, окислительные ферменты не связаны с мембранными структурами.

Результатом многолетних фундаментальных исследований в области общей иммунологии явилось решение ряда актуальных вопросов, относящихся к иммунохимии, иммуноморфологии, клеточному иммунитету, иммунологической толерантности, естественному иммунитету.

Получены важные данные о биосинтезе и строении антител, катаболизме иммуноглобулинов, биол, свойствах антител и их структурных субъединиц. Установлен минимальный размер фрагмента молекулы антитела, сохраняющего антигенсвязывающие функции, продемонстрировано существование асинхронности в синтезе полипептидных цепей ихммуноглобулинов. Изучение биол, свойств иммуноглобулинов и их фрагментов позволило подойти к решению вопроса о регуляции биосинтеза антител по типу обратной связи.

Углубленное изучение структуры антител открыло перспективы получения препаратов гамма-глобулина со сниженной анафилактогенной активностью. Важное значение имела разработка новых методов получения иммуносорбентов. Разработан оригинальный метод агрегат-гемагглютинации, позволяющий определить предельно малые количества различных антигенов.

Исследования в области иммуно-морфологии и клеточного иммунитета внесли существенный вклад в понимание механизмов дифференцировки родоначальных клеток кроветворной ткани.

Изучен ряд гуморальных факторов, влияющих на направление дифференцировки клеток кроветворной ткани и на кооперацию лимфоидных клеток в иммунном ответе. Продемонстрировано различие в структуре и свойствах рецепторов-предшественников антителообразующих клеток и клеток, ответственных за реакции трансплантационного иммунитета.

Изучение клеточных механизмов иммунол, толерантности позволило разработать экспериментальные мо-_ дели толерантности у взрослых животных. Изучение механизма возникновения аутоиммунных заболеваний привело к установлению важной роли антигенов микроорганизмов, прежде всего стрептококка А, перекрестно реагирующих с антигенами тканей человека. У ряда штаммов возбудителей особо опасных болезней (холера, чума) выявлено антигенное сходство с нек-рыми тканями человека и животных и установлена зависимость степени вирулентности исследованных штаммов от наличия антигенов.

Разработан и рекомендован для применения в клин, практике комплексный метод антенатальной диагностики гемолитической болезни новорожденных с учетом иммунол, исследования околоплодных вод и материнской крови.

Фундаментальные исследования в области вирусологии позволили найти оригинальные подходы к изучению природы возбудителей таких болезней, как вирусный гепатит, лейкоз и др., опухоли человека и животных, а также усовершенствовать методы диагностики, лечения и профилактики вирусных болезней. Были достигнуты успехи в борьбе с одним из наиболее распространенных вирусных заболеваний — корью, а также закреплены успехи в практической ликвидации "полиомиелита.

Широкое развитие получили научные исследования в области молекулярной вирусологии. На основе современных данных о вирусных нуклеиновых к-тах и белках, их молекулярной и надмолекулярной организации, архитектуре вирионов, способах репродукции генетических материалов вирусов, формирования субвирусных структур и полноценных вирионов, а также данных по молекулярно-биологическим основам взаимодействия вирусов с клетками были сделаны первые шаги в новой области — химиотерапии вирусных инфекций.

Выполнен обширный комплекс работ по изучению синтеза вирусных специфических макромолекул при репродукции РНК-содержащих вирусов.

Наряду с данными по механизму репликации вирусных нуклеиновых к-т были получены важные результаты при изучении вирусспецифической транскрипции.

Описаны основные характеристики нуклеокапсида в составе транскриптивного комплекса, причем выявлены некоторые его отличия от нуклеокапсида, выделенного из вирионов. Получила признание разработанная советскими учеными концепция функционирования нуклеокапсидов в составе транскриптивного комплекса.

Разработана система сопряженного синтеза вирусных РНК и белков на субклеточных структурах и показано, что конечным продуктом синтеза является формирование инф. рибонуклеопротеида. Дальнейшим развитием этого направления исследований является изолирование митохондрий в качестве бесклеточных систем сопряженного синтеза вирусных макромолекул. Выполнен ряд исследований по молекулярной структуре вирусных частиц на моделях фагов и вирусов растений. Получены оригинальные данные при изучении интерференции вирусов.

Принципиально важные результаты были получены при изучении молекулярных механизмов хрон, инфекций типа системной красной волчанки и таких модельных систем, как клетки НЕр-2, зараженные вирусом клещевого энцефалита, мышиные клетки, хронически инфицированные вирусом Синдбиса, и культура клеток фибробластов, хронически инфицированных вирусом кори. В этих культурах происходит обратная транскрипция РНК-инфекционных вирусов в ДНК-инфекционные вирусы.

Советскими вирусологами внесен большой вклад в изучение онкогенных вирусов и вирусной этиологии злокачественных новообразований и болезней крови. Пионером в разработке этой проблемы явился Л. А. Зильбер, который совместно со своими сотр. разработал оригинальную вирусогенетическую теорию возникновения опухолей. В 1957 г. впервые в мире обнаружена способность онкогенного вируса преодолевать видовые барьеры при реализации онкогенной активности. Внедрение в вирусологию в 60-х ГГ. мощного арсенала современных вирусологических, биохимических, молекулярно-биологических методов позволило получить приоритетные данные по выделению и идентификации онкорнавирусов — возможных этиологических агентов рака и лейкоза человека.

Результаты фундаментальных исследований в области противовирусного иммунитета привели к созданию отечественного препарата — человеческого лейкоцитарного интерферона, являющегося эффективным профилактическим и леч. средством при гриппе и ряде респираторных вирусных заболеваний.

Получены новые данные о механизмах клеточной противовирусной резистентности, об интерференции вирусов, о способности различных штаммов вируса гриппа вызывать продукцию интерферона в организме.

Важным направлением в иммунологии является иммунология опухолей, возникновение к-рой стало возможным благодаря доказательству антигенной специфичности опухолей и существованию противоопухолевого иммунитета.

Впервые обнаружена продукция эмбрионального альфа-протеина при первичном раке печени и злокачественных тератобластомах яичка и яичников у человека. На базе данного открытия впервые для онкол, практики был предложен метод иммунодиагностики опухолей. Высокая специфичность и практическая ценность метода иммунодиагностики первичного рака печени подтверждена результатами его широкой клин, апробации.

Разрабатываются актуальные вопросы экологии гриппа, молекулярной биологии вирусов гриппа, иммунологии, эпидемиологии, профилактики и лечения этого заболевания. Наиболее важным вкладом отечественных вирусологов в разработку данной проблемы явилось учение об изменчивости вирусов гриппа и получение живых гриппозных вакцин. Разработан, изучен и внедрен в практику здравоохранения препарат ремантадин, подавляющий ранние этапы вирусного синтеза.

Исследованиями по экологии вирусов гриппа продемонстрировано наличие богатого генофонда природных вирусных популяций как возможного источника возникновения новых вариантов эпид, вирусов — возбудителей болезней человека.

Большое внимание уделялось одной из важных проблем — вирусному гепатиту. Научные исследования были направлены на изучение этиологии, профилактики, диагностики и лечения этого вирусного заболевания. В результате проведенных исследований была установлена возможность использования современных молекулярно-биологических методов для выявления возбудителя вирусного гепатита. Вирус А (инфекционный гепатит) и вирус В (сывороточный гепатит) идентифицированы. Разработаны лабораторные, клинические и эпидемиологические критерии раздельной диагностики инфекционного и сывороточного гепатита. При изучении арбовирусов разработана концепция об особенностях циркуляции разных экологических групп арбовирусов в различных географических поясах мира (Д. К. Львов и др.). На этой основе и с использованием математических методов сделан прогноз существования природных очагов арбовирусов в СССР. В результате проверки прогноза в различных р-нах страны за пять лет было выделено 30 арбовирусов, 13 из которых являются новыми для науки; они включены в Международный каталог. Изучены биофизические, морфологические и антигенные характеристики изолированных вирусов. Работа по выявлению арбовирусов на территории СССР показала существование стойких природных очагов в условиях севера, субарктики, а также в пустынной зоне Средней Азии и в Закавказье.

Большое значение имели исследования вирусных геморрагических лихорадок — крымской и омской, геморрагической лихорадки с почечным синдромом. Созданы и апробированы вакцина для профилактики крымской геморрагической лихорадки, гипериммунный специфический гамма-глобулин для лечения больных этой инфекцией. Проводится изучение экологии возбудителя омской геморрагической лихорадки, эпидемиологии и этиологии геморрагической лихорадки с почечным синдромом.

Основные направления развития клинической медицины

Советская клин. М. развивалась на основе физиологического и профилактического направлений. Опираясь на прогрессивные материалистические традиции отечественной клиники, созданные Н. И. Пироговым, школами С. П. Боткина, Г. А. Захарьина, А. А. Остроумова и др., эти направления наполнились новым содержанием, к-рое советская М., базирующаяся на методологии марксизма-ленинизма, вложила в такие принципы, как целостность организма, взаимоотношение и единство организма и окружающей среды, нервизм и др. В отличие от зарубежной клин. М., для к-рой характерна переоценка значения лабораторных исследований, излишне дробная специализация клин, дисциплин (в результате чего нередко получается так, что больной человек уходит из поля зрения врача и «заменяется» суммой больных органов и патол, реакций), объектом советской клиники всегда остается больной человек — единое целое его индивидуальных особенностей с конкретной социальной и природной средой. Один из выразителей нервизма в клинике Д. Д. Плетнев писал, что при каждом заболевании следует иметь в виду «патофизиологию всего человека с преимущественным или исходным поражением того или другого органа», и связывал это единство с ролью коры головного мозга как анализатора и коллектора сигналов, вызванных определенными раздражителями. С этих позиций лабораторно-инструментальные исследования рассматривались как важные (имеющие все большее значение с внедрением достижений физики, химии, техники в клин. М.), но не самодовлеющие, а вспомогательные методы.

В основе достижений советской клин. М. лежат разработанные советскими учеными такие новые разделы мед. науки, как клиническая патофизиология, клиническая иммунология, клиническая биохимия, клиническая фармакология и энзимологии, а также новые методы ранней диагностики, позволившие поднять вопросы диагностики, лечения и профилактики болезней на качественно новый уровень.

Академик АМН СССР E. М. Тареев на консультации. Академик АМН СССР E. М. Тареев на консультации.

Успешное развитие терапии в СССР связано с деятельностью основоположников советской клиники внутренних болезней — М. П. Кончаловского, Д. Д. Плетнева, Г. Ф. Ланга, Н. Д. Стражеско, С. С. Зимницкого и их научных школ, внесших фундаментальный вклад в разработку всех разделов внутренней М. (см. Внутренние болезни). Разных ученых и разные школы объединяли комплексный естественнонаучный подход к проблемам патологии, функциональное (физиологическое, биохимическое) направление работ, связь их тематики с узловыми проблемами здравоохранения, широкое применение клинико-экспериментального метода. Ярким примером функц, направления в клин, исследованиях могут служить выдвинутое Г. Ф. Лангом представление о дистрофии миокарда как основе недостаточности сердца (в 1936 г. он писал: «Я не придаю никакого другого значения этому термину кроме того, что он определяет... биохимическое направление исследовательской работы...») и развивавшееся его школой направление в изучении системы крови, получившее название функциональной гематологии; труды Д. Д. Плетнева по патологии сердца; лекции по сердечным и почечным болезням С. С. Зимницкого; работы М. П. Кончаловского и Н. Д. Стражеско, посвященные болезням органов пищеварения, и т. д. Важный вклад в развитие профилактического направления — учение М. П. Кончаловского о предболезни и предупредительном (в т. ч. курортном) лечении; предложенная Г. Ф. Лангом система диспансеризации больных гипертонической болезнью в транзиторной фазе и «прегипертонической фазе» и т. д.

Академик АМН СССР П. А. Куприянов (слева) с сотрудниками. Академик АМН СССР П. А. Куприянов (слева) с сотрудниками.

В области изучения сердечно-сосудистых заболеваний классическими являются исследования Д. Д. Плетнева, Н. Д. Стражеско, Г. Ф. Ланга, А. Л. Мясникова, П. Е. Лукомского, В. Н. Виноградова и М. С. Вовси и их сотр. по проблемам грудной жабы и инфаркта миокарда; школ Г. Ф. Ланга и А. Л. Мясникова по проблемам гипертонической болезни и атеросклероза; Н. Д. Стражеско, В. X. Василенко, В. Ф. Зеленина, школы Г. Ф. Ланга (А. Л. Мясников, А. А. Кедров и др.) по проблемам пороков сердца, аритмий сердечной недостаточности (см. Кардиология). В области изучения ревматизма и так наз. ревматических заболеваний значительный вклад внесли исследования патоморфологов В. Т. Талалаева, М. А. Скворцова, А. И. Струкова, клиницистов М. П. Кончаловского, Н. Д. Стражеско, А. А. Киселя, Г. Ф. Ланга, Э. М. Гельштейна, E. М. Тареева и их сотр. В итоге многолетних комплексных исследований советскими учеными обосновано представление о ревматизме как системном заболевании, в основе к-рого лежит поражение соединительной ткани инфекционно-аллергического генеза. В разработке проблем ранней диагностики, лечения и профилактики ревматизма и ревматических поражений сердца большую роль сыграли исследования коллектива Ин-та ревматизма АМН СССР, проведенные под руководством А. И. Нестерова и В. А. Насоновой. Особенности течения ревматизма у детей изучали коллективы педиатров под руководством А. А. Киселя, В. И. Молчанова, В. П. Бисяриной и др. Опубликованные в 30-х гг. руководства Д. Д. Плетнева и Г. Ф. Ланга по болезням системы кровообращения подвели итоги довоенного этапа развития кардиологии в СССР и продемонстрировали, что уже к этому времени советские исследователи вышли на передовые рубежи мировой науки. Развитие теоретических исследований, методов диагностики (электрокардиографических, биохимических, рентгенокардиологических и др.) и лечения больных сердечно-сосудистыми заболеваниями явились предпосылкой для выделения в 60-х гг. кардиологии в самостоятельную область советской М. В 1962 г. выходит в свет первый номер журнала «Кардиология», а в 1963 г. организуется Всесоюзное кардиологическое об-во. Большую роль в становлении кардиологии как комплексной научной дисциплины сыграли ведущие терапевты А. Л. Мясников, П. Е. Лукомский и др., хирурги А. Н. Бакулев, П. А. Куприянов и другие. В. В. Парин —основоположник советской космической кардиологии и др. Важной мерой организационного укрепления советской кардиологии, концентрации сил и средств на разработке магистральных ее направлений, улучшения методического руководства исследованиями и организацией кардиол, службы в масштабах страны явилось создание Всесоюзного научного кардиологического центра АМН СССР во главе с Е. И. Чазовым.

Советские кардиологи внесли значительный вклад в изучение роли нервных механизмов в регуляции кровообращения в норме и при патологии. В этом направлении были получены данные, свидетельствующие о том, что нейрогенная констрикция коронарных сосудов обусловлена одновременным возбуждением обоих отделов в. н. с. и что эта реакция усиливается при угнетении анаэробного обмена в сердце. С другой стороны, изучение соотношений между энергетическим обменом в миокарде, коронарным кровотоком и сердечной деятельностью позволило установить изменение реактивности коронарных сосудов, в условиях ишемии ведущее к усилению сосудосуживающих реакций. Уточнена роль ряда звеньев патогенеза в процессе развития и становления гипертонической болезни, что позволило обосновать представление о периодах ее развития.

Вручение золотого стетоскопа академику АМН СССР А. Л. Мясникову (в центре). Вручение золотого стетоскопа академику АМН СССР А. Л. Мясникову (в центре).

Установлено, что при атеросклерозе происходят нарушения не только липидного, но и других видов обмена, обусловленные расстройствами гормональной регуляции, функции ферментных систем организма, а также торможением окислительно-восстановительных процессов. При этом выявлены весьма характерные изменения обмена белков, липопротеидов, мукополисахаридов, что, вероятно, можно будет использовать в качестве тестов для ранней диагностики атеросклероза, выбора наиболее адекватного лечения и контроля за его эффективностью. Получены также важные данные о патогенетическом значении нарушения ферментативных процессов в сосудистой стенке и изменений свертывающей и противосвертывающей систем крови. Показано, что значительное и длительное эмоциональное напряжение отрицательного характера приводит к повышению содержания липидов в крови, уровня АД, проницаемости сосудистой стенки и склонности к тромбообразованию.

В результате проведенных иммунол. исследований было обнаружено значение аутоиммунных комплексов в развитии атеросклероза, что позволило начать важные для практической М. эксперименты по выработке иммунол, толерантности к гиперхолестеринемии. В итоге советскими учеными была сформулирована аутоиммунная теория патогенеза атеросклероза.

При изучении распространенности атеросклероза в различных географических зонах СССР выявлены отличия, обусловленные этническими и экологическими факторами. Использование метода типирования гиперлипопротеидемий, а также обнаружение корреляции между нек-рыми их типами и метаболизмом стероидных гормонов позволило производить индивидуализированный выбор гиперлипидемических препаратов, а также открыло возможности для поисков путей и средств воздействия на нарушенные звенья липидного обмена.

При дальнейшем изучении проблемы инфаркта миокарда было сформулировано понятие о метаболической и электрической нестабильности сердечной мышцы на ранних стадиях заболевания и выяснен механизм развития недостаточности кровообращения в остром периоде болезни. В ходе проведенных исследований было показано, что применение при инфаркте миокарда медикаментов, оказывающих стимулирующее влияние на течение репаративных процессов в зоне некроза, корригирующих неблагоприятные метаболические сдвига в перинекротических и внеинфарктных отделах сердечной мышцы, является важным фактором в борьбе с развивающейся недостаточностью кровообращения и в предотвращении формирования послеинфарктной аневризмы. Удалось установить, что корригирующее влияние на метаболические процессы во внеинфарктных отделах сердечной мышцы оказывают препараты, под влиянием которых ускоряется восстановление ряда ферментов цикла Кребса, а также уменьшаются явления ацидоза.

Важное значение имели исследования системы, регулирующей сокращение и расслабление миокарда. Целый ряд данных позволяет считать, что нарушение регуляции потоков кальция в миокарде приводит к патол, изменениям в сердечной мышце вплоть до ее полной остановки.

Эпидемиол. исследования сердечно-сосудистой патологии позволили изучить заболеваемость, структуру летальности, сроки наступления смертельного исхода от инфаркта миокарда и острой коронарной недостаточности, частоту внезапной смерти, а также оценить состояние оказания медпомощи этим больным.

Применение новых методов исследования, таких как коронарография, радиоизотопное сканирование и др., позволило значительно улучшить диагностику ишемической болезни сердца. Установлено, что локальные нарушения кровоснабжения миокарда могут возникать при неизмененных коронарных артериях в результате расстройств микроциркуляции. Показана возможность использования методов эхо-кардиографии и ультразвукового сканирования сердца для диагностики поражений его клапанов, выявления ранних стадий сердечной недостаточности, а также для оценки эффективности лечения больных сердечными гликозидами, стимуляторами и блокаторами бета-адренергических рецепторов. При инфаркте миокарда предложенный комплекс диагностических методов позволяет в 95% случаев поставить диагноз уже в первые часы этого заболевания. Освоение новых методов дифференциальной диагностики различных форм артериальных гипертензий при помощи контрастирования полостей почек и их сосудов, морфол, исследования биопсийного материала почек, гормональных и иммунол, исследований дало возможность дифференцировать различные виды симптоматических гипертензий, обусловленных болезнями почек или их сосудов либо заболеваниями надпочечников.

Развиваются исследования по применению электронной, электронно-вычислительной техники и математических методов в кардиологии. Создан ряд диагностических приборов, информационных, анализирующих и мониторных систем, образцы аппаратуры для телефонной и радиоэлектронной дистанционной кардиологической диагностики и комплекс электронной аппаратуры, обеспечивающий непосредственную передачу электрокардиографической информации от больного в ЭВМ. Разработаны математические модели ряда физиол, процессов, происходящих в сердце.

Значительный прогресс наблюдается в лечении сердечно-сосудистых заболеваний. Применение современных методов дифференцированной терапии больных артериальной гипертензией обеспечило возможность снижения АД у большинства из них, в результате чего у больных реже развиваются такие осложнения, как сердечная и почечная недостаточность.

Разработаны принципы дифференцированного лечения больных хрон, ишемической болезнью сердца в зависимости от особенностей клин, течения заболевания, а также степени поражения коронарных артерий. Широкое применение современных методов обезболивания при инфаркте миокарда, электрической дефибрилляции и трансвенозной стимуляции сердца позволило снизить смертность от кардиогенного шока и тяжелых нарушений ритма. В частности, использование метода трансвенозной эндокарднальной временной электростимуляции сердца позволило снизить летальность больных инфарктом миокарда с полной поперечной блокадой сердца на 15 — 20%.

Академик АМН СССР В. Н. Виноградов на обходе больных. Академик АМН СССР В. Н. Виноградов на обходе больных.

В результате изучения скорости ассимиляции и выведения различных гликозидов уточнены принципы лечения ими больных сердечной недостаточностью. Разработанный советскими учеными метод электроимпульсной терапии нашел применение также в лечении мерцательной аритмии. В результате проведения исследований по усовершенствованию методов электро импульсной терапии нарушений сердечного ритма созданы новые биоуправляемые стимуляторы, стимулятор парных импульсов, малогабаритный дефибриллятор, контрольная аппаратура. Закончена разработка нового источника питания для кардиостимулятора на основе радиоактивного плутония, способного обеспечить непрерывную работу аппарата в течение десяти лет.

Успешно разрабатывались научные принципы реабилитации больных инфарктом миокарда, что позволило сократить сроки временной нетрудоспособности после перенесенного острого инфаркта миокарда, и хирургические методы лечения пороков сердца, ишемической болезни сердца и др.

Достижения кардиологии внедрялись и успешно использовались в практике здравоохранения и принесли ощутимые результаты. Так, интенсивное лечение больных инфарктом миокарда в специализированных блоках (созданы во многих городах нашей страны) способствует снижению смертности от этого заболевания. Разработанная система поэтапного обследования больных артериальной гипертензией при внедрении ее в практику поликлинической работы позволила значительно улучшить диагностику симптоматических форм заболевания и благодаря этому обеспечить более эффективное лечение больных.

В леч. учреждениях все шире применяются для дифференциальной диагностики симптоматической гипертензии специальные рентгенол, методы и пункционная биопсия почек.

Применение принципов и методов дифференцированного лечения больных гипертонической болезнью обеспечивает снижение трудовых потерь от этого заболевания.

Проблемам патологии органов дыхания (острая пневмония, хрон, неспецифические заболевания легких, нагноение легких) посвящены выдающиеся труды М. П. Кончаловского, М. Д. Тушинского и др. Г. Ф. Ланг, В. Виноградов, Б. Е. В отчал и их сотр. разработали и внедрили ряд методов инструментального исследования, функц, диагностики заболеваний органов дыхания, исследовали вопросы патогенеза, диагностики и лечения хрон, пневмоний, легочно-сердечной недостаточности и др. (см. Пульмонология).

Наряду с терапевтами в разработке этих проблем активно участвовали микробиологи, морфологи, патофизиологи, хирурги. Работами Г. В. Выгодчикова, В. Д. Tимакова и др. было установлено уменьшение роли пневмококка и усиление роли микроорганизмов, считавшихся ранее условно патогенными, в этиологии острой пневмонии. Успехи, достигнутые в области вирусологии, позволили утверждать, что в большом проценте случаев возникновение острой пневмонии обусловливается тем или иным вирусом. Многочисленными исследованиями показана роль нарушений функций нервной системы, внешнего дыхания, иммунобиол, реакций в патогенезе пневмоний. Исследования А. И. Абрикосова, И. В. Давыдовского и др. в значительной степени изменили представления о морфол, изменениях при острой и хрон, пневмонии. В разработку методов хирургического лечения хрон, нагноительных заболеваний легких большой вклад внесли С. И. Спасокукоцкий, А. Н. Бакулев, Б. Э. Линберг, В. И. Стручков, Ф. Г. Углов, Н. В. Антелава и др.

Как самостоятельный раздел мед. науки, изучающий туберкулез легочной и внелегочной локализации, развивалась фтизиатрия (см.). Морфол. исследования А. И. Абрикосова, В. Г. Штефко, А. И. Струкова, патофизиол, направление основных работ школ В. А. Воробьева и А. Я. Штернберга, клин, исследования Ф. Г. Яновского, А. А. Киселя (выделил особую форму заболевания у детей — хроническую туберкулезную интоксикацию без локальных изменений), Г. Р. Рубинштейна, А. Е. Рабухина и др. обусловили достижения советской фтизиатрии. Вопросы патогенеза, клиники и лечения костно-суставного туберкулеза были всесторонне изучены крупными хирургами Т. П. Краснобаевым и П. Г. Корневым. Были созданы оригинальные организационные формы борьбы с туберкулезом. В отличие от других стран, туберкулезный диспансер в СССР гармонически соединяет функции раннего выявления, лечения и предупреждения туберкулеза.

Развитие учения о болезнях органов пищеварения является ярким примером влияния работ физиол, школы И. П. Павлова на клин. М. Так, благодаря совместным исследованиям М. П. Коичаловско-го и И. П. Разенкова, а также экспериментальным исследованиям H. Н. Бурденко и Б. Н. Могильницкого, А. Д. Сперанского и др. был установлен неврогенный генез язвенной болезни. В изучение вопросов клиники, патогенеза, лечения и профилактики заболеваний жел.-киш. тракта, печени, поджелудочной железы большой вклад внесли работы Н. И. Лепорского, Р. А. Лурии, М. И. Певзнера, Н. Д. Стражеско, М. М. Губергрица, А. Л. Мясникова, В. X. Василенко, E. М. Тареева, Ф. И. Комарова, С. М. Рысса, М. Н. Шатерникова, О. П. Молчановой и др. В 60-х гг. гастроэнтерология (см.) оформилась в СССР как самостоятельная научная клин, дисциплина, представленная профильными НИИ, специализированными клиниками, научными об-вами.

Развитие учения о болезнях почек, связанное с работами С. С. Зимницкого, М. И. Вихерта, М. С. Вовси, E. М. Тареева и др., применение специальных методов исследования (в т. ч. прижизненные исследования пунктатов почек) и лечения (активные методы терапии почечной недостаточности и др.) привели к выделению в самостоятельный научный раздел нефрологии (см.).

Достижения в разработке теоретических и лечебно-диагностических проблем гематологии (см.) связаны с формированием крупных школ советских гематологов: в Москве — А. Н. Крюкова — И. А. Кассирского и М. П. Кончаловского; в Ленинграде — М. И. Аринкина и Г. Ф. Ланга. Быстрый прогресс гематологии очевиден. В результате комплексных исследований с использованием современных цитологических методов получена морфологическая и функциональная характеристика гемопоэтических клеток на всех стадиях дифференцировки, изучены процессы пролиферации и кинетики кроветворения. Получены данные, свидетельствующие о клональной сущности лейкозов и их мутационной природе. Разработаны и внедрены в практику новые методы диагностики лейкозов, способствующие более раннему их выявлению и своевременному лечению. Определенные успехи в лечении этих тяжелых заболеваний связаны с созданием и внедрением новых отечественных противолейкозных препаратов и программ комбинированной интенсивной химиотерапии (Ю. И. Лорие, А. И. Воробьев и др.). Разработаны и внедрены в леч. практику новые критерии диагностики и программы лечения ряда других гематол. заболеваний.

С именами терапевтов В. Д. Шервинского, В. М. Коган-Ясного, Н. А. Шерешевского, В. Г. Баранова, хирургов В. А. Оппеля, А. В. Мартынова и др. связаны успехи клин, эндокринологии (см.) в изучении природы заболеваний желез внутренней секреции и в их медикаментозном и хирургическом лечении.

Больших успехов добились советские радиологи и рентгенологи. Еще в 1918 г. в Петрограде был основан Государственный рентгенологический, радиологический и раковый ин-т (ныне Центральный научно-исследовательский рентгенорадиологический ин-т М3 СССР). Одним из организаторов и руководителей ин-та был М. И. Неменов. В 1920 г. по инициативе С. П. Григорьева в Харькове создается Украинская рентгенологическая академия, в 1921 г. переименованная в Рентгенологический, радиологический и онкологический ин-т. В 1921 г. открывается его филиал в Одессе, впоследствии в течение ряда лет бывший самостоятельным научно-практическим учреждением.

В 1920 г. организован Киевский рентгенорадиологический ин-т.

В 1922 г. учрежден, а в 1924 г. начал функционировать Московский рентгенорадиологический ин-т. В дальнейшем рентгенорадиологические институты были созданы в Воронеже, Ростове-на-Дону, Свердловске и других городах. 1919 г. ознаменовался организацией первой самостоятельной кафедры рентгенологии (в Петроградском ин-те усовершенствования врачей), учреждением журнала «Вестник рентгенологии» и организацией Российской ассоциации рентгенологов и радиологов, которая с 1924 г. стала именоваться Всесоюзной ассоциацией (в последующем научным об-вом) рентгенологов и радиологов.

Советская рентгенология (см.) вправе гордиться своими достижениями в различных областях остеологии, в особенности функциональной рентгеновской анатомии и функциональной патологии костно-суставного аппарата, дающей возможность изучать форму и строение живого человеческого тела. Рентгеновы лучи в анатомии впервые применил В. Н. Тонкое (1896). Всеобщее признание получил фундаментальный труд С. А. Рейнберга «Рентгенодиагностика заболеваний костей и суставов». Ленинградской школе рентгенологов во главе с Д. Г. Рохлиным принадлежит заслуга изучения морфологической основы рентгенологических изображений костей и суставов. Мировое признание приобрели исследования костей и суставов древних людей, в результате которых получены данные о географическом аспекте распространения болезней, условиях жизни и даже внешнем виде людей предшествующих эпох.

В развитии и становлении онкологической рентгенодиагностики большую роль сыграли научные исследования М. И. Неменова, В. А. Фанарджяна и др. В этот же период традиции отечественной радиобиологии были заложены в научных учреждениях Ленинграда. Среди наиболее крупных достижений тех лет следует назвать классические исследования Е. С. Лондона, Г. А.Надсона, А. А. Заварзина, Г. С. Филиппова и др., заложившие основы радиобиологии (см.) и радиационной генетики (см.).

В связи с открытием и мирным использованием атомной энергии сформировалось новое направление иммунологии — так наз. радиационная иммунология (В. Л. Троицкий И др.).

Ученые нашей страны изучили экспериментальные и клин, аспекты лучевой терапии онкол, больных. М. И. Неменов, А. М. Югенбург, Г. В. Шор, В. Г. Гаршин, Я. Г. Диллон, А. С. Павлов, М. П. Домшлак и др. создали основы экспериментально-клинической радиологии, разработали физико-технические аспекты лучевой терапии злокачественных опухолей. При непосредственном участии советских ученых отечественная промышленность уже в годы первых пятилеток освоила производство рентгено-радиологической аппаратуры, электронных трубок и дозиметрических приборов. Оснащение лечебных и научных учреждений рентгено-радиологической техникой дало возможность органам здравоохранения наладить клинико-диагностическую работу и организовать планомерную и систематическую борьбу со злокачественными новообразованиями, в к-рой лучевая терапия заняла одно из ведущих мест.

Внедрение в практику здравоохранения радиофармацевтических препаратов открыло новые возможности изучения жизнедеятельности организма в норме и при различных заболеваниях. Применение радиоактивных изотопов позволило в физиологических условиях изучить функциональное состояние отдельных органов и систем, особенно быстро протекающих процессов в организме, а также получить изображение отдельных органов, представление о форме, величине, топографическом расположении органа и наличии в нем патологических изменений. Значительный успех, достигнутый с помощью радиофармацевтических препаратов в распознавании различных заболеваний, сделал радиоизотопную диагностику необходимым методом в общеклиническом обследовании больных.

Советская хирургия (см.) выросла из русской хирургии, у ее истоков стояли такие корифеи, как Н. И. Пирогов, Н. В. Склифосовский, С. П. Федоров, И. И. Греков, В. А. Оппель, А. В. Мартынов, П. А. Герцен и др.

В трудные годы гражданской войны, голода и послевоенной разрухи многие видные русские хирурги самоотверженно работали в госпиталях и б-цах, закладывая основы будущего расцвета советской хирургии. Этот расцвет наметился еще в первое десятилетие после Великой Октябрьской социалистической революции и связан с деятельностью С. П. Федорова, создавшего школу хирургов (П. А. Куприянов, H. Н. Еланский, В.Н. Шамов и др.), оставившего основополагающие труды по хирургии мочевых и желчных путей; И. И. Грекова, С. И. Спасокукоцкого, А. Г. Савиных, С. С. Юдина, Ю. Ю. Джанелидзе и др., которые внесли крупный вклад в развитие брюшной и неотложной хирургии; П. А. Герцена и H. Н. Петрова, заложивших основы онкологии в СССР; В. Д. Опиеля, H. Н. Бурденко, сыгравших особую роль в становлении советской военно-полевой хирургии.

Необходимость комплексного изучения организационных, диагностических и лечебно-тактических вопросов ургентной хирургии привела к созданию специальных научно-исследовательских ин-тов (Московский научно-исследовательский ин-т скорой помощи им. Н. В. Склифосовского, Ленинградский научно-исследовательский ин-т скорой помощи им. Ю. Ю. Джанелидзе и др.), успешно решавших проблемы неотложной хирургии, и прежде всего определение тактики экстренного хирургического вмешательства при остром аппендиците, перфоративной язве желудка, кишечной непроходимости и т. д.

А. В. Вишневский в 20-е гг. предложил метод местного обезболивания при помощи тугого ползучего новокаинового инфильтрата, который вошел в леч. практику. В 1920— 1925 гг. С. С. Брюхоненко был разработан метод искусственного кровообращения и создан первый в мире аппарат искусственного кровообращения — автожектор, позволивший изучать центральное действие фармакол, веществ. Метод искусственного кровообращения впервые был применен для операций на сердце, а позднее использован для оживления организма после наступления клинической смерти. В 1936 г. была создана лаборатория, в к-рой на основании работ Ф. А. Андреева был применен метод оживления организма восстановлением сердечной деятельности при помощи центрального артериального нагнетания крови с адреналином в сочетании с вдуванием воздуха в легкие при помощи специальных аппаратов искусственной вентиляции легких.

К 1941 г., к началу Великой Отечественной войны, советская хирургия окрепла, обогатилась методами современного лечения ран, создала выдающиеся хирургические школы.

В годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. основная тяжесть медпомощи раненым легла на плечи хирургов. Эффективность советской военно-полевой хирургии была доказана на практике: удалось добиться возвращения в строй св. 72% раненых. Исключительны заслуги ведущих хирургов того времени H. Н. Бурденко, П. А. Куприянова, А. Н. Бакулева, М. Н. Ахутина, С. С. Гирголава, Ю. Ю. Джанелидзе, В. С. Левита и др.

Прогресс современной хирургии неразрывно связан с научно-технической революцией. Успехи хирургии основываются на использовании всех достижений мед.-биол, и технических наук. Атомная энергия, ультразвук, электроника и компьютеры, лазеры, современная оптика и микрохирургическая техника, крио-техника, комплексы гипербарической оксигенации и многие другие достижения науки и техники нашли применение в хирургии.

Член-корреспондент Академии наук СССР П. А. Герцен (справа) консультирует. Член-корреспондент Академии наук СССР П. А. Герцен (справа) консультирует.

В содружестве физиологии и хирургии в нашей стране родились научные направления и методы, без которых немыслимо дальнейшее развитие клин. М. Это клиническая физиология, энзимологии, иммунология, реаниматология, искусственное кровообращение, переливание консервированной и трупной крови, применение полимеров, пластические и реконструктивные способы восстановления костей, органов, конечностей, трансплантация, создание искусственных органов, баротерапия и мн. др.

Большую роль сыграли достижения анестезиологии (см.), развитие ее материально-технической базы. Современные советские наркознодыхательные аппараты (РО-5, РО-6, Полинаркон-2 и др.) выполнены на уровне лучших мировых стандартов, а по нек-рым параметрам превосходят их. Созданы первые советские клин, варианты совершенной контрольно-диагностической аппаратуры («Симфония» и др.), позволяющей своевременно осуществлять регуляцию основных жизненных функций организма.

Успешно развивались исследования в области переливания крови. В 1926 г. создан первый в мире Ин-т гематологии и переливания крови в Москве, организатором и руководителем к-рого был А. А. Богданов. Прогрессу трансфузиологии (см.) в значительной мере способствовала деятельность А. А. Богомольца, С. И. Спасокукоцкого, С. С. Юдина, В. Н. Шамова, А. А. Багдасарова, А. Н. Филатова и др. Головным ин-том в области трансфузиологии в стране является Центральный научно-исследовательский ин-т гематологии и переливания крови М3 СССР. Советскими учеными-трансфузиологами и гематологами проведены фундаментальные исследования в области лечебного действия переливания крови, ее компонентов, препаратов и кровезаменителей. Предложены методы определения серол. совместимости крови донора и реципиента, установлено большое значение антигенов лейкоцитов, могущих вызвать сенсибилизацию организма и трансфузионные реакции. Разработаны теоретические основы консервирования крови, позволившие создать и внедрить в практику эффективные методы массовой заготовки и хранения крови, в т. ч. многолетнего хранения замороженных клеток крови; методы фракционирования белков плазмы для получения леч. препаратов (альбумина, протеина, гамма-глобулина, фибриногена, криопреципитата, тромбина, фибринных пленок), эффективных иммунных препаратов направленного действия против стафилококковой инфекции, коклюша, оспы, столбняка, ботулизма, иммуноглобулина антирезус. Разработаны и широко применяются три группы кровезаменителей направленного действия: гемодинамические (полиглюкин, реополиглюкин, желатиноль), дезинтоксикационные (гемодез, полидез), для парентерального питания (белковые гидролизаты — гидролизат казеина, гидролизин, аминопептид и др.). Предложен инфузионный солевой р-р — пактасол. Изучены вопросы переливания крови, ее компонентов, препаратов и кровезаменителей при различных патол, состояниях.

С 1962 г. в СССР разрабатывается метод гипербарической оксигенации, который применяется в предоперационной подготовке больных с сердечнососудистой недостаточностью и выраженной общей гипоксией, не поддающейся коррекции другими способами, в практике интенсивной терапии послеоперационных больных — при гипоксии мозга, печени, почек, воздушной эмболии. Баротерапия эффективна при анаэробной инфекции. Введение в эксплуатацию крупнейшего в мире комплекса гипербарической оксигенации в Ин-те клинической и экспериментальной хирургии М3 СССР (Б. В. Петровский, С. H. E фу ни) в значительной степени расширило возможности для проведения исследований в этой области. Операции в условиях барокамеры успешно проводились в Ин-те сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева (В. И. Бураковский и др.) и ряде других учреждений.

Достижения в оперативном лечении болезней сердца, легких, желудка, пищевода, сосудов, суставов связаны с внедрением оригинальных простых и сложных способов пластики, в т. ч. аллопластики, реконструкции, трансплантации. Советские хирурги внесли значительный вклад во все эти проблемы, предложили оригинальные способы кожной пластики. Важную роль в развитии реконструктивной и восстановительной хирургии сыграла кожная пластика стебельчатым лоскутом по В. П. Филатову.

Широко известна роль советских ученых в развитии хирургии пищевода. Так, П. А. Герцен еще в 1907 г. демонстрировал первую в мире удачную операцию антеторакальной пластики пищевода из тонкой кишки; С. С. Юдин разработал оригинальный способ создания искусственного предгрудинного пищевода из тонкой кишки. Его книга «Восстановительная хирургия при непроходимости пищевода», 1954, является классическим трудом.

Академик В. П. Филатов в лаборатории. Академик В. П. Филатов в лаборатории.

Первые успешные операции по поводу рака грудного отдела пищевода, выполняемые из трансторакального доступа, проведены в нашей стране в 1945 —1946 гг. (В. И. Казанский, Б. В. Петровский). В результат© широкого внедрения этого метода в хирургическую практику были спасены тысячи жизней больных. Разработаны и внедрены в практику методы лечения доброкачественных заболеваний пищевода — рубцовых стриктур, лейомиом, кардиоспазма и др. Совершенствование техники оперативных вмешательств позволило с хорошими и отличными результатами оперировать больных с заболеваниями желудка, желчного пузыря, печени, со сложными патол, процессами в панкреатодуоденальной зоне.

Широкое развитие получила хирургия органов дыхания — легких, трахеи, бронхов. До 1941 г. были проведены важные теоретические исследования строения и функции легких, накапливался первый опыт операций на легких.

П. А. Герцен еще в 1912 г. сообщил о лобэктомии, произведенной им по поводу гнойного заболевания легкого, с хорошим отдаленным результатом. В дальнейшем, в годы первой мировой и гражданской войн, развитие легочной хирургии задержалось. Только в 1925 г. С. И. Спасокукоцкий опубликовал сообщение о лобэктомии по поводу бронхоэктазов. Одним из первых успешно провел операцию лобэктомии и пневмонэктомии ученик С.И. Спасокукоцкого Б. Э. Линберг, который сделал ряд сообщений на заседаниях Хирургического об-ва в Москве и на Международном съезде хирургов в Брюсселе в 1938 г. Другой ученик С. И. Спасокукоцкого А. Н. Бакулев в 1938 г. произвел лобэктомию с благоприятным исходом при хрон, абсцессе, в 1939 г.— при актиномикозе. Среди русских хирургов, проводивших лобэктомию до 1941 г., были также В. Р. Брайцев, H. Н. Бурденко, С. П. Федоров и др.

С 1945 г. в ряде хирургических клиник началась интенсивная разработка этой области хирургии по трем направлениям: хирургия хрон, неспецифических заболеваний легких; хирургия рака; хирургия туберкулеза легких. Успехи в области хирургии легких в значительной мере связаны с изучением патофизиол. особенностей открытого пневмоторакса, рефлексогенных зон органов грудной полости и введением в практику надежных способов обезболивания.

По мере восстановления мед. промышленности, снабжавшей хирургические клиники новой наркозной и дыхательной аппаратурой, сшивающими аппаратами, впервые разработанными в нашей стране, расширялся круг учреждений, занимающихся легочной хирургией. Активно включились в легочную хирургию B. Н. Шамов, П. А. Куприянов и другие ведущие хирурги. Был также обобщен опыт Великой Отечественной войны по лечению огнестрельных ранений грудной клетки и их последствий. После 1950 г. начали быстро развиваться все разделы легочной хирургии, совершенствовались методики и техника радикальных операций, был накоплен большой опыт хирургического лечения заболеваний легких (Л. К. Богуш, Б. В. Петровский, В. И. Стручков, Ф. Г. Углов, М. И. Перельман и др.).

Первые попытки хирургического вмешательства на сердце были связаны с ранениями этого органа (П. А. Герцен, Ю. Ю. Джанелидзе и др.). В 30-е гг. обстоятельной разработкой открытого доступа к клапанам сердца занимался H. Н. Теребинский; в его опытах искусственное кровообращение поддерживалось при помощи аппарата C. С. Брюхоненко. Однако условия для переноса результатов этих опытов на человека создались значительно позже. Особую роль в развитии сердечно-сосудистой хирургии в СССР сыграли А. Н. Бакулев, П. А. Куприянов, E. Н. Мешалкин, Б. В. Петровский, А. А. Вишневский, В. И. Бураковский, H. М. Амосов. В 1948 г. А. Н. Бакулев впервые в стране выполнил операцию перевязки открытого артериального протока; в 1951 г. он наложил анастомоз между верхней полой веной и легочной артерией и сделал операцию по поводу аневризмы грудной аорты, а в 1952 г. провел закрытую митральную комиссуротомию. По инициативе А. Н. Бакулева были созданы Ин-т сердечнососудистой хирургии АМН СССР и проблемная комиссия союзного значения «Хирургическое лечение заболеваний сердца и сосудов». Значительным шагом вперед в развитии хирургии явились операции на выключенном из кровообращения «сухом сердце» с применением аппаратов искусственного кровообращения. Первая успешная операция под гипотермией при врожденном пороке сердца (под контролем зрения) была проведена в 1954 г. П. А. Куприяновым; E. Н. Мешалкин выполнил операцию кавапульмонального анастомоза (1956). Б. В. Петровский в 1958 г. использовал диафрагмальный лоскут на ножке как пластический материал при лечении аневризмы сердца. В том же году в СССР начали проводить операции на «сухом сердце» под гипотермией. С 1960 г. быстро развивается протезирование клапанов сердца.

Благодаря совершенствованию методов диагностики сердечно-сосудистых заболеваний, успехам клин, физиологии, анестезиологии, реаниматологии и трансфузиологии были созданы условия для проведения сложных операций на сердце и сосудах. В частности, освоены методы одновременного замещения двух и трех клапанов сердца, предложены новые методы хирургического лечения сложных и комбинированных врожденных пороков сердца, метод сочетанного применения искусственного кровообращения и гипербарической оксигенации, повышающий безопасность хирургического вмешательства при сложных пороках сердца. Показана высокая эффективность операций с применением отечественных протезов митрального и аортального клапанов. Была создана и усовершенствована новая отечественная аппаратура искусственного кровообращения, предложена система мероприятий по предупреждению острой сердечной недостаточности при хирургических вмешательствах на сердце и в послеоперационном периоде, выработана схема поэтапной мед. реабилитации больных, оперированных по поводу сердечнососудистых заболеваний.

Были предложены сложные реконструктивные операции на аорте, почечных и позвоночных артериях, сосудах шеи, лица, конечностей. С целью улучшения кровоснабжения сердечной мышцы проводятся операции аортокоронарного шунтирования.

Хирургическое лечение заболеваний сердца приобретает все более восстановительно - реконструктивный характер и развивается по четырем основным направлениям: лечение пороков, аневризм, хронической и острой ишемической болезни сердца. Значительное распространение получила в СССР имплантация электрических кардиостимуляторов отечественной конструкции, в т. ч. с изотопными источниками питания, при полной поперечной блокаде сердца. С 1956 г. проводите я операции резекции постинфарктной аневризмы сердца. Накопленный в ангиохирургии опыт позволяет ряду советских хирургов (H. Н. Малиновский, М. Д. Князев, А. В. Покровский и др.) выполнять многие реконструктивные операции на коронарных артериях при хронической ишемии миокарда и при комплексном лечении тяжелых форм острой ишемии миокарда.

Начиная с 1967 г. в СССР проводятся интенсивные исследования в области «искусственного сердца», по созданию различных моделей имплантируемых спаренных насосов, приборов и автоматических систем управления ими (В. И. Шумаков и др.). Работы по созданию «искусственного сердца» проводятся в плане межгосударственного научного сотрудничества советских ученых (Ин-т клинической и экспериментальной хирургии, Ин-т трансплантологии и искусственных органов) с учеными США.

В области вспомогательного кровообращения проведена большая работа по созданию отечественной аппаратуры. Уже имеется определенный опыт применения внутриаортального насоса-баллончика и синхронной веноартериальной перфузии с оксигенацией крови у больных кардиогенным Pi ожоговым шоком.

Во второй половине 20 в. сосудистая хирургия заняла важное место, что определяется резким увеличением числа больных с атеросклеротическими поражениями аорты и различных артерий. В связи с этим на базе Ин-та клинической Pi экспериментальной хирургии образован Всесоюзный центр экстренной сосудистой хирургии, созданы сосудистые центры по оказанию экстренной хирургической помощи в областных и крупных городских б-цах. Эти центры оснащены необходимой аппаратурой. В них работают специальные дежурные бригады, готовые по первому требованию выехать в любой р-н нашей страны. Опыт организации таких центров полностью себя оправдал.

Академик Б. В. Петровский с ассистентами производит операцию пересадки почки. Академик Б. В. Петровский с ассистентами производит операцию пересадки почки.

Примером успеха сосудистой хирургии являются операции при вазоренальной гипертензии. Широко разрабатывается хирургия брюшного отдела аорты. Выполняются экстренные операции при разрыве аневризмы брюшного отдела аорты, считавшиеся ранее почти бесперспективными. Высокоэффективны также отечественные методы операций на венозных стволах (В. С. Савельев и др.). Качественно новый этап развития хирургии сосудов открывает микрохирургия (операции, проводимые при помощи микроскопа, специальной оптики и специально созданного прецизионного инструментария), позволяющая восстановить проходимость артерий, вен кисти и пальцев, лимф, сосудов, расширяющая возможности аутотрансплантации пальцев, кисти и других органов (см. Микрохирургия).

Трансплантология (см.), родившаяся как ветвь хирургии, вышла далеко за пределы этой специальности, изучая теоретические и клинические аспекты пересадок жизненно важных органов. Еще в 1933 г. Ю. Ю. Вороной предпринял первую в мире попытку пересадки почки (трупной). Первая в СССР успешная операция пересадки почки была произведена в 1965 г. Б. В. Петровским. За последующее десятилетие в стране выполнено ок. 1500 таких операций. Действуют 16 центров пересадки почки, объединенных с большим числом лабораторий хрон, гемодиализа.

В августе 1971 г. в Москве был проведен XIV конгресс Международного об-ва хирургов, который явился актом признания мировой мед. общественностью значительных успехов, достигнутых советскими хирургами.

В тесной связи с достижениями хирургии развивались в СССР ряд специальных клин, научных дисциплин, в т. ч. нейрохирургия (см.). Еще в 1912 г. В. М. Бехтерев и Л. М. Пуссеп организовали в Петербурге в составе Психоневрологического ин-та первую в мире нейрохирургическую клинику. Здесь началась разработка методов хирургического лечения травм нервной системы — направление, получившее особое развитие во время первой (а затем и второй) мировой войны. Однако оформление нейрохирургии в самостоятельную дисциплину произошло после Великой Октябрьской социалистической революции. В 1921 г. А. JI Поленов в петроградском Ин-те восстановительной хирургии организовал специализированное отделение хирургической невропатологии. Здесь он впервые в СССР произвел операцию на проводящих путях головного и спинного мозга при болевом синдроме и гиперкинезе, предложил (1927) операцию подкорковой пирамидэктомии для лечения гематетоза, джексоновской и кожевниковской эпилепсии и др. Важным этапом становления советской нейрохирургии явилось создание в Ленинграде в 1926 г. первого в мире Ин-та хирургической невропатологии (во главе с А. Г. Молотковым,, а с 1929 г.— С. П. Федоровым), где началось комплексное изучение многих вопросов теории и практики нейрохирургии и интенсивная подготовка кадров нейрохирургов. В Москве создателем оригинальной хирургической школы с резко очерченным экспериментальным направлением был H. Н. Бурденко. В 1929 г. он совместно с В. В. Крамером организовал нейрохирургическую клинику при Московском рентгеновском ин-те, на базе к-рой в 1934 г. был создан Московский нейрохирургический ин-т (ныне Ин-т нейрохирургии им. H. Н. Бурденко АМН СССР); здесь работали Б. Г. Егоров, А. И. Арутюнов и другие видные нейрохирурги. Работы H. Н. Бурденко и его школы в области онкологических заболеваний ц. н. с., патологии в. н. с., нарушений мозгового крово- и ликворообращения явились ценным вкладом в теорию и практику нейрохирургии. В 1937 г. началось издание журнала «Вопросы нейрохирургии» — первого в мире по данной тематике; его организатором и первым редактором был H. Н. Бурденко. В предвоенные годы советские нейрохирурги сосредоточили основные усилия на проблемах открытой и закрытой травмы черепа и головного мозга, позвоночника и спинного мозга, периферической нервной системы; были разработаны основы военно-полевой нейрохирургии, создана система организации специализированной нейрохирургической помощи, что сыграло важную роль в годы Великой Отечественной войны, когда военные нейрохирурги добились замечательных успехов, возвратив в строй большое число раненых. В 70-х гг. несомненные успехи достигнуты в хирургическом лечении сосудистых заболеваний и опухолей головного мозга. Расширены показания к операциям, повышена радикальность хирургического лечения и значительно снижена послеоперационная летальность при артериальных и артериовенозных аневризмах. В Ин-те нейрохирургии им. H. Н. Бурденко, к-рым руководит А. Н. Коновалов, разработан метод эндоваскулярной хирургии, позволяющий решить проблему лечения каротидно-кавернозных соустий, проводить исследования мозгового кровотока в отдельных сосудистых системах. Применяются методы стереотаксиса, криохирургии и т. д.

Продолжается расширение сети нейрохирургических учреждений. Практически во всех республиканских, краевых, областных центрах, во многих крупных промышленных городах имеются нейрохирургические и нейротравматологические отделения. Головным нейрохирургическим учреждением страны, координирующим научные исследования, методическую и организационную работу, является Ин-т нейрохирургии им. H. Н. Бурденко АМН СССР; в Российской Федерации — Ленинградский нейрохирургический ин-т им. А. Л. Поленова; на Украине — Киевский ин-т нейрохирургии, к-рым руководит А. П. Ромоданов. Созданы межобластные нейрохирургические центры в Горьком, Иркутске, Казани, Ростове-на-Дону, Саратове, Свердловске и других городах. Во всех мед. ин-тах СССР введен обязательный курс нейрохирургии.

Отечественные ученые внесли большой вклад в развитие травматологии (см.), ортопедии (см.) и протезирования. Г. И. Турнер и Р. Р. Вреден создали в Петербурге первые в России ортопедическую клинику при ВМА и Ортопедический ин-т и на их базе — оригинальные школы ортопедов и травматологов. М. И. Ситечко разрабатывал технику ортопедической травматологии в Харьковском медико-механическом ин-те и явился инициатором создания новых форм леч. учреждений (детский ортопедический профилакторий, трудовой профилакторий). H. Н. Приоров, возглавлявший Лечебно-протезный ин-т в Москве (ныне Центральный ин-т травматологии и ортопедии им. H. Н. Приорова), внес значительный вклад в разработку теоретических и практических вопросов протезирования и в травматологию. В. В. Гориневская разрабатывала функц, методы лечения (в т. ч. леч. физкультуру) при травмах опорно-двигательного аппарата. Г. А. Альбрехт еще в 1916 г. выступил с программой реорганизации на научной основе протезирования в России, к-рая была реализована в послереволюционные годы в деятельности учреждений социального обеспечения и первого в нашей стране Ленинградского ин-та протезирования (1919). Ленинградской школой протезистов заложены основы хирургической реконструкции культей, разработаны первые в стране активные протезы рук. Коллективными усилиями Г. И. Турнера, Р. Р. Вредена, Т. П. Краснобаева были заложены основы детской ортопедии.

Общегосударственное социально-экономическое значение проблемы травматизма и лечения повреждений и заболеваний опорно-двигательного аппарата обусловило разработку системы мер предупреждения травматизма и создание мощной научной базы для исследований в области травматологии и ортопедии. В этой работе принимали участие различные организации и ведомства, партийные и советские органы, профессиональные союзы. Координирующим центром является Центральный научно-исследовательский ин-т травматологии и ортопедии им. H. Н. Приорова М3 СССР. Научные исследования в стране ведут 20 научно-исследовательских ин-тов травматологии и ортопедии и св. 90 кафедр мед. вузов и ин-тов усовершенствования врачей, 3 НИИ скорой помощи. В научных исследованиях участвуют более 1,5 тыс. ученых, среди них около одной трети доктора и кандидаты наук.

Характерной чертой современных научных исследований является их теоретическая направленность, использование смежных областей науки в прикладных аспектах травматологии. Наиболее успешно проводятся исследования в направлении изучения травматизма и научных основ организации травматол. помощи, клиники и лечения повреждений опорно-двигательного аппарата, патофизиологии, диагностики и лечения ортопедических заболеваний у взрослых, костной патологии у детей и подростков. Научная разработка и внедрение в практику новых форм организации специализированной медпомощи на догоспитальном этапе позволили значительно снизить смертность пострадавших от травм на месте происшествия. Специальное развитие получила геронтологическая травматология.

Советские ученые являются пионерами ряда оригинальных направлений и методов лечения больных травматолого-ортопедического профиля. Многие из этих методов нашли признание и за рубежом. Разработаны и внедрены в практику методы комплексного консервативного и оперативного лечения больных пожилого возраста с переломами позвоночника, бедренной кости и других локализаций. В этих случаях в леч. процессе принимают обязательное участие терапевты и невропатологи, что привело к значительному снижению летальности.

Большое социальное и экономическое значение имеют успехи хирургии кисти. Созданы методы устойчивого остеосинтеза при некоторых переломах длинных трубчатых костей, разработаны методы обследования и хирургического лечения переломов позвоночника, усовершенствованы классификация и тактика лечения открытых множественных и сочетанных повреждений опорно-двигательного аппарата. К существенным достижениям следует отнести работы по компрессионно-дистракционному остеосинтезу в лечении переломов, ложных суставов и деформации костей, новый метод ультразвуковой обработки костей, методы раннего выявления и лечения врожденного вывиха бедра и других врожденных заболеваний и деформаций, комплексного лечения сколиоза в условиях специализированных школ-интернатов (М. В. Волков, О. Н. Гудушаури, В. К. Калнберз, В. А. Поляков и др.). Проведены глубокие теоретические исследования репаративных процессов костной ткани и возможностей их стимуляции в условиях внеочагового устойчивого остеосинтеза. Создан ряд компрессионно-дистракционных и шарнирных аппаратов различного назначения, позволяющих сочетать стабильное соединение костных фрагментов с ранним восстановлением функции пораженной конечности. Получило развитие принципиально новое направление в лечении патологии суставов — применение металлических, полимерных и металлополимерных эндопротезов различного назначения (К. М. Сиваш и др.). Так, использование эндопротезов тазобедренного сустава для лечения ложных суставов и переломов шейки бедренной кости у лиц пожилого и старческого возраста позволило по-новому подойти к решению этой сложной проблемы.

Значительны успехи и в области лечения патологии позвоночника — сколиоза, кифоза, остеохондроза. Широко внедряется в практику лечения больных остеохондрозом позвоночника метод введения папаина в межпозвоночные диски, позволяющий во многих случаях отказаться от тяжелых хирургических вмешательств. Освоены и успешно внедряются в практику методы операций при опухолях плечевого пояса, таза и бедра, позволяющих максимально сохранять функции конечности.

Бурное развитие химии полимеров нашло свое отражение и в области травматологии и ортопедии. Использование различных полимерных материалов для внешнего протезирования (корсеты, головодержатели, шинно-гильзовые аппараты) и новых шовных и перевязочных материалов дало значительный экономический эффект, намного сократило срок пребывания больного в стационаре, а в ряде случаев даже исключило необходимость в госпитализации.

Использование костных трансплантатов для реконструктивных операций является новой главой восстановительной хирургии. Аллопластические сухожилия широко применяются для восстановления связочного аппарата и сухожилий, костные трансплантаты успешно используются в лечении различных заболеваний, в т. ч. и опухолей костей, а применение консервированной кожи оказалось весьма эффективным для раннего закрытия ожоговых ран и кожных дефектов другого происхождения. Значительны достижения в изучении иммунол, аспектов некоторых патол, процессов и иммунотерапии опухолей. Развиваются медико-генетические исследования в ортопедии.

Выдающаяся роль в развитии онкологии (см.) в СССР принадлежит H. Н. Петрову, который еще в 1910 г. опубликовал первую монографию на русском языке о патологии и клинике опухолей, создал Ин-т онкологии в Ленинграде (1926), ныне его имени, и школу советских онкологов. В 1918 г. был открыт Государственный рентгенологический, радиологический и раковый ин-т в Петрограде, в 1920 г. — ин-т такого же профиля в Харькове, в том же году возобновил свою работу, прерванную в период войны и революции, организованный в 1903 г. Московский ин-т для лечения опухолей, который возглавил создатель московской школы онкологов П. А. Герцен. В 1928 г. в Харькове начал выходить журнал «Вопросы онкологии». При активном участии H. Н. Петрова создавалась государственная система организации противораковой борьбы. В 1934 г. на территории РСФСР были организованы первичные онкол, учреждения — онкологические пункты, связанные в методическом отношении с онкологическими ин-тами и клиниками и проводящие организационную, статистическую и консультационную работу на местах. В 1934 г. была создана первая в стране кафедра онкологии в Ленинградском ин-те усовершенствования врачей, к-рую возглавил H. Н. Петров. Затем такие кафедры были организованы и в других ин-тах усовершенствования врачей; теперь преподавание онкологии введено и в мед. ин-тах страны. Под руководством H. Н. Петрова создавалось многотомное руководство по онкологии.

Академик H. Н. Блохин (слева) и академик АМН СССР Л. Ф. Ларионов в лаборатории. Академик H. Н. Блохин (слева) и академик АМН СССР Л. Ф. Ларионов в лаборатории.

В исследованиях H. Н. Петрова и созданной им школы онкологов широко использовался экспериментальный метод в изучении сравнительной патологии опухолей животных и человека. В 20-х гг. ими была выявлена роль механических факторов в канцерогенезе и доказана возможность получения злокачественных метастазирующих опухолей путем зародышевых прививок. С 1939 г. H. Н. Петров и его сотр. осуществили с положительным результатом первые в Европе [после экспериментов Роффо (A. Roffo) в Аргентине] опыты по изучению канцерогенного действия солнечных лучей. В опытах на обезьянах была прослежена динамика рентгенологически уловимых изменений, характеризующих возникновение и разрастание злокачественных новообразований в костях под влиянием введения в костный мозг радиоактивных веществ. Советский гистолог Г. И. Рос-кин в 20-х гг. осуществил гетерогенные прививки в условиях блокады ретикулоэндотелиальной системы. Лишь в 40-х гг. эти прививки были положены в основу ряда работ в США. А. М. Кричевский и 3. И. Синельников создали в 1926 г. штаммовую саркому у крыс путем прививки злокачественной меланобластомы человека. И. О. Михаловским в 1926 г. впервые в мире была доказана возможность образования раковой опухоли под влиянием неорганических веществ.

В СССР насчитывается 20 научно-исследовательских ин-тов онкологического профиля, занимающихся изучением канцерогенеза, разрабатывающих методы диагностики и лечения опухолевых заболеваний. Головным учреждением является Онкологический научный центр АМН СССР, руководимый H. Н. Блохиным крупнейшее научное и леч. учреждение нашей страны. Широким фронтом проводятся онкологические исследования в Онкологическом ин-те им. H. Н. Петрова М3 СССР, Московском онкологическом ин-те им. П. А. Герцена М3 РСФСР, Ин-те медицинской радиологии АМН СССР, Научно-исследовательском ин-те онкологии и медицинской радиологии М3 БССР, Ин-те экспериментальной патологии и терапии в Сухуми. К изучению проблем онкологии привлечены также сотрудники ок. 150 учреждений страны разного ведомственного подчинения, причем наряду с медиками работают физики, химики, биологи, математики и другие специалисты.

Основными направлениями научного поиска являются раскрытие причин и механизмов возникновения опухолей, изыскание методов их диагностики, лечения и профилактики. Л. А. Зильбер сформулировал вирусогенетическую теорию возникновения рака. Его сотрудникам принадлежат известные иммунол, исследования, в частности открытие специфических опухолевых антигенов. Получены важные данные в опытах на приматах. Так, введение обезьянам препаратов крови людей, больных лейкозом, привело к возникновению у них лейкозоподобного заболевания. Выделенный при этом онкорнавирус, его характеристика, возможность горизонтальной и вертикальной передачи заболевания свидетельствуют о вирусной природе лейкозов человека.

Широкую известность получили исследования Л. М. Шабада и его сотр. по изучению канцерогенных веществ в организме человека и в окружающей его среде. Открыт ряд эндогенных канцерогенных веществ; показано, что канцерогенные вещества могут разрушаться нек-рыми штаммами почвенных бактерий и что они способны проходить через плаценту матери, увеличивая процент возникновения опухолей у потомства. Установлена принципиальная возможность «биохимической» профилактики процесса канцерогенеза посредством использования ряда хим. веществ, блокирующих связь канцерогена с нуклеиновыми к-тами. Большое значение имеют законченные работы по выделению в чистом виде белка, связывающего канцерогенные вещества, получение к этому белку антител и знание того, как он распределяется в опухолевых и нормальных клетках.

Много сделано в области диагностики, особенно ранней, злокачественных опухолей. Совершенствуются аппаратура и диагностические методы: лимфография, ангиография, томография, маммография с термографией, лапароскопия, рентгенокинематография, двойное и тройное контрастирование и т. д. Разработаны принципиально новые методы иммунол, диагностики при первичном раке печени и тератобластоме яичника.

В области терапии основное внимание уделялось разработке новых и совершенствованию существующих схем комплексного лечения опухолевых заболеваний. Советские хирурги внесли много нового в лечение рака легких, пищевода, желудка, женских половых органов, а также опухолей костной системы. Развивается новое направление — криохирургия злокачественных опухолей.

Советскими радиологами в тесном содружестве с радиобиологами, физиками и инженерами совершенствовались методы лучевой терапии злокачественных опухолей. В современных условиях лучевая терапия используется более чем у 70% онкологических больных в качестве самостоятельного леч. воздействия на опухолевый процесс или одного из компонентов комплексного и комбинированного лечения. Сформулированы принципы радикального лечения ряда локализаций злокачественных опухолей и разработаны новые методы мегавольтной лучевой терапии. Разработаны радикальные программы лечения таких неизлечимых в недалеком прошлом заболеваний, как злокачественные лимфомы. При лимфогранулематозе получен стойкий (5 лет) леч. эффект у 60—70% больных в I — II стадии заболевания. Созданы и широко внедрены в онкол, практику оригинальные методы сочетанного мегавольтного лучевого лечения рака шейки матки — наиболее распространенной злокачественной опухоли у женщин. С помощью этих методов получен стойкий эффект при I стадии у 90—95%, при II — у 70—80%, при III — у 50—60% больных. Бурному развитию лучевой терапии злокачественных опухолей способствовало создание мощной материально-технической базы, в т. ч. конструирование гамма-терапевтических установок типа Луч, Рокус, Агат, а также бетатронов и линейных ускорителей. В содружестве с математиками и физиками были разработаны принципы оптимального планирования лучевой терапии на базе использования электронно-вычислительной техники. Разработка методов с использованием гипербарической оксигенации, гипертермии и других радиосенсибилизирующих средств, а также применение корпускулярных излучений открывает перспективы дальнейшего совершенствования этого вида терапии злокачественных опухолей.

Внедрены в практику методы комплексного лечения хорионэпителиомы матки, генерализованной меланомы, рака эндометрия, лимфогранулематоза, опухоли Вильмса у детей. Использование при хорионэпителиоме матки химиотерапевтических препаратов, в частности отечественных антибиотиков рубомицина, хризомаллина и других, привело к тому, что клин, выздоровление наступает почти у всех больных этой опухолью, начавших лечение до появления метастазов, и примерно у половины больных с метастазами. Оперативное лечение в сочетании с использованием противоопухолевых препаратов позволяет добиться стойкого эффекта в лечении детей с опухолью Вильмса даже при наличии метастазов. В ранних стадиях заболевания операция, послеоперационное облучение и профилактическая химиотерапия дают клин, излечение у 60% больных.

С именем Л. Ф. Ларионова связано появление первых советских противоопухолевых препаратов, таких как новэмбихин, сарколизин, допан. В 60—70-е гг. это направление бурно развилось: было синтезировано или выделено из природных источников ок. 4000 соединений с предполагаемым противоопухолевым действием, в практику здравоохранения внедрено св. 20 противоопухолевых средств, среди которых оливомицин, рубомицин, карминомицин, фторафур, дийодбензотэф, нитрозометилмочевина и др. Механизмы действия противоопухолевых соединений продолжают изучаться. Разрабатываются методы определения индивидуальной чувствительности к химиопрепаратам, иммунол, статуса больного, комбинации лекарственных веществ друг с другом и другими методами лечения.

Получили развитие иммунол, методы лечения онкологических больных — иммунотерапия злокачественных новообразований и иммунопрофилактика рецидивов и метастазов. Разработан новый оригинальный метод иммунотерапии острого лейкоза у детей живыми криоконсервированными аллогенными лейкозными клетками. Применение этого метода позволило добиться увеличения продолжительности жизни больных детей (св. 6 лет, что значительно превышает все имеющиеся в мировой литературе данные о продолжительности ремиссии у детей при других методах лечения).

Ведутся широкие исследования по эпидемиологии рака. Большое внимание уделялось научным аспектам повышения эффективности различных форм массовых профилактических осмотров, в частности изучалась возможность использования крупнокадровой флюорографии.

Интенсивное развитие перечисленных выше научных исследований в онкологии позволило усовершенствовать методы раннего выявления опухолей и их лечения, организовать противораковую службу. Все это вместе взятое привело к тому, что в нашей стране отмечается стабилизация показателей смертности от рака среди мужчин, а среди женщин имеется определенная тенденция к снижению этих показателей.

Значительный вклад в разработку актуальных проблем акушерства (см.) и гинекологии (см.) внесли советские ученые А. П. Губарев, В. С. Груздев, М. С. Малиновский, М. А. Петров-Маслаков, Л. С. Персианинов, А. П. Николаев, H. С. Бакшеев и другие. Н. А. Цовьянов в 1928 г., т. е. в период, когда хирургическое направление в его крайних проявлениях вступило в противоречие с идеями профилактики и некоторые радикальные вмешательства были заменены щадящими, предложил получивший широкое распространение способ ручного пособия при тазовых предлежаниях плода [с незначительными изменениями этот способ был описан в 1936 г. нем. акушером Брахтом (E. F. E. Bracht)].

Большое внимание уделялось проблеме возникновения и регуляции родовой деятельности. Выяснение регуляторных механизмов сократительной деятельности матки являлось необходимой предпосылкой для профилактики недонашивания и перенашивания беременности, возникновения различных аномалий родовой деятельности, уменьшения числа оперативных вмешательств, кровотечений и предотвращения неблагоприятных исходов родов для матери и ребенка.

Научно-технический прогресс и появление новейшей аппаратуры, в том числе радиотелеметрической (для регистрации сокращений матки), разработанной в нашей стране, современные методы исследования в области морфологии, физиологии и биохимии миометрия, определение гормональных соотношений в норме и при патологии беременности и родов позволили глубже проникнуть в механизмы различных видов аномалий родовой деятельности. Было показано, что для нормального течения родов имеет большое значение общая подготовка организма женщины, готовность шейки и нижнего сегмента матки к родам, а также чувствительность миометрия к воздействию контрактильных веществ. С 1971 г. с успехом применяются простагландины с целью возбуждения и стимуляции родовой деятельности (по показаниям при любых сроках беременности).

В результате были разработаны новая тактика ведения родов и целенаправленные мероприятия, корригирующие сократительную деятельность матки.

В 70-е гг. наибольшие успехи достигнуты в области перинатологии — науки о развитии и охране плода и новорожденного. При изучении закономерностей раннего эмбриогенеза выявлены синтез серотонина и необходимость его участия в процессах раннего дробления яйца уже на стадии двух бластомеров. Изучение процессов эмбриогенеза, регулирующих механизмов развития плода, роли генетических факторов в возникновении пороков развития, значения повреждающих факторов внешней и внутренней среды, воздействия лекарственных и других хим. веществ позволило не только определить критические периоды развития плода и плаценты, но и разработать и внедрить в практику ряд рекомендаций по антенатальной охране эмбриона и плода.

В СССР широко используется на практике методика устранения патол. ацидоза у плода путем введения матери щелочных р-ров с глюкозой, а после рождения ребенка — непосредственно новорожденному. Это является первоочередным мероприятием при тяжелой асфиксии. Использование новейших гормональных методов исследования, фоно- и электрокардиографии, амниоскопии, определение кислотно-щелочного баланса позволяют систематически следить за состоянием плода во время его внутриутробного развития с первых недель беременности и до рождения, определять влияние на плод патол, процессов в организме матери, леч. мероприятий и операций в родах. Эти методы дают возможность распознать явления гипоксии и ацидоза, своевременно проводить профилактические и леч. мероприятия, контролируя их эффективность.

Значительные успехи достигнуты в изучении иммуноконфликтной беременности, в частности в антенатальной диагностике гемолитической болезни плода и в определении степени ее тяжести, что позволяет целенаправленно проводить терапевтические мероприятия и своевременно решать вопрос о времени родоразрешения женщины.

Большим достижением является разработка и применение в СССР метода электроаналгезии, позволяющего исключить или сократить до минимума применение лекарственных препаратов в акушерстве и гинекологии при многих патол, состояниях. В акушерстве используется специально созданный в СССР серийный аппарат «Электронаркон-1». Электроаналгезия оказывает нормализующее влияние при нарушениях нервной регуляции сердечной деятельности и дыхания, обезболивающее действие в послеоперационном периоде, при родах. При дискоординации сокращений матки электроаналгезия ускоряет раскрытие шейки матки и регулирует сократительную деятельность, улучшая состояние матери и плода. В гинекологии широко используются современные высокоинформативные методы диагностики — эндоскопия (гистероскопия, лапароскопия, Кульдоскопия), гинекография, радиоизотопное и ультразвуковое исследование. Применение этих методов позволяет, в частности, диагностировать на ранних стадиях опухоли и предопухолевые состояния гениталий.

Физиологическое и профилактическое направления М. в СССР получили особенно яркое выражение в педиатрии (см.), становление к-рой связано с деятельностью А. А. Киселя — автора классических работ по проблемам клиники, лечения и профилактики ревматизма и туберкулеза у детей, уделявшего особое внимание вопросам гигиены и воспитания здорового ребенка; Г. Н. Сперанского и М. С. Маслова, возглавивших изучение патологии раннего детского возраста и путей ее профилактики; В. И. Молчанова, А. Ф. Тура и ряда других советских педиатров. Исключительное значение имели труды М. А. Скворцова, заложившие основы патоморфологии детского возраста, и деятельность Т. П. Краснобаева и С. Д. Терновского — основоположников детской хирургии В СССР. Ученики С. Д. Терновского — Ю. ф. Исаков и С. Я. Долецкий возглавили крупные коллективы, осуществляющие разработку актуальных проблем хирургии детского возраста.

Советским педиатрам принадлежат исследования динамики заболеваемости детей, научная разработка форм и методов больнично-поликлинической, а также специализированной педиатрической помощи, в т. ч. недоношенным и новорожденным детям, больным рецидивирующими и хрон, заболеваниями органов дыхания, аллергическими заболеваниями, болезнями почек, желчных путей, обменными нарушениями. На основе этих исследований была разработана и внедрена в практику система пульмонологической, аллергологи-ческой, медико-генетической службы и др., в частности созданы специализированные центры.

Значительны достижения в изучении физиол, особенностей организма, роли возрастного фактора и влияния окружающей среды на развитие ребенка, процессы роста. Система физического воспитания детей дошкольного возраста, разработанная советскими педиатрами и физиологами, получила широкое применение и легла в основу построения работы детских учреждений как в нашей стране, так и в зарубежных странах. Эта система базируется прежде всего на изучении развития в. н. д. ребенка и постоянно совершенствуется на основе новых научных данных.

Для характеристики показателей развития ребенка разработаны специальные физиологические, Электрофизиологические и поведенческие критерии, рекомендованы для исследований набор этих критериев и подход к их анализу. Новым направлением явилось изучение закономерностей становления эмоциональных реакций у детей. У станов-лено, что сроки появления некоторых эмоций могут быть использованы в качестве критериев оценки возрастной нормы, а также уровня адаптации ребенка к окружающей среде.

Академик АМН СССР Г. Н. Сперанский (в центре) с учениками. Академик АМН СССР Г. Н. Сперанский (в центре) с учениками.

В нашей стране впервые разработаны и апробированы леч. рационы, предназначенные для коррекции метаболических расстройств у детей с наследственной патологией аминокислотного (Фенилкетонурия, гистидинемия, гомоцистинурия) и углеводного (галактемия, галактоземия) обмена (В. А. Таболин и др.). Внедрены в практику новые продукты — заменители женского молока, предназначенные для вскармливания детей раннего возраста; обогащенные пищевые концентраты, рекомендуемые для детского питания; диетические безбелковые хлебобулочные изделия, обогащенные полно ценным белком крупы для питания школьников.

Разработка основ физиологии и патологии раннего детского возраста позволила обосновать и внедрить в жизнь комплекс эффективных мероприятий по снижению ранней детской смертности.

Клинико-экспериментальные исследования 60—70-х гг. позволили выяснить особенности внутриутробного развития, взаимоотношений организма матери и плода, влияния на развивающийся плод различных факторов внутренней и внешней среды. Так, были выявлены влияния эндокринной патологии матери на развитие плода, значение различных токсических, в т. ч. лекарственных, инфекционных влияний, особенно в так наз. критические периоды развития плода.

Успешно изучаются вопросы родовой травмы у новорожденных и ее последствий, разрабатываются принципы терапии и профилактики поражений мозга при асфиксии плода, при наиболее часто встречающихся заболеваниях матери и наследственных заболеваниях обмена веществ. С целью ранней диагностики внутричерепной родовой травмы предложен ряд новых методов. Среди них наиболее доступными являются ликвородиагностические: измерение внутричерепного давления и определение в цереброспинальной жидкости уровня общего белка, сахара, хлоридов, железа, ферментов гликолиза. Определенную значимость имеют также методы рео-, электро-, эхоэнцефалографии, с помощью которых можно судить о состоянии мозгового кровообращения, определять локализацию повреждения при кровоизлиянии в мозг. Эти методы широко применяются не только в научных, но и в профилактических леч. учреждениях. Апробированы и внедрены в практику методы интенсивной терапии при тяжелой гипоксии у детей с большим сроком недоношенности. Установлена нецелесообразность использования гипербарической оксигенации в этом периоде. Важное значение при выхаживании детей, перенесших асфиксию и внутричерепную родовую травму, придается строгому соблюдению режима охранительного торможения.

Значительная часть научных исследований была посвящена гнойно-септическим и инфекционным болезням у новорожденных, занимающим важное место в перинатальной патологии. Установлено, что возникновению септического процесса, его тяжелому течению, особенно у недоношенных детей, способствуют факторы, отрицательно влияющие на внутриутробное развитие плода. Наибольшую опасность представляют инфекционно-воспалительные заболевания матери, прежде всего инфекция мочеполовых путей. Установлена роль в этиологии сепсиса не только стафилококковой микрофлоры, к-рой многие годы придавалось наибольшее значение, но и кишечной палочки, а также сочетания различных микроорганизмов. Это обусловливает своеобразие клиники сепсиса, протекающего на фоне резко выраженного дисбактериоза.

Изучение различных аспектов аллергических заболеваний позволило разработать принципы диагностики поллинозов, пищевой и лекарственной аллергии; показать возможность использования аллергенов неинфекционного происхождения для диагностических целей путем постановки кожных проб и провоцирующих тестов; установить, что аллергические заболевания являются наследственно обусловленными, причем наследование идет по аутосомно-рецессивному типу. В патогенезе аллергических заболеваний большую роль играет снижение показателей неспецифического иммунитета, особенно выраженное при бронхиальной астме и экземе в период обострения. Показана роль аутоаллергических реакций в патогенезе этих болезней, а также связь нарушений со стороны нейрогуморальной системы с фазами аллергического заболевания и тяжестью его течения. Выявлены значительные нарушения глюкокортикоидной функции коры надпочечников, изменение активности ферментов, снижение ресинтеза АТФ, нарушение аминокислотного состава, изменение баланса электролитов. Разработаны наиболее рациональные методы специфической и неспецифической гипосенсибилизации, а также вопросы питания, режима и физического воспитания детей, страдающих аллергическими заболеваниями.

Большие успехи достигнуты в изучении методов интенсивной терапии, реанимации и в разработке комплексной терапии больных с тяжелыми степенями дыхательной недостаточности — управляемое дыхание, введение щелочных смесей, бронхоскопия и т. д. В разработке этих методов активное участие приняли детские хирурги, явившиеся во многих клиниках инициаторами создания соответствующих палат и отделений. Совершенствованию лечения этих состояний способствовали разработка и внедрение в практику педиатрических учреждений страны методов посиндромной терапии. Большое количество исследований проводилось в направлении изучения причин, способствующих переходу острой пневмонии в затяжную и хроническую. Было показано, что морфол. основой истинной хрон, пневмонии является ограниченный пневмосклероз, сопровождающийся стойкими деформациями бронхиального дерева. В отдельную группу были выделены рецидивирующие бронхиты, затяжные пневмонии, пороки развития легкого. Благодаря накоплению новых фактов и уточнению особенностей отдельных форм заболеваний этой группы стало очевидным, что объединение всех их под диагнозом «хроническая пневмония» не обосновано. С одной стороны, это приводит к гипердиагностике хрон, пневмонии, а с другой — не дает возможности выделить и диагностировать ряд самостоятельных форм затяжных, рецидивирующих и хронических заболеваний органов дыхания. Значительное внимание уделялось проблеме консервативного и хирургического лечения хрон, пневмонии и организации диспансерного наблюдения за контингентом этих больных.

Благодаря усилиям педиатров и ревматологов создана система поэтапного лечения ревматизма у детей и широко внедрена в практику его профилактика, что позволило резко снизить показатели заболеваемости и частоту неблагоприятных исходов. Успеху во многом способствовало создание кардиологических центров при детских поликлиниках, подготовка кадров детских ревматологов.

Наблюдается активизация исследований по проблеме сосудистых дистоний у детей п подростков. Установлено нарушение взаиморегуляции деятельности сердца и сосудов, что свидетельствует о значении неврогенного фактора в генезе заболевания. Подробные наблюдения в различных климатогеографических зонах помогают не только выявлению контингента детей с начальными формами гипертензивных состояний, но и выяснению эпидемиологии гипертонической болезни — установлению уровня ее распространенности и связи с различными факторами окружающей среды.

Успехи в борьбе с детскими инфекциями являются одной из ярких страниц истории советской М. Значительно снизилась смертность от всех детских инфекций; от кори, скарлатины, коклюша она уменьшилась в десятки раз. Значительно изменилась структура инф. заболеваемости детей: на первое место выступают респираторно-вирусные инфекции, инфекционный гепатит. На основе многих достижений патофизиологии, вирусологии и иммунологии проведено углубленное изучение закономерностей инф. процесса, неспецифического иммунитета и аллергии при острых детских инфекциях.

Большое научное значение имеют исследования, в итоге которых выявлены закономерности продукции интерферона при респираторных вирусных инфекциях у детей, что углубляет наши знания о патогенезе и уточняет представление о защитных механизмах организма в возрастном аспекте. Установлена эффективность профилактического и леч. использования лейкоцитарного интерферона при респираторных вирусных инфекциях.

Достижения в борьбе с рядом детских инфекций во многом обязаны массовому проведению иммунопрофилактики. Так, разработанная советскими учеными эффективная противокоревая вакцина позволила резко снизить заболеваемость корью. Расширены представления о разностороннем влиянии вакцинации на различные физиол, функции организма, уточнены представления о патогенезе поствакцинальных осложнений и разработаны методы их профилактики. Предложены и внедрены в практику иммунизации методы щадящей вакцинации для детей с условными противопоказаниями.

Основные направления исследований в гематологии детского возраста — изучение вопросов этиологии и патогенеза болезней крови на клеточном и молекулярном уровне и разработка методов патогенетической терапии. Достигнуты определенные успехи в изучении лейкозов. Дана медико-географическая характеристика р-нов повышенного распространения лейкозов. Разработаны схема химиотерапии острого лейкоза, принципом к-рой является учет селективного действия различных препаратов на отдельные фазы митотического цикла лейкемических клеток, метод иммунотерапии острого лейкоза, позволяющий путем активной иммунизации аллогенными лейкозными клетками в дополнение к химиотерапии достигнуть возможности удлинения ремиссии и снижения доз цитостатиков. Успешно изучаются проблемы детской нефрологии и урологии, детской хирургии.

Становление невропатологии и психиатрии в нашей стране шло под влиянием материалистической физиологии И. М. Сеченова, H. Е. Введенского, А. А. Ухтомского, И. П. Павлова. Другой характерной чертой было исключительное внимание к морфол, субстрату, лежавшему в основе нервных болезней. Ярким представителем психоневрологии как области М., сочетающей клинику с морфологией и физиологией, был В. М. Бехтерев (см. Медицина в 19 — начале 20 в.). Выдающуюся роль в истории отечественной и мировой неврологии сыграли также основоположник отечественной детской невропатологии Г. И. Россолимо, Л. О. Даркшевич, Л. С. Минор, М. Б. Кроль, А. М. Гринштейн, Н. В. Коновалов и др.

Советская неврологическая школа пользуется всеобщим признанием и высоким авторитетом. Большое влияние на развитие неврологии оказали фундаментальные исследования в области нейрофизиологии, нейрогистологии и патоморфологии, в т. ч. классические исследования Л. А. Орбели об адаптационной роли симпатической нервной системы и мозжечка, А. Г. Иванова-Смоленского — о патологии двух сигнальных систем, П. К. Анохина — о системной деятельности мозга, а также учение А. Д. Сперанского о нервной трофике. В ряде капитальных трудов И. В. Давыдовского и др. были освещены вопросы патоморфологии нервной системы. С. А. Саркисов и И. Н. Филимонов создали уникальный атлас цитоархитектоники мозга. Большую роль в развитии невропатологии сыграли исследования по биохимии мозга (А. В. Палладии и его школа, Г. Е. Владимиров и др.), по проблеме синапсов и межневральных связей (А. Д. Зурабашвили, Н. И. Гращенков и др.), разработка эволюционного направления в трудах М. И. Аствацатурова, Е. К. Сеппа.

Основными теоретическими проблемами клин, неврологии являются изучение локализаций функций в мозге и дальнейшее формирование представления об их системной организации, вопросы компенсации и мобилизации физиол, мер защиты, роль эмоционального стресса.

Важнейшей проблемой клин, неврологии являются сосудистые заболевания нервной системы в связи с их большой распространенностью и тяжестью течения. Разносторонние исследования нарушения мозгового кровообращения проводятся в Ин-те неврологии АМН СССР под руководством Е. В. Шмидта. Большое внимание уделяется состоянию окольного мозгового кровообращения. Установлено, что последствия закупорки мозговых сосудов определяются прежде всего возможностями коллатерального кровообращения. Усовершенствование современных методов исследования мозгового кровообращения в клинике привело к уточнению представлений о патологии мозговой гемодинамики и о связи ее с изменениями метаболизма мозга, что расширило диагностические возможности. При этом немалую роль сыграли экспериментальные работы по моделированию различных патол, состояний. Особое значение для дальнейшего прогресса в лечении сосудистых заболеваний мозга имели исследования, установившие роль магистральных артерий головы в нарушении мозгового кровообращения, что позволило оперативным путем восстанавливать полноценный кровоток в атеросклеротически суженных сосудах, устранять опасность возникновения эмболий. Такие операции стали достоянием многих хирургических клиник. Среди других достижений в изучении этой проблемы следует отметить создание классификации сосудистых поражений нервной системы, разработку метода прогнозирования исходов геморрагических инсультов и новых методов диагностики и лечения больных с сосудистой патологией мозга.

Труды основоположника отечественной нейрогенетики С. Н. Дави-денкова оказали влияние на развитие этого раздела науки не только в СССР, но и за рубежом. Достижения в области биологических наук позволили качественно поднять уровень исследований проблемы наследственных заболеваний нервной системы. Большое научное и практическое значение имеют проведенные советскими учеными исследования в области нейроинфекций, таких, как клещевой энцефалит, гриппозные поражения нервной системы, полисе зонные энцефалиты, лептоменингиты. Сформулированы новые концепции этиологии и патогенеза переднего подострого полиомиелита и бокового амиотрофического склероза. В частности, доказана роль вируса в этиологии бокового амиотрофического склероза. Эти исследования имеют принципиальное значение, т. к. они являются существенным шагом вперед в раскрытии природы других хрон, инфекций нервной системы. Благодаря этим исследованиям сформировалось учение о «медленных» вирусных инфекциях, к-рое интенсивно разрабатывается. Советские невропатологи и психиатры разработали ряд психотерапевтических методов и систем лечения неврозов. Значительны успехи в области нейроонкологии, детской невропатологии и нейрогериатрии, в изучении травм нервной системы, эпилепсии.

Академик АМН СССР Е. В. Шмидт с сотрудниками. Академик АМН СССР Е. В. Шмидт с сотрудниками.

Большое влияние на становление и развитие советской психиатрии (см.) оказали исследования В. М. Бехтерева; одного из основоположников «малой психиатрии» П. Б. Ганнушкина; основоположников детской психиатрии и психогигиены в СССР В. П. Осипова и В. А. Гиляровского; О. В. Кербикова, А. В. Снежневского и др. Создание после Великой Октябрьской социалистической революции государственной системы больничной и внебольничной психиатрической помощи явилось важным событием, оказавшим серьезное влияние на дальнейшие пути развития советской психиатрии. Основываясь на материалистическом принципе единства биологического и социального в норме и патологии, советские психиатры ставили своей целью применение всех возможных мер медицинского и социального характера для лечения и социальной реабилитации психически больных. Достигнуты значительные успехи в развитии основных разделов научной психиатрии — общей психопатологии и клиники эндогенных и экзогенных психозов, детской и геронтопсихиатрии, пограничной психиатрии.

В области общей психопатологии наиболее продуктивно развивалась концепция об уровнях психических расстройств как обобщение и дальнейшее развитие учения о психопатол. синдромах. Изучение шизофрении — одного из наиболее распространенных психических заболеваний — привело к созданию оригинальной классификации, дающей возможность врачу со значительно большей, чем прежде, степенью вероятности на ранних этапах манифестации прогнозировать последующее течение болезни, ее социальные последствия (выделение приступообразных, приступообразно-прогредиентных и непрерывно-прогредиентных форм течения). Советскими психиатрами была сформулирована гипотеза мембранотропных механизмов, лежащих в основе биол, нарушений при этом заболевании. Разработана типология основных клин, форм шизофрении детского возраста, установлены особенности их клиники и психопатологии в разные возрастные периоды, уточнен ряд диагностических и прогностических критериев заболевания. При исследовании эпилепсии у детей установлены взаимоотношения пароксизмальных и непароксизмальных расстройств, разработаны новые рекомендации по вопросам лечения и реабилитации детей с учетом клин, форм эпилепсии.

Углубленно изучались алкогольные психозы; выделены атипичные их формы (алкогольный параноид и др.); изучены закономерности течения, описаны стадии их развития от начальных до энцефалопатических.

Разработка симптоматологии стадий алкоголизма имеет большое значение для правильного выбора терапевтических и социальных мероприятий. Появились новые формы организации наркологической помощи, при к-рой лица, страдающие хрон, алкоголизмом, в процессе лечения привлекаются к систематическому труду.

Новым разделом является психофармакология (см.). Полученные в этой области результаты позволяют рассматривать фармакокинетические исследования в психиатрии как наиболее перспективные направления современной психофармакологии.

На основе применения классических гистол, методов исследования и внедрения новых методических приемов (трансмиссионной электронной микроскопии, электронной цитохимии, метода культуры нервной ткани, морфометрии и др.) были развернуты исследования по изучению ультраструктурные и цитохимических особенностей мозга при отдельных формах психозов.

Советские дерматовенерологи внесли значительный вклад в разработку организационных основ борьбы и методов диагностики и лечения сифилиса, в развитие функц, направления в дерматологии (см.). Организованный в 1921 г. Государственный венерологический ин-т сыграл важную роль как научно-методический центр борьбы с вен. болезнями и в подготовке квалифицированных кадров дерматовенерологов. Успехи в изучении вопросов патогенеза, диагностики, клиники и лечения сифилиса, физиологии кожи, роли нервной системы в патогенезе дерматозов, в разработке методов их диагностики, лечения и профилактики связаны с именами П. В. Никольского, Т. П. Павлова, П. С. Григорьева, О. Н. Подвысоцкой, П. В. Кожевникова С. Т. Павлова, Л. Н. Машкиллейсона, Г. И. Мещерского, Н. С. Смелова, Н. А. Торсуева, О. К. Шапошникова и др. Систематические исследования по проблеме грибковых заболеваний кожи способствовали формированию оригинальной советской школы микологов.

Развитие урологии в СССР проходило в тесной связи со становлением смежного раздела клиники внутренних болезней — нефрологии (см.). Большую роль в развитии урологии (см.) наряду с С. П. Федоровым сыграли Б. Н. Кольцов, предложивший методы простатэктомии и операции на уретре; П. Д. Соловое, А. В. Вишневский, разработавшие оригинальные пластические операции при стриктурах уретры; А. В. Мартынов, С. Р. Миротворцев, предложившие методы пересадки мочеточников в кишечник; Р. М. Фронштейн, исследования к-рого способствовали успешной разработке методов лечения и профилактики гонореи; Б.М. Мыш, A. П. Фрумкин, А. Я. Пытель, Н. А. Лопаткин и др.

Развитие оториноларингологии (см.) связано с деятельностью коллективов ученых, которые возглавляли В. И. Воячек, Л. И. Свержевский, М. Ф. Цытович, Л. Т. Левин, Б. С. Преображенский, В. Ф. Ундриц, А. Г. Лихачев, В. К. Трутнев и др. К наиболее существенным достижениям советских оториноларингологов во второй половине

20 в. относятся разработка эффективных слухоулучшающих операций (фенестрация лабиринта, операции на стремечке, тимпанопластика; К. Л. Хилов, А. И. Коломийченко, Н. А. Преображенский, С. Н. Хечинашвили и др.), достоверных аудиологических тестов дифференциальной диагностики, совершенного калибровочного устройства для аудиометров; новые данные о развитии токсического кохлеарного неврита и хрон, гнойного отита у взрослых и детей, о проницаемости гематолабиринтного барьера, диагностике субъективного шума в ушах. Существенны достижения и в области диагностики, лечения и профилактики болезней верхних дыхательных путей.

Изучены особенности грибковых поражений носоглотки, внедрены в практику щадящие методы диагностики, разработаны методы эндоназальной специфической и неспецифической гипосенсибилизации. Установлены эффективность криотерапии и хирургического воздействия ультразвуком.

Академик Е. И. Чазов на консультации. Академик Е. И. Чазов на консультации.

Успехи, достигнутые в области офтальмологии (см.), связаны с созданием крупных офтальмологических научно-исследовательских учреждений (ин-ты глазных болезней в Москве, Ленинграде, Одессе, Харькове, Всесоюзный научно-исследовательский ин-т глазных болезней М3 СССР), с деятельностью М. И. Авербаха, В. П. Одинцова, B. П. Филатова и их многочисленных учеников. За годы Советской власти проведена огромная работа но борьбе с трахомой. Под руководством А. С. Савваитова коллективами трахоматозных ин-тов в Казани, Уфе и Чебоксарах были разработаны эффективные методы лечения и ранней диагностики трахомы, способствовавшие ликвидации ее как массового заболевания. В. П. Филатов разработал методы кератопластики и тканевой терапии, широкое применение которых спасло от слепоты многие тысячи больных. А. А. Колен, Н. А. Пучковская, А. Я. Самойлов, Т. Ерошевский предложили оригинальные методы хирургического лечения травм глазного яблока, внутриглазничных, орбитальных и кожных пластических операций.

Переход на операции под микроскопом создал качественно новую глазную хирургию. Микрохирургические методы применяются при глаукоме, отслойке сетчатки, близорукости и т. д. Многие операции (при катаракте, пересадка роговицы и др.) пережили «второе рождение». В глазной микрохирургии используются глазные иглы размером примерно с человеческую ресницу и шовный материал диаметром в сотые доли миллиметра. Одним из создателей микрохирургического направления в офтальмологии является М. М. Краснов. Ему также принадлежит разработка новых принципов хирургии глаза с использованием различного типа лазеров, патогенетического подхода к хирургическому лечению глаукомы, первые в СССР исследования по хирургическому лечению высокой степени близорукости. Им впервые в СССР произведена имплантация искусственного хрусталика. Новой областью глазной хирургии являются операции на стекловидном теле, при так наз. безнадежных бельмах роговицы имплантируют искусственную роговицу из пластмассы. Т. о., важная проблема офтальмологии — слепота в результате поранения оптического аппарата глаза становится по существу научно решенной. С. Н. Федоровым разработаны оригинальные искусственные хрусталики глаза и ряд микрохирургических опе раций на органе зрения.

Зубоврачевание в дореволюционной России превратилось в СССР в научную дисциплину и многопрофильную специальность — стоматологию (см.), включающую терапевтическую, хирургическую, ортопедическую, детскую стоматологию. Ее становлению способствовали труды П. Г. Дауге, положившего начало санации полости рта как методу оздоровления всего организма, А. И. Евдокимова и Д. А. Энтина, исследования которых по проблеме патогенеза пародонтоза легли в основу последующей разработки системы лечения этого заболевания. И. Г. Лукомский впервые применил фтор в качестве средства против кариеса зубов. Основоположники челюстно-лицевой хирургии в СССР А. Э. Рауэр, А. А. Лимберг, Н. М. Михельсон, Ф. М. Хитров разработали оригинальные методы пластических операций на лице. В 60-е гг. укрепляется материальная база стоматологии: создается Центральный научно-исследовательский ин-т стоматологии, открываются новые стоматологические ф-ты мед. ин-тов, что позволяет развернуть исследования с участием кафедр различного профиля. В конце 60-х гг. на основе широких эпидемиологических, клинических и экспериментальных работ была создана современная концепция патогенеза кариеса зубов. К числу достижений стоматологии в СССР относится разработка системы организации стоматол. помощи детям, в т. ч. диспансерного наблюдения и реабилитации детей с врожденными дефектами губ, неба, носа. На основе расшифровки многих патогенетических звеньев кариеса зубов предложены эффективные меры его профилактики и лечения. Применяются метод трансиллюминации для диагностики начального и поверхностного кариеса, новые медикаменты для лечения пульпитов и периодонтитов, новые пломбировочные материалы, методы комплексной патогенетической терапии заболеваний пародонта, включающие местные воздействия, физиотерапию, ортопедические и хирургические способы, уход за полостью рта. Значительны достижения в изучении этиологии и патогенеза заболеваний слизистой оболочки полости рта. Установлена вирусная природа острого афтозного стоматита, предложены методы патогенетической терапии. Значительное число исследований посвящено совершенствованию методов диагностики и лечения хирургических стоматол, заболеваний: воспалительных одонтогенных заболеваний, травм, врожденных и приобретенных деформаций, опухолей и др.

За две трети века советской М. пройден огромный путь. Ее достижения наглядно свидетельствуют о том, какие возможности для развития мед. науки и практики создают социально-экономические условия социалистического об-ва, сколь плодотворно влияние методологии диалектического материализма на решение фундаментальных, клинических и социальных проблем М. Выдающиеся успехи советского здравоохранения и советской М. ныне признаны во всем мире. Об этом свидетельствует и постоянно растущий объем сотрудничества СССР в области научных медико-биологических и медицинских исследований, широкое привлечение советских ученых к деятельности международных научных мед. организаций, конгрессов, симпозиумов и др.

Состоявшаяся в сентябре 1978 г. в Алма-Ате международная конференция по проблемам первичной медико-санитарной помощи, президентом к-рой был избран министр здравоохранения СССР Б. В. Петровский, еще раз наглядно продемонстрировала перед всем миром преимущества советской М. и социалистического здравоохранения, мудрость и высокую гуманность политики КПСС в области охраны здоровья. «Советский Союз,— писал тов. Л. И. Брежнев, обращаясь к участникам Алма-Атинской конференции,— разделяет чаяния всех народов, особенно развивающихся стран, стремящихся к ликвидации в мире массовых заболеваний, голода и нищеты. Мы активно участвуем в международных мероприятиях, направленных на решение проблем оказания медицинской помощи населению стран мира...» («Правда», 7/IX 1978 г.).

По мере развития здравоохранения и мед. науки, роста их кадрового и материально-технического потенциала все более усложняются задачи М. Перед учеными-медиками поставлены цели познать сущность интимных процессов, лежащих в основе жизнедеятельности, механизмов обеспечения здоровья и возникновения патологических процессов, и на этой глубоко научной основе разработать новые высокоэффективные методы и средства предупреждения, лечения и раннего обнаружения различных, особенно имеющих широкое распространение болезней человека. Поэтому не случайно, что основными направлениями развития народного хозяйства СССР на 1976— 1980 гг. было предусмотрено: «усилить исследования в области молекулярной биологии, физиолого-биохимических и иммунологических основ жизнедеятельности человеческого организма с целью ускорения решения важнейших медико-биологических проблем борьбы с сердечно-сосудистыми, онкологическими, эндокринными, вирусными и профессиональными заболеваниями, болезнями нервной системы. Продолжить исследования проблем улучшения и оздоровления условий труда, а также рационального питания». «Шире внедрять в медицинскую практику достижения современной науки, новые методы диагностики и лечения. Усилить профилактику заболеваний» (Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976, с. 215, 220).

Для реализации этих задач в десятой пятилетке были увеличены ассигнования на проведение научных исследований в области биологии и медицины, расширены существующие и созданы новые научно-исследовательские учреждения, осуществлены меры по дальнейшему улучшению планирования и координации научно-исследовательской работы и внедрению ее результатов в практику. КПСС и социалистическое государство не считается ни с какими затратами, когда речь идет об охране здоровья. В этом сущность социальной политики партии, к-рая особенно четко выражена с трибуны XXV съезда КПСС Генеральным секретарем ЦК КПСС тов. Л. И. Брежневым: «Среди социальных задач нет более важной, чем забота о здоровье советских людей» (Л. И. Брежнев, Материалы XXV съезда КПСС, М., 1976, с. 41). Этот ленинский курс социальной политики, начавшийся в октябре 1917 г. и оставшийся незыблемым до настоящего времени, выражает непреклонную волю нашей партии обеспечить высокий уровень благосостояния всего народа, сделать каждого человека свободным, здоровым и счастливым, построить на земле общественный строй, несущий «с собой мир, свободу, равенство и благосостояние всему трудовому человечеству» (Л. И. Брежнев, Ленинским курсом, т. 6, с. 598). Такой курс социальной политики служит залогом дальнейшего расцвета советской медицинской науки и здравоохранения.

История медицины как научная дисциплина и предмет преподавания

История медицины — научная дисциплина, изучающая развитие медицины на всех этапах — от возникновения в форме первобытной народной медицины и до современного состояния. Она преподается в мед. вузах СССР. Поскольку история медицины представляет собой раздел мед. науки, непосредственно связанный с исторической наукой, в СССР ее методологической и теоретической основой является марксистско-ленинское учение о природе и обществе; диалектический и исторический материализм. На близких советским историкам медицины позициях стоят и некоторые буржуазные исследователи.

Так, напр., Г. Сигерист писал, что основные закономерности истории медицины вытекают «из основных функций социальной жизни, производства, распределения и потребления».

Различают общую и частную историю медицины. Первая изучает узловые проблемы и направления развития М. в их связи с естествознанием и философией, особенности М. отдельных цивилизаций, стран и регионов, деятельность ученых и научных школ, оказавших влияние на ход развития М. в целом, вопросы мед. историографии. Исследуя многовековую историю положения врача в об-ве, взаимоотношений врача и больного и врачей между собой, история медицины сближается с деонтологией (см. Деонтология медицинская). Вопросы общей истории медицины как предмета преподавания излагаются студентам на кафедрах (курсах) истории медицины. Частная история медицины изучает историю отдельных мед. дисциплин, развитие конкретных проблем, направлений, научных школ в рамках данной дисциплины. Соответственно, частная история медицины как предмет научного исследования и преподавания входит в компетенцию представителей соответствующей области науки и врачебной специальности (терапевтов, хирургов, физиологов и т. д.).

Отечественная история медицины имеет богатые традиции. Еще в 20-х гг. 19 в. в Московском ун-те Н. Д. Лебедев первый избрал ее своей основной специальностью и стал читать систематический курс лекций (с 1825 по 1835 г.) по общей истории медицины. Отдельные циклы лекций по частной истории медицины читались и ранее Ф. И. Барсук-Моисеевым — по истории медицинской литературы, Д. М. Страховым — по истории анатомии и т. д. Лекции Н. Д. Лебедева в 1827 г. были изданы в качестве учебника. Ему же принадлежит и одно из первых определений истории медицины как научной дисциплины: «История не биография и не библиография, существенно не состоит ни в простом жизнеописании славнейших врачей, ни в сухом вычислении и оценке всех их творений, но в поучительном исследовании происхождения и перемен врачебной науки». Огромный фактический материал был собран В. М. Рихтером и стал основой его трехтомного труда «История медицины в России» (1814— 1820), содержавшего, однако, много ошибочных исторических оценок. Самостоятельная кафедра истории и энциклопедии М. создана на мед. ф-те Московского ун-та в 1884/85-м учебном году. Под руководством Л. 3. Мороховца она стала ведущим научным и учебным центром по истории медицины в России. Л. 3. Мороховцу принадлежит оригинальный труд «История и соотношение медицинских знаний» (1903), по его инициативе в 1900 г. был открыт первый в России Музей истории и энциклопедии медицины, стали издаваться историко-медицинские труды, в т. ч. М. Ю. Лахтина и других его учеников. Центрами отечественной историко-медицинской мысли были также петербургская ВМА (Л. Ф. Змеев, Г. Г. Скориченко-Амбодик, Я. А. Чистович), Харьковский (В. П. Крылов) и некоторые другие ун-ты. К концу 19 в. специальные кафедры истории медицины были учреждены в Вене, Лейпциге, Цюрихе, Риме, Падуе и других университетских центрах Западной Европы.

В 1935 г. в 1-м ММИ И. Д. Страшуном была организована первая советская кафедра истории медицины, к-рая стала центром организационно-методической работы и научных исследований по истории медицины в стране. В последующем самостоятельные кафедры истории медицины были созданы в ряде других мед. вузов (в остальных имеются курсы истории медицины). Становление советской истории медицины сопровождалось изданием трудов классиков отечественной и мировой М.; особую роль сыграли переводы и издание на русском языке трудов Гиппократа, Ибн-Сины, А. Везалия, У. Гарвея, Дж. Фракасторо, Б. Рамаццини и др., осуществленные при участии К. М. Быкова, В. Н. Терновского, Б. Д. Петрова, П. Е. Заблудовского и других видных специалистов в области истории медицины. Источниковедение как основа историко-медицинских исследований обогатилось составленной Д. М. Российским (1956) обширной библиографией «История всеобщей и отечественной медицины и здравоохранения (996— 1954 гг.)», включившей ок. 9000 названий, и работой Н. А. Богоявленского «Древнерусское врачевание в XI — XVII вв. Источники для изучения русской медицины» (1960), в к-рой приведен список древних рукописей мед. содержания с указанием мест их хранения. Наряду с многочисленными исследованиями, посвященными различным этапам и формам дореволюционной М. (напр., народная М., общественная М.), ее развитию у отдельных народов, населяющих территорию СССР (напр., труды Л. А. Оганесяна по истории медицины в Армении), а также выдающимся деятелям М., советским историкам медицины принадлежат ценные труды, посвященные изучению медицины и здравоохранения в СССР (М. И. Барсуков и др.). Среди трудов по частной истории медицины должны быть отмечены «Очерки по истории физиологии в России» X. С. Коштоянца (1946), труды Ф. Р. Бородулина, А. Г. Гукасяна, A. Г. Лушникова по истории отечественной клиники внутренних болезней, «История русской хирургии» B. А. Оппеля (1923), «История психиатрии» Ю. В. Каннабиха (1929) и т. д.

Ведущим научно-исследовательским учреждением по истории медицины в СССР является отдел истории медицины Ин-та социальной гигиены и организации здравоохранения им. Н. А. Семашко, который с 1949 г. возглавляет Б. Д. Петров. Выполняя актуальную задачу создания первого советского учебника по истории М., коллектив авторов опубликовал в 1964 г. первый выпуск руководства (под ред. Б. Д. Петрова), посвященного всеобщей истории М., вскоре переведенный на немецкий и китайский языки. Богатые коллекции материалов по истории медицины собраны в Музее истории медицины им. П. Я. Страдыня в Риге (см. Музей истории медицины), в Военно-медицинском музее МО СССР в Ленинграде и ряде других музеев, мемориальных музеев, домов-музеев в различных городах и р-нах страны (см. Музеи медицинские). Среди зарубежных ин-тов и музеев истории медицины наиболее известны Ин-т им. К. Зудгофа в Лейпциге, Уэллкомовский ин-т в Лондоне, Ин-т при Ун-те Дж. Гопкинса в Балтиморе, Ин-т и библиотека истории медицины в Будапеште. Советские специалисты по истории медицины объединены во Всесоюзное научное об-во историков медицины (с 1946 г.), к-рое проводит всесоюзные конференции и съезды (первый съезд состоялся в 1973 г.). Национальные объединения историков медицины существуют и в других социалистических и капиталистических (США, Великобритания, Франция, Аргентина, Бразилия и др.) странах. Советские историки медицины участвуют в работе международных конгрессов по истории медицины (с 1920 по 1978 г. состоялось 26 конгрессов). В 1962 г. основана Международная академия истории медицины. В СССР результаты исследований по вопросам общей истории медицины публикуются в журналах «Советское здравоохранение», «Советская медицина»; по вопросам частной истории медицины — в специальных научных мед. журналах.

Остальные разделы статьи "Медицина":

  1. Введение
  2. Возникновение медицины и ее развитие в первобытном обществе
  3. Традиционная медицина народов Африки
  4. Медицина древних цивилизаций
    1. Медицина цивилизаций Древнего Востока
    2. Медицина цивилизаций древней Америки
    3. Медицина античного мира
  5. Медицина в феодальном обществе
  6. Медицина Нового времени (17—18 вв.)
  7. Медицина 19 века
  8. Медицина 20 века
  9. Медицина народов СССР
    1. Медицина народов Закавказья
    2. Медицина народов Средней Азии
    3. Медицина народов, населявших европейскую часть СССР в эпоху феодализма
    4. Медицина в России в 17 веке
    5. Медицина в России в 18 веке
    6. Медицина в России в первой половине 19 века
    7. Медицина в России во второй половине 19 — начале 20 века
  10. Медицина в СССР

Источник: http://xn--90aw5c.xn--c1avg/index.php/МЕДИЦИНА_В_СССР



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

МЕДИЦИНССР Большая Медицинская Энциклопедия Поделка кораблик своими руками из бумаги аппликация

Планы мероприятий поэтапного внедрения гто Планы мероприятий поэтапного внедрения гто Планы мероприятий поэтапного внедрения гто Планы мероприятий поэтапного внедрения гто Планы мероприятий поэтапного внедрения гто Планы мероприятий поэтапного внедрения гто Планы мероприятий поэтапного внедрения гто

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ